СЕКРЕТ ПОЛИШИНЕЛЯ.

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Сказки от Эльфики  (Прочитано 17382 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #15 : 11 Декабря, 2011, 17:32:45 »

Lessa? ,благодарю тебя! poseluy1 я убедилась лишний раз? что не надеюсь, а всё таки верю!! но добить "надежду" конечно не помешает ulybka6

Магдалена,  poseluy2 и я тебя Благодарю ulybka6!
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #16 : 12 Декабря, 2011, 22:05:30 »

УКРАДЕННОЕ СЧАСТЬЕ - сказка от Эльфики

С Таисией несчастье стряслось – не приведи Господь. У Таисии счастье украли. А счастьем для нее был муж Павел Петрович, Пашенька, Павлуша. И вот не стало у нее счастья – украла-увела гадюка, разлучница, змея подколодная, красотка драная, по имени Снежана – Таисия все вызнала-выведала, и даже видела их вместе, причем неоднократно.

Конечно, со Снежаной этой ей равняться не приходилось – та лет на 10 помоложе и вся холеная, как кошечка породистая. А если рассудить – так кошечка поганая, по-другому и не скажешь. Это ж надо – чужого мужа из семьи переманивать, деток без отца оставлять???

Если честно – так с Павлушей у Таисии проблем всегда было выше крыши. Подолгу работать на одном месте он не любил, а новую искал всегда подолгу, все считал, что лучшей достоин. По хозяйству тоже не надрывался – весь дом на Таисии держался. И с детьми не больно-то возился, на это мать есть. И жили они в квартире Таисии, и расписаны даже не были… Но так-то из себя мужчина видный и ласковый, поэтому Таисия за него держалась. Муж как муж, хоть и неофициальный, других не хуже, к тому же и любимый… А тут эта Снежана!!!

Таисия, конечно, так просто сдаваться не привыкла: как только почуяла, что что-то не так, сразу Павлуше устроила жесткий прессинг по всему полю – и смс-ки почитала, и записную книжку прошерстила, и адресную книгу телефона изучила, и разведданные собрала. А потом приперла его к стенке и устроила ему допрос с пристрастием, только пыль столбом. Павлуша сначала держался, как юный партизан Валя Котик, а потом сдулся под давлением неопровержимых доказательств и дал признательные показания. И вроде даже раскаялся, обещал, что все, мол, осознал свои ошибки, больше не повторится…

Только Таисия начеку была. Знала она, что известное выражение «не верь, не бойся, не проси» и в семейной жизни очень даже применимо. Затаилась, конечно – но следила. И выследила! Опять у них там любовь, только шифроваться стали, искуснее прятаться. В телефоне у него Снежана под именем «Сергей Семеныч» поместилась (ой, наивные! Кого бы вы этим обманули???).

Таисия и тут маху не дала – живо его расколола. Буквально в угол загнала! Он опять в глухую несознанку – «не знаю, не видел, не был, не участвовал…». Только какое там «не участвовал», если Таисия лично их у ресторана на мобильный телефон засняла???

Она уж и плакала, и по-хорошему просила, и по-плохому… Павлик, Павлуша ее вроде искренне сожалеет, со всеми ее доводами соглашается – а потом снова в штопор. Ах, Снежана, Снежана… «Чтоб тебе скиснуть!» – в сердцах думала Таисия и не могла сообразить, что ж ей еще сделать, чтобы Пашеньку своего в нужное русло вернуть.

Однажды смелости набралась да и позвонила этой самой Снежане с мужнина телефона. По-хорошему позвонила, попросить, чтобы та в семью не совалась, не рушила чужое счастье.

Но Снежана оказалась штучка еще та… Говорила таким ледяным голосом, что у Таисии аж мурашки по ногам побежали.

- О чем это вы? Мне ваш Павел Петрович не нужен. Я девушка самостоятельная. Мы просто друзья, если хотите знать.

- Ага, друзья??? – опешила от такой наглости Таисия. – А в рестораны???

- А что, вы с друзьями в рестораны не ходите? – в свою очередь, удивилась  Снежана.

- Не ваше дело! – опомнилась Таисия. – Отдайте мне моего мужа!

- Если он ваш, так в чем же дело? Забирайте на здоровье,  – Снежана, казалось, даже развеселилась. – Я своей жизнью вполне довольна, и вы там ваши проблемы сами решайте, а меня не беспокойте.

И отключилась, мерзавка такая. Таисия потом еще пробовала ей звонить, но номер заблокирован был. Наверное, симку сменила. А Паша опять, с честными глазами вранье склоняет по всем падежам: «Ты что, люблю тебя, только ты, исключительно с тобой, не думай о плохом, думай о хорошем». А как тут думать о хорошем, если все плохо? Таисия-то ведь не дура, ой, не дура! И глаза на месте, и душа болит, и сердце-вещун трепещет, надрывается. А как бы вы себя чувствовали, если бы у вас счастье украли???

В общем, поделилась Таисия бедой своей с подругами. Они, конечно, советы давать мастерицы, только все говорили разное. Одни талдычат  «перетерпи!», другие советуют «гони кобеля в шею!», третьи говорят «а ты ему тоже измени», четвертые подстрекают выследить эту самую Снежану да зенки бесстыжие ей повыцарапать… А Райка, трижды разведенная, любовью траченная, как шуба молью, и потому циничная, вообще посоветовала: «А ты пойди и удавись!», да с таким смешком, что Таисия даже обиделась. Райка, видать, устыдилась, потому как на другой день позвонила Таисии и велела собираться к бабке, которую где-то отыскала. Вроде эта бабка в делах сердечных была большая дока, на 7 верст вглубь души все насквозь видела. Ну, Таисии выбирать особо не приходилось – собралась и поехала.

- Счастье украли, говоришь… – с сомнением протянула бабка, выслушав Таисину историю. – Видать, плохо лежало твое счастье, раз его вот так легко стырить… Как ты его хранила-то?

- Хорошо хранила! – горячо доложила Таисия. – Я хозяйка хорошая, дома все помыто-приготовлено, всегда и выслушаю, и пойму, и советом помогу. Работаю, на шее у мужа не сижу. И детки у нас опять же, двое, умненькие и прибранные, и в школе хорошо учатся. И за собой я слежу, не распускаюсь, сами видите. Ну что ему еще надо???

- Зазнобу, видать, – предположила бабка.

- Кого-чего? – не поняла Таисия.

- Зазнобу, говорю. Ты, чай, и слова такого не знаешь. Сейчас все больше всякие «сожительницы» да «герлфренды», – щегольнула иностранным словечком бабка. – Одни для быта, другие для развлечения.

- А зазнобы для чего? – поинтересовалась Таисия.

- А зазнобы – для любви. Они мужику глаз зажигают, кровь будоражат, стареть не дают.

- Так мой Павлуша вовсе и не старый, – обиделась Таисия. – Даже моложе меня.

- Старость, она сначала в душе наступает, – пояснила бабка. – Это уж потом на физиономии проявляется. А наступает она от скуки. Видать, скучная ты.

- Почему от скуки? От какой такой скуки? – окончательно запуталась Таисия. – С какой это стати я скучная? Я очень даже веселая!

- То-то я и гляжу – хоть сейчас в пляс, – усмехнулась бабка. – Вона, на твоей физиономии все твои печали крупными буквами прописаны.

- Так счастье же украли, – и впрямь опечалилась Таисия. – Что делать-то?

- Хреновое твое счастье, девонька, коли оно не в тебе живет, а в ком-то другом. Никакой ведь гарантии! Человек, он что? – как птица перелетная. Сегодня здесь, а завтра его Бог прибрал. Вещь какая – и того хуже. Или износится, или поломается, или потеряется. Только то счастье, что в душе лежит. Вот оно – истинно твое, никто не отнимет. Ни Снежанка-разлучница, ни другой кто…

- Да люблю я его, бабушка! – взмолилась Таисия. – Ну как мне его другой отдать? Этой самой, как вы говорите… зазнобе! Сделайте что-нибудь, бабушка, миленькая! Хоть приворот, хоть присушку, хоть заговор! Только чтобы счастье украденное вернуть…

- Черной магией я не балуюсь, и тебе не советую, ничего хорошего из этого не выходит,  - твердо сказала бабуська. – А вот заговор тебе, пожалуй, дам. Надо тебе стать для мужа зазнобой, чтобы у него от тебя кровь в жилах вскипала. Есть на чем писать? Тогда успевай: «ГОСПОДИ, ДАЙ МНЕ СИЛ ЕГО ОТПУСТИТЬ, ОТ СЕБЯ ОТЛЕПИТЬ, КРЫЛЬЯМ СВОБОДУ ДАТЬ, ЗАЗНОБОЙ ИЗВЕЧНОЙ СТАТЬ, САМОЙ КРАСИВОЙ, САМОЙ ЖЕЛАННОЙ, САМОЙ ЛЮБИМОЙ И ДОЛГОЖДАННОЙ, ПООДАЛЬ ХОДИТЬ, СТРАСТЬ В НЕМ БУДИТЬ, БЫТЬ КАК ПРИНЦЕССА, ДЛЯ ПУЩЕГО ИНТЕРЕСУ, РАЗОГРЕТЬ В НЕМ КРОВЬ НА ВЕЧНУЮ ЛЮБОВЬ».

- Как это отпустить и отлепить? – ужаснулась Таисия. – Я ж наоборот – удержать его хочу!

- Так все равно же ничего не получается? – вроде как удивилась бабка. – Так попробуй по-другому, глядишь, чего и выйдет. У Снежанки-то вон ой как ловко выходит! Вот и перенимай науку.

- Какую такую науку? Не возьму я в толк, о чем вы говорите! – пожаловалась Таисия.

- Ох, ну что за бабы дурные пошли! – попеняла бабка. – Ладно, так и быть. Расскажу.

Долго Таисия слушала бабкины наставления. В душе все переворачивалось, а разум и вовсе протестовал. Ой, не то это было, что ей услышать хотелось. Ой, не то! Да еще внутри какой-то голос строгий объявился, который ей стал нашептывать: «Не слушай старуху, все это неправильно, порядочная женщина себя так вести не должна, она обязана мужа ублажать, о нем заботиться, лаской его окружить, а если рвется из семьи – удвоить и утроить усилия!». Но уже и какой-то другой голос стал слышен, хоть и несмелый, но звонкий: «Да так и надорваться можно, удваивая и утраивая! Может, и впрямь по-другому попробовать?». От этих слов Таисии вроде как жарко стало.

И бабка, словно мысли ее подслушала, масла в огонь подлила.

- Ты запомни: заботой окружать тоже в меру нужно. А то мужика и задушить недолго. Почует он, что кольцо смыкается, и начнет из окружения прорываться, как на войне. Так что иди и делай, как я тебе сказала. А там – как Бог рассудит.

И пошла Таисия выполнять бабкины наказы. Сначала трудно было, буквально ломать себя пришлось, чтобы зазнобу из себя сделать. Но в ушах все бабкины слова звучали: «Ты ему и мама, и подруга, и учительница, и домработница, с ними жить, конечно, удобно, только скучно. А вот зазноба… Тянет к ним, понимаешь?». Таисия не очень понимала, но старалась изо всех сил. Прямо по пунктам план действий наметила, помолилась – и начала.

Для начала договорилась с подругами, чтобы деток по вечерам к ним отправлять. Те ничего, с пониманием отнеслись и даже с некоторым азартом. Ведь ущучить изменщика коварного каждой женщине приятно, хоть бы и чужого.

Записалась с бассейн и на восточные танцы, к стилисту сходила и прическу поменяла, ну и еще кое-что придумала.

Муж сперва вроде даже обрадовался – никто не контролирует, свобода! Но дня через три спросил:

- А чего это у нас холодильник пустой?

- А не знаю, – отозвалась Таисия. – Наверное, кончилось, все.

- Так это… Купить надо?

- Ты купи, чего хочешь, – посоветовала Таисия. – А я на диете, ты уж извини.

- А-а-а… – озадаченно протянул муж. – А деньги?

- А кто в доме кормилец? – задорно тряхнула свежевыкрашенной гривкой Таисия. – Ой, прости, я побежала, опаздываю!

Еще через неделю у мужа чистые рубашки и носки кончились.

- А стирка когда будет? – осторожно спросил он.

- Когда стиральную машину включишь, – радушно сообщила Таисия. – Инструкция на полке, где телефон.

Еще немного погодя муж попытался устроить ей скандал.

- Какая же ты жена, если тебя дома нет? – гневно обличал он. – Дети тоже куда-то девались! Куда, спрашивается?

- Неужели заметил? – округлила тщательно накрашенные глазки Таисия. – С детьми все в порядке, ты не беспокойся. Счастливы, здоровы, накормлены, играют со сверстниками, привет тебе передают. И ты куда-нибудь сходи, развейся.

- Куда, интересно? – возмутился Павлуша.

- Куда интересно – туда и сходи, – отмахнулась Таисия. – И все, я помчалась, у меня массаж и эпиляция.

- С каких это пор… – завопил вслед муж, но Таисия уже не слышала – дробно стучала каблучками по лестнице. Про Снежану она и не заикалась – бабка строго-настрого запретила.

А в один прекрасный день Павлуша собрал чемодан.

- Все, допрыгалась ты. Ухожу! – объявил он.

- Счастья, – коротко пожелала Таисия.

- И ты даже не спросишь, куда? – трагически вопросил он.

- Верю, что там тебе будет лучше, – с чувством ответила Таисия. – Раз ты так решил – значит, так и надо. Ты ж мужчина!

- А ты – вертихвостка! – взорвался муж.

- Ага, – согласилась Таисия. – Так и есть. В точку.

И сама удивилась – вроде как муж уходит, а ей уже и не страшно. Волнительно, конечно – что там, впереди? – но не страшно, и сердце из груди не выпрыгивает.

Павлик ушел, и так дверью хлопнул, что штукатурка посыпалась.

- Развод! Однозначно! – на прощание рявкнул он.

- Ой, мамочки, – прошептала Таисия. – Что ж я делаю?

Но за ним не побежала – зазнобы за мужиками не бегают, они от них бегают, чтобы драйв и адреналин охотничкам создавать.

- Господи, дай мне сил его отпустить, от себя отлепить, крыльям свободу дать… – прошептала Таисия заклинание и хотела было по привычке заплакать, но не стала – пора было на танцы мчаться.

«Ну что, зазноба, осталась без мужика в доме? Одинокая теперь?», – начал было строгий голос внутри нее, но другой, юный и задорный, который за последнее время очень окреп, тут же ответил: «Одиночества пусть курицы боятся, им без петуха тревожно и не по себе. А для зазнобы одиночество – отдых перед кастингом. Скоро женихи будут в очередь стоять!».

А вскоре и Снежана объявилась, сама позвонила.

- Заберите вашего Павлика, – потребовала она. – Мне он не нужен.

- Что значит «заберите»? – весело изумилась Таисия. – Он что, переходящий красный вымпел??? Вы там сами между собой решайте, а меня попрошу не беспокоить, – и подумала: «Надо бы симку сменить».

Скучать Таисии некогда было. Деток она теперь по вечерам подругам не отдавала – поняла, что они уже вполне могут самостоятельно дома побыть, пока она на пару часов отлучается. И как она раньше этого не понимала? Зато оказалось, что с ними интересно играть в разные игры, гулять и просто разговаривать. И от детей она теперь часто слышала: «Мамрчка, какая ты красивая!». Раньше они такого не говорили, а может, говорили, да она не слышала.

И по улице теперь она с большим удовольствием ходила: заинтересованные мужские взгляды подогревали ее зазнобистость, вдохновляли на новые подвиги и свершения. Оно ведь как бывает: главное – начать что-то новое, придать первоначальный импульс, а потом уж  оно само обороты набирает!

А потом объявился и сам беглый муж – Павел Петрович, собственной персоной. Встретились не дома – в скверике, на скамеечке. Таисия такая красивая была, что муж даже оробел слегка.

- Слышь, Таисия… Давай я домой вернусь, и будет у нас все по-старому.

- По-старому я уже не хочу, – глянула на него прищуренным взглядом Таисия. – У нас тут теперь все по-новому.

- Ну, пусть по-новому. Погорячились мы оба, с кем не бывает, – продолжал он.

- Ну, ты, может, и погорячился, а я вовсе нет, – покачала головой она. – Ничего скоропалительного, сплошной холодный расчет.

- Чужая ты какая-то стала, – попробовал сыграть на тонких струнках ее души он. – Я ведь тебя по-прежнему люблю, а ты вот чужая, неласковая. Незнакомая какая-то.

- Да? Ну что ж, все течет, все меняется. Тебе придется очень постараться, чтобы получше меня узнать.

- Так я могу вернуться? – неуверенно спросил Павлуша.

- Пока нет, – обольстительно улыбнулась она. – Мы ж вроде как разошлись? Так значит, и ухаживать тебе придется с самого начала. Со всей ответственностью!

- Эй, Таисия! Ну ты чего? Я к тебе шел – такой счастливый был, думал, и ты обрадуешься. А ты взяла и все мое счастье того… украла.

- Украденное счастье, – вспомнила Таисия. – Давно же это было… Я уж и забывать начала тебя, счастье мое украденное.

- Какого черта? – начал было Павлуша, но, наткнувшись на ее взгляд, примолк. – А… понял.

- В общем, разрешаю тебе за мной поухаживать. На общих основаниях. Надеюсь, ты помнишь, какие цветы я люблю. До встречи, – царственно кивнула Таисия и пошла легкой походкой прочь. Да так пошла, что Павлуша даже привстал, провожая ее взглядом. И не он один, между прочим!

В этот день она впервые после всей своей эпопеи с беглым мужем снова отправилась к бабке. Бабка узнала ее сразу, даже вроде бы обрадовалась. И слушала внимательно.

- …и вот он пришел, – рассказывала Таисия. – Просится назад. А я…

- А ты не знаешь, хочешь ли снова строить с ним отношения, да? – сразу догадалась бабка.

- Да вот так получается, – покаялась Таисия. – Смотрю на него и думаю: а ведь ему при мне удобно было, как при родной мамочке, которая и накормит, и напоит, и денег даст. И никакой ответственности при этом! А мне так больше не хочется, по-старому-то!

- Ну так и не надо по-старому. Кто заставляет-то? Теперь у тебя все по-другому, сама же говоришь!

- Но он ведь ничуть не изменился! – воскликнула Таисия. – Смотрю на него – а он все такой же. Хитренький, лживый, слабый. Мальчик и мальчик. Не хозяин, не кормилец… Он всегда такой был, только я на это глаза закрывала. А теперь вот все как есть вижу.

- Ах, зазноба ты моя, зазноба, – улыбнулась бабка. – Вот теперь ты настоящей Женщиной стала, с большой буквы. И открою я тебе самую главную женскую тайну.

- Тайну? – заинтересовалась Таисия. – Хочу тайну! Открывайте поскорее!

- А тайна простая: КАК ЖЕНЩИНА ЗАХОЧЕТ, ТАК И БУДЕТ. Захочет мучиться – мучитель найдется. Захочет счастливой стать – обязательно станет. Если только она Истинная Женщина, конечно.

- Как это, бабушка?

- А вот так! Он не изменился – а ты-то другой стала. Вот и дай ему возможность тоже вырасти. Пусть ухаживает за тобой, как в молодости. Пусть для тебя звезду с неба достанет, аленький цветочек добудет, все сокровища мира положит к твоим ногам. Зазнобы на то и нужны, чтобы из мальчиков мужчины вырастали. Ради любимой женщины мужик горы свернуть может!

- А если у него сил не хватит? – тихо спросила Таисия.

- Да, что, коли так? – прищурилась бабка. – Знаешь ответ?

- Пожалуй, знаю! – прислушавшись к себе, улыбнулась Таисия. – Но говорить не буду. Дам ему шанс вернуть украденное счастье! Если я смогла, то и он сможет.

- Умница! – восхитилась бабка. – Теперь ты знаешь и самую главную женскую тайну. СЧАСТЬЕ ЖЕНЩИНЫ – В НЕЙ САМОЙ. СЧАСТЬЕ МУЖЧИНЫ – В ЖЕНЩИНЕ. ЧТОБЫ МУЖЧИНА БЫЛ СЧАСТЛИВЫМ, ПОЗВОЛЬ ЕМУ ДЕЛАТЬ СЧАСТЛИВОЙ ТЕБЯ. Вот и все.

Спросите, а как сейчас дела у Таисии и мужа ее Павла Петровича? Знаете, а очень хорошо! Они уже пенсионеры, деток вырастили, на крыло поставили, недавно второй уже внук на свет появился. Таисия шустрая такая, энергичная, радостная, с годами все больше все цветет, а муж ее до сих пор называет «моя зазноба». А как еще называть женщину, которая знает все главные женские тайны? Только так!

И теперь-то уж точно их счастье никому не украсть!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #17 : 19 Декабря, 2011, 14:12:32 »

ЗАКОН ОТРАЖЕНИЯ
 
Лялькину все обижали. Может, потому что внешность была невнушительная, может, потому что не умела адекватно ответить, а может, просто слишком нежная натура – кто его знает? Но вот ведь какая штука: если где какая агрессия в воздухе витает – обязательно высмотрит Лялькину и тресь ее по голове! Ну, не по-настоящему, а так, морально… Но все равно – больно же!!!

И начальство ее все время в жертвы выбирало, и подруги предавали, и коллеги подставляли, и даже трамвайные хамы безошибочно выделяли ее из толпы и отрывались по полной. Лялькина же обычно губу закусит, обиду проглотит и только подумает: «Ай, чтоб тебя…». Но вслух – ни-ни!

Сама Лялькина искренне считала себя существом безобидным, белым и пушистым, старалась ко всем относиться доброжелательно и злом на зло не отвечать – неприлично это и не к лицу воспитанной даме.

Но ядовитые стрелы агрессии, которые в нее метали, попадали в цель и застревали в ее нежной душе, и вот накопилось их столько, что стала Лялькина болеть. Видимо, концентрация яда превысила все предельно допустимые нормы. Так что к 36 годам нажила себе Лялькина болезнь сердца, гипертонию и даже легкий инсульт перенесла.

И погибла бы Лялькина в самом расцвете своей жизни, если бы не случай.



Ехала она однажды с работы и попала, как обычно, в переплет. Толстая тетка мало того что ей на ногу наступила, колготки сумкой порвала, так еще на нее же и вызверилась:

- Растеклась тут на весь салон, думаешь, одна едешь, что ли??? Совсем обнаглели! Посторонись, пропусти пенсионера союзного значения!

Лялькина, как обычно, вспыхнула и промолчала. Хотя это было очень даже обидно и несправедливо.

- Садись, деточка, тут место есть, – дернула ее за рукав другая бабуся. – Давай, я подвинусь!

Лялькина не стала протестовать, села – это потому что у нее от переживания голова закружилась.

- А зря ты так подумала, деточка, – доверительно шепнула ей бабуся. – Твое к тебе же и вернется, разве не знаешь?

- Что подумала? – не поняла Лялькина.

- «Чтоб ты треснула», – хихикнула старушка. – Оно, конечно, может, и весело, но зачем тебе такое счастье?

- Что вы такое говорите? – пролепетала Лялькина, густо краснея: дело в том, что именно это она и подумала в адрес противной тетки. Но не вслух же? Откуда старушка тогда узнала?

- А я мысли читать умею, – с удовольствием сообщила старушка.

- Мысли? Это вы ясновидящая, да? – в полном смятении забормотала Лялькина.

– Да ну, скажешь тоже! Никакая я не ясновидящая, а просто наблюдательная. Поживешь с мое, опыта наберешься – тоже научишься. Это же просто! Вот сейчас: ты вспомнила, как сегодня про начальницу подумала: «Чтобы тебе морду перекосило». Она у тебя, конечно, форменная жаба – не спорю, но ведь все равно, себе дороже выйдет, если тебе самой лицо перекосит?

- Да почему же мне перекосит? – не выдержала Лялькина. – Я же не себе такого желаю?

- Разницы нет, – уверила ее странная бабуля. – Это ж Закон Отражения, нешто не слышала никогда?

- Не слышала, – призналась Лялькина. – А что за закон такой? Нам в институте этого не преподавали!

- Ох, молодежь, молодежь, – покачала головой бабка. – Образование у вас, может, и высшее, а вот понимания никакого, ей-богу! Самого простого не знаете. И про Зеркало Мира небось не слышала?

- Нет, – еще больше усовестилась Лялькина. – Откуда же мне?

- Ну, так и быть, расскажу! Слушай сюда.

- Да, пожалуйста, – обрадовалась Лялькина.

- Значит, так. Ты существо доброе, безответное, ко всем с добром и открытой душой, но почему-то все, кому не лень, на тебя нападают, только успеваешь агрессию отражать? Верно угадала?

- Ну, не все, – смутилась Лялькина. – Хотя, в принципе, много кому не лень. Только и успевай отражать, это вы правду говорите.

- Не думала, почему так?

- Ну, думала… Только так и не поняла. Почему с другими такого не происходит? Почему я агрессию притягиваю, как громоотвод молнии?

- Да потому что в тебе этой агрессии полным-полно, под самую завязку, – торжествующе объявила бабуся.

- Во мне? Но я никого… никогда… ни за что… – Лялькина аж задохнулась от такой несправедливости.

- Тихо, тихо! Не надо так бурно реагировать, детка. Вот в тебя злые недруги стрелы черные мечут – как думаешь, попадают они в цель?

- Еще как попадают, – всхлипнула Лялькина. – Все сердце изранено!

- Ай-ай, такая молоденькая, а сердечко, гляжу, уже насквозь больное, – посочувствовала прозорливая бабка. – Так я и говорю: вся агрессия в тебя попадает и в тебе застревает, а выпускать ты ее не знаешь как, все в себе держишь. А все потому, что мечом ты махать не умеешь, а щита у тебя достойного нет. Никаких у тебя доспехов! Нечем тебе агрессию отражать!

- Меча? Щита? Бабушка, да вы о чем? – удивилась Лялькина. – 21 век на дворе! Какие доспехи?

- Невидимые, – гнула свою линию бабуся. – Такие доспехи завсегда у человека иметься должны, они наследные, по роду передаются, из поколение в поколение, да времена теперь такие наступили – растеряли мудрость веков, деткам в наследство теперь все больше завещают квартиры да машины, а о самом главном-то и позабыли!

- Какое наследство? О чем позабыли?

- Как ты думаешь, почему им всем удается тебя обидеть, а им хоть бы хны?

- Потому что я не могу себе позволить опускаться до их уровня! – с достоинством ответила Лялькина. – Я же человек интеллигентный, цивилизованный. А они… дикари какие-то!

- Вот пока ты интеллигентно пыхтишь, дикарь уже в тебя стрелу выпустил! У него-то и щит есть, и меч, и колчан со стрелами – он же агрессивный, да и опыт у него! Потому и попадает в тебя точнехонько, без промаха! А если бы у тебя щит был, тогда что?

- Ну, отскочила бы стрела от щита, – подумав, предположила Лялькина.

- Верно говоришь! Так вот, я тебе сейчас такой щит подарю.

- А удобно? – засомневалась Лялькина. – Может, я его у вас куплю?

- Я не продаю. Я просто так, задаром отдам. Мне не жалко!

- Ну, давайте, спасибо большое, - согласилась Лялькина, раскрывая сумку.

- Да не в сумку клади, а в голову! Говорю же, незримый он!

- А, ну ладно! Я вся внимание.

- Так вот, все очень просто. Сначала надо тебе поведать легенду про Зеркало Мира. А история такая: когда-то, в незапамятные времена, Боги создали волшебное зеркало, чтобы весь мир в нем отражался. И каждый человек, посмотревшись в это зеркало, мог увидеть, что он подобен Богам, и познать все тайны мироздания, все взаимосвязи и механизмы. Боги завещали это зеркало людям, и долгое время оно хранилось на земле и помогало людям быть чище, лучше, добрее, и помнить, что все они – частички Единого Целого. Не было тогда ни войн, ни раздоров, ни противостояния – разве станут части Целого против друг друга выступать? Нет, как и левая рука против правой не станет бороться. Люди тогда желали друг другу только добра, потому что это сразу на всех отражалось, и на тебе тоже. «здравствуйте», «спасибо», «будьте здоровы», «всего хорошего» – это же еще с тех пор традиция идет…

Но однажды зеркало разбилось. Никто не помнит, почему так произошло. Может, небрежно хранили, может, бес попутал, а может, катастрофа какая приключилась – нам о том неведомо. А только разлетелось Зеркало Мира на миллионы мелки осколков, и каждый из них теперь уже не мог отражать Единого Целого, а отражал только маленькую часть. И растерялись люди: перестали они целостность ощущать. Стали они мнить о себе разное – то, что одни лучше, а другие хуже, и то, что надо бы у других осколки отобрать – тогда свое зеркало больше получится. Так и додумались до ссор и распрей, до войн за место под солнцем. А потом одни объявили себя наследниками Богов, а других стали считать низшими, недостойными. И стали они желать друг другу зла: «чтоб тебя приподняло и шлепнуло», «да провались ты», «будь ты проклят»… Но не понимали они, что хоть зеркало и разбилось – а Закон Отражений по-прежнему действует. И гласит он, что если ты другому что-то послал, оно к тебе и вернется, на тебе и отразится.

Хорошо еще, что не буквально такие пожелания сбываются, а то бы человечество себя за неделю извело! Но все одно – содержится в таких словах жгучий яд, и добра от него не жди. Отравленные стрелы летят во все стороны и разят всех, кто под них попадает. Вот такая легенда…

- Ну, замечательно, – в замешательстве проговорила Лялькина. – Но я-то при чем? Почему кто-то эти стрелы ядовитые мечет, а я как мишень?

- А ты не поняла? – удивилась бабуся. – Да проще простого! Ты ж, детка, такие же мечешь, только молча! Думаешь, если воспитанность соблюдаешь, вслух не говоришь, так и все, белая и пушистая? Как бы не так! Ты тоже целостности не ощущаешь, противопоставляешь себя другим. Ты хорошая – они плохие, да? А они то же самое про тебя думают. Вот так и отражаете друг друга. Замкнутый круг!

- И что же мне делать, я никак не пойму? – прохныкала Лялькина. – Вслух, что ли, говорить все, что я о них думаю? Такой же хамкой заделаться? Не хочу я так!

- И не надо. Есть способ!

- Какой? Какой? – заинтересовалась Лялькина.

- Тот самый щит, о котором я тебе битый час толкую. Все просто: тебе гадость какую скажут или сделают, а ты, вместо того, чтобы ядом наливаться, мысленно пожелай себе чего-нибудь хорошего и добавь: «и вам того же». Вот и все!

- Это как? – напрягла мозги Лялькина. – Что-то не пойму я…

- Да очень просто! Вот хочется тебе сказать «чтоб ты провалилась», а ты подумай «чтоб тебе жениха хорошего найти!». Да с сердцем так подумай, энергично! Сама хочешь, небось, жениха-то?

- Это к делу не относится, – смутилась Лялькина, которая действительно числилась в незамужних и жениха ой как хотела. – А вы лучше скажите, раз мы части Единого Целого, почему одни люди хорошие, а другие… не очень? Ну, просто даже злые?

- Потому что каждый в своем осколке видит малую толику Целого. А в Едином Целом – в нем ведь всего понемногу есть. Это как в хлебе. Если дрожжи, вода, соль и мука по отдельности – невкусно, и есть не станешь. А если все смешать да выпечь – вкуснятина, за уши не оттащишь.

- А мой дедушка то же самое про бражку говорил, – заулыбалась Лялькина.

- Ну вот видишь, значит не одна я мудрость тебе передаю, – засмеялась и бабулька. – Ты попробуй, попробуй! Все быстро меняться начнет, вот увидишь!

- Ага, а если я пожелаю хорошего, а человек еще больше обозлится? – вдруг обеспокоилась Лялькина. – Вдруг он ни во что хорошее и вовсе не верит?

- Ну и пусть не верит. Ты же не для него стараешься, а для себя. Говорю тебе – желай хорошего, оно к тебе и вернется, по Закону Отражения. Это самый лучший в мире щит, ты уж мне поверь. А то сидишь, думаешь: «Вот старая, из ума выжила, сказки какие-то рассказывает».

- Я… Я не… – залепетала Лялькина, которая действительно что-то такое подумывала.

- Да ладно, я не обижаюсь, – добродушно махнула рукой бабуся. – Если б я мысли чужие слышала да еще и обижалась, давно бы рассыпалась от горя. Иногда люди такое думают, что хоть святых выноси!

- Трудно, наверное, вам, если вы все мысли слышите?

- Ничего, я привыкшая. Главное – добра желать, вот и вся наука. Так и живу.

Тут бабушке пришло время выходить, а Лялькина на следующей вышла. Шла домой и думала: что это вообще было? И что тут ложь, что правда? А может, бабуська и впрямь вовсе из ума выжила по старости лет? Но тут она спохватилась и выбросила из головы эту мысль: а что если по Закону Отражений к ней вернется, что же ей, из ума теперь выживать? Нет уж, спасибочки!

И, как назло, у подъезда столкнулась с Егоровной, местной скандалисткой, которую все соседи боялись и недолюбливали, а уж связываться с ней и вовсе избегали. Поговаривали даже, что она – энергетический вампир и живет за счет высасывания чужой энергии, и Лялькина с этим была горячо согласна. Ее – так каждый раз высасывала.

- Ага, тебя-то мне и надо! – трубно провозгласила Егоровна. – Это твоя кошка мои цветочки перекопала? Я ее на живодерню сдам! А тебя к ответственности привлеку!

Прежде Лялькина обычно замирала перед Егоровной, как кролик перед удавом, позволяла выжать себя как лимон, а потом бежала домой плакать, но тут она вспомнила науку своей старенькой попутчицы, закон отражений, и…

- Будьте здоровы, Егоровна, – внятно сказала Лялькина, не сбавляя скорости.

Егоровна сначала замерла, а потом уперла руки в боки и возвысила голос:

- Здорова, говоришь? Да ты издеваешься, что ли? С вами тут вообще рехнешься, какое здоровье???

«Чтоб ты облезла, – привычно хотела подумать Лялькина, и тут же, спохватившись, переиграла. – Чтоб ты расцвела и заколосилась!».

Мысль показалась ей такой забавной, что она даже хихикнула. Егоровна продолжала голосить, уже за спиной, а Лялькина спокойно вошла в подъезд и поднялась к себе в квартиру.

- Надо же, не пробила! – в полном изумлении проговорила она, пялясь на себя в зеркало в прихожей. – Слышь, Егоровна! Не пробила ты меня! Действует щит, действует!

На следующий день Лялькина испробовала щит на работе – и там все получилось! Начальнице Лялькина пожелала счастливого отдыха на Багамах, коллеге-змеище – хорошо оплачиваемой работы, вредному клиенту – крупный выигрыш в лотерею. К концу рабочего дня Лялькина пребывала в замечательном расположении духа. Стрелы, истекающие ядом, до нее просто не долетали!!!

А в скором времени ехала посвежевшая и помолодевшая Лялькина в автобусе, и на какой-то остановке вошла та самая бабища с сумкой, которая когда-то нанесла урон лялькинским колготкам (о боже, как давно это было!!!), зато принесла судьбоносную встречу с волшебной бабулькой. Теперь бабища прицепилась к мужчине интеллигентного вида, который попался ей под горячую руку. Мужчина бледнел, краснел и, по всему, с трудом сдерживался, чтобы не вступить в перепалку.

«Чтоб у тебя твой поганый язык отсох, старая ведьма», – Лялькина вдруг поняла, о чем думает мужчина. Э, нет, это было не дело! – «Чтоб у тебя оказался рот, полный рахат-лукума, божий одуванчик», – наспех придумала за него Лялькина и оглянулась.

- Молодой человек, идите сюда! – позвала она. – Тут место есть. А мне нужна ваша помощь. Пожалуйста!

Мужчина глянул на нее с благодарностью, как на спасительницу, и резво двинулся к Лялькиной.

- Садитесь, – пригласила она. – Зацепило?

- Еще как, – признался мужчина. – Как я не люблю таких скандальных ситуаций! Но почему-то все время в них попадаю. Прямо проклятие какое-то!

- Точно. Проклятие! Но я знаю, как его снять, – загадочно сказала Лялькина. – Вы что-нибудь слышали про Зеркало Мира? А про Закон Отражения? Как, и щита у вас до сих пор нет?

Мужчина ничего такого, разумеется, не слышал, но очень заинтересовался. И Лялькиной пришлось пригласить его на чашечку чая, поскольку уже была ее остановка. Они встретились еще раз, и еще… А что было потом – вы уж и сами догадались. Потому что Лялькина к тому времени нажелала частичкам Единого Целого столько хорошего, что это просто не могло к ней не вернуться. По Закону Отражения!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #18 : 19 Декабря, 2011, 20:10:18 »

ДЕТСКИЙ САД
|
Сказка для тех, кто мечтает зачать, родить и взрастить ребенка.

На Небесах есть разные слои. Самый чудесный из них – Седьмое небо. Вообще-то это курортный слой, где Ангелы проводят отпуск и выходные. Там полная нирвана и виды неземной, то есть совершенно небесной красоты. И есть на Седьмом Небе такой особенный уголок, который называют «Детский сад». Это место, где Души, которым предстоит воплотиться на Земле, проходят курс подготовки. Понятно, почему Детский Сад разместили именно в этом слое: Душам предстоят на Земле разные испытания, и им надо набраться сил и хорошенько отдохнуть.

Молодой Ангел, только что закончивший Академию Ангелов, стоял у Врат Детского Сада и ждал, пока его пропустят внутрь. Ангел был совсем свеженький, лучезарный, и оперение его было такими белоснежным, что вызывало умиление. Он стоял возле сторожевого облачка, которое служило входом, и с нетерпением потряхивал крыльями. Наверное, так переминался бы с ноги на ногу земной человек.

Наконец из облачка высунулась физиономия другого Ангела.

- Давай, залетай! Работы невпроворот, а он завис тут! – пригласил его местный.



Ангел аккуратно вошел в облачко и оказался на Той Стороне – в Детском Саду.

- Ну, будем знакомы! Я – Ангел-Завхоз №5, – представился Ангел. – А у тебя, небось, первое назначение? Педагогический факультет заканчивал?

- Да, педагогический. Первое, – слегка смутившись, ответил Ангел. – Но я быстро всему учусь!

- У нас тут все быстро всему учатся, – сообщил №5. – Тебе присвоен номер 123. Это для отметки в Небесной Канцелярии. А так мы все здесь друг друга земными именами называем. Чтобы Души заранее привыкали. Имена чаще всего берем из человеческих мультиков, так прикольнее. Меня зовут Матроскин. Это потому что я хозяйственный. А тебе какое имя нравится?

- Имя? Не знаю, я как-то не думал, – совсем стушевался Ангел.

- Так. Стоп! Начинаем изучать Правила. Первое правило: не смущаться! – строго сказал Матроскин. – У нас тут Души – уже почти как земные дети. Будешь смущаться – не станут уважать. Понятно?

- Понятно, – сказал Ангел. – Можно, я буду Федор Константинович?

- А чего ж. Можно! – разрешил Ангел-Завхоз. – Только отчество длинновато. Давай пока будешь дядя Федор? Не против?

- Да нет, не против, нас в Академии с этим мультиком знакомили, я его тоже люблю, – обрадовался Молодой.

- Ну так вот, дядя Федор, твоя задача – поскорее ознакомиться с нашими реалиями и приступить к непосредственной работе с Душами. Я – твой Наставник на первых порах. Задавай вопросы, буду отвечать.

Над головами тяжело пролетел крупный Ангел, волокущий увесистый сверток.

- Это он куда? – спросил новонареченный дядя Федор, провожая несуна взглядом.

- Это из группы Аистов, Душу на воплощение сопровождает.

- Аистов? – удивился молодой.

- Ну да. У каждой Души есть сопровождающий Ангел. Они выносливые, тренируются все время. Крылья в спортзале качают. Их задача – доставить Душу на Землю. Люди иногда видят Ангелов, но поскольку в мистику не верят, то принимают за таких больших птиц – водятся на Земле, называются аисты. Ну вот и мы их Аистами кличем.

- А я чем заниматься буду? – поинтересовался дядя Федор.

- Ты не торопись, присматривайся пока. Потом сам решишь, к чему душа больше лежит. Ну, полетели.

Детский Сад очень впечатлил молодого Ангела. Здесь было много Душ, которые занимались самыми разными делами. Одни за партами под руководством Наставников занимались изучением каких-то предметов. Другие, разбившись на группки, что-то живо обсуждали. Третьи танцевали странные танцы со сложными замысловатыми фигурами. Четвертые сидели поодиночке и работали на небольших ноутбуках. Пятые просто спали, а над ними парил Ангел.

- Что они делают? – спросил Ангел-Федор, крутя головой направо и налево.

- Как что? Проходят подготовку, – пояснил завхоз Матроскин. – Во-первых, надо хорошенько выучить свой сценарий. Они же при воплощении все забудут, так что надо, чтобы сценарий был накрепко впечатан в подсознание. Вон, видишь тех, которые спят? Над ними Ангел-Наставник сценарий читает, общую схему. Обучение во сне, очень эффективно. Потом детали с каждым индивидуально доработают.

- А вон те, за партами?

- А эти на уроках сидят, основные предметы учат. Ну там, Основы Мироздания, Социальные Отношения, Механизмы Познания, и все такое прочее. Те, которые в группах – дискуссии ведут, научные подходы отрабатывают. С ноутбуками – ну, это понятно, сценарии себе пишут. Которые танцуют – Танец Душ осваивают.

- А сколько времени они тут на подготовке? – продолжал вникать дядя Федор.

- А сколько придется, пока не подберут им подходящий вариант воплощения. Ну, это уже спецы делают. Мы сейчас как раз туда отправляемся.

Завхоз свечкой взмыл вверх, молодой – за ним.

Пока летели, Матроскин продолжал экскурсию.

- Вон, видишь группу – где Души в синем? Это экспериментальная группа, будущие дети Индиго. Наш спецназ, можно сказать! Проект самого Творца – их для спасения цивилизации готовят. Там дальше еще круче спецгруппа есть, но она совсем уж засекречена, когда допуск получишь – сам узнаешь. Про Индиго вас информировали?

- Да, конечно. Дети-взрослые, обладают сверхспособностями, большей частью латентными, в ядро заложены целеустремленность, самоуважение, любовь к родной планете. Часто являются наказанием для родителей, – отрапортовал Федор.

- Ага, правильно, – одобрил Матроскин. – Они призваны восстановить способность землян уважать друг друга и вести конструктивный диалог. Сверхзадача – сохранить планету и человечество. Ну, ты потом с ними на практике познакомишься. Ребята – прелесть, умницы, выдумщики, таланты, с ними не соскучишься.

- А это что? – в ужасе шарахнулся дядя Федор от площадки, где Наставник порол Душу широким солдатским ремнем. Душа дергалась и верещала. Остальные Души тоже не скучали: кто дубасил друг друга почем зря, кто отрывался на неодушевленных предметах.

- Ну, милый мой, ты что же? Это особенная группа. Эти Души выбрали сценарий, где в семьях к ним будут применять насилие разного рода. А они должны сохраниться, не разрушиться, и при этом еще увеличивать в себе Любовь. Сейчас вот у них практические занятия.

- Ничего себе, – пробормотал молодой Ангел. – Да, многое у нас в педагогическом надо менять. Теории выше крыши, а практики вот маловато.

- Да, мобильности и на Небесах не хватает, – согласился завхоз Матроскин. – Кстати, правило №2: ничему не ужасаться. Все, что здесь происходит – часть обучения, им же на Землю скоро, а там мало не покажется. Как говорится, в ученьи трудно – легко в бою!

- Понятно, – ошеломленно выдохнул молодой Ангел.

- Снижаемся! – скомандовал Завхоз. – Прилетели. Это наш офис. Здесь утверждают сценарии и подыскивают оптимальные варианты родителей и воплощения. Ну, я тебя здесь оставляю – сейчас тебе сотрудники пресс-конференцию забабашат в лучшем виде. Они здесь до новичков жадные!

Завхоз сделал ручкой и снова взмыл в небесную высь.

А вокруг уже собирались заинтересованные сотрудники офиса.

- Здравствуйте, я №123. То есть дядя Федор. Будем знакомы.

- Да что ты, старик, мы тут без церемоний, – подбодрил его Ангел с голубоватыми крыльями. – С прибытием! Я №57, по-местному Кай, я здесь старший. Вопросы уже есть?

- Много, – признался Федор. – Не знаю даже, с какого начать.

- Тогда смотри сюда. Вот на эту карту. Видишь желтые точки? Это все возможные варианты помещения Души в мамочку – для вынашивания, пока формируется тело. То есть, собственно, эти точки – все женщины Земли детородного возраста. Зеленые – те, кто уже избран для Материнства и скоро получит ребенка. Красные – те, кто еще не готов, но в принципе матерью быть может после определенной подготовки. Синие – те, кто уже реализовался как мать. Черные – заблокированные. Здесь все понятно?

- Нет, не все. А как вы определяете, кто готов, а кто еще нет? – всматриваясь в карту, спросил Ангел.

- Ну, у нас для этого целый отдел аналитиков сидит, – пояснил Кай. – Они учитывают все параметры, сопоставляют желания мамочки с желаниями Творца. Ну, и со сценариями Душ, которые очереди на воплощение ждут.

- А что значит «заблокированные»? – разглядывая черные точки, спросил дядя Федор.

- Ну вот если женщина активно не хочет иметь ребенка. Или организм нездоров, не годится для вынашивания и родов. Или ее Душа не готова. Ну и по особому списку Творца. Тогда мы детородную функцию блокируем – кому временно, а кому и навсегда.

- А что значит «душа не готова»? – продолжал допытываться дядя Федор. – И что это за особый список Творца?

- Про особый список Творца я расскажу, – предложил скромный Ангел, сидевший в сторонке. – Меня зовут Белоснежка. Так вот, в целом все женщины призваны воспроизводить род человеческий. Но иногда Творцом для женщины запланировано другое Предназначение. Тогда она остается бездетной либо получает Особенного Ребенка, и у нее есть выбор: или всю жизнь грустить и обижаться на Сценарий, или посвятить свою жизнь Великому Служению.

- О, благодарю, Белоснежка! Я понял! Нам в Академии рассказывали про Мать Терезу и ее Великое Служение, – воскликнул дядя Федор.

- Да, ты правильно ухватил суть дела, – подтвердил ангел с красивым именем Белоснежка. Всю силу своей нерастраченной любви такие женщины могут посвятить людям. Например, особенным детям. Или брошенным детям. Или тем взрослым, кто нуждается в заботе. Или животным. Или растениям. И все эти Женщины занесены в особый Список Творца.

- А что значит «душа не готова?», – вспомнил Федор.

- Разрешите представиться, отдел подготовки Материнских Душ, Ангел Кот Леопольд, – изящно представился длинный тощий Ангел со встрепанными крыльями. – Понимаешь, это глобальная проблема. Мы с ней давно бьемся. Ты помнишь, в чем замысел Творца в отношении Родителей?

- Ну конечно, это же основы! – удивился дядя Федор. – Родители предназначены для того, чтобы обеспечить земное воплощение Души в теле ребенка, создать безопасные и комфортные условия для взращивания, способствовать выявлению и развитию природных наклонностей и талантов ребенка, обеспечить пространство дл личностного роста, и в определенное Сценарием время выпустить Дитя в самостоятельную жизнь.

- Ну, теорию ты знаешь на «5», – похвалил Кот Леопольд. – А вот на практике – это же ужас просто! Вот представь: родители еще до рождения ребенка уже распланировали его жизнь: чем он будет заниматься, что читать, куда пойдет учиться, какую профессию получит. Какое там пространство для личностного роста! Какие там природные наклонности! У ребенка задатки Великого Механика, а его с ремнем заставляют играть на скрипке. Или, наоборот, ребенок может стать великим музыкантом, у него Душа поет, а родители с пеленок готовят его к военной карьере, чтоб династия не прервалась.

- Да, проблема! – посочувствовал дядя Федор.

- И еще какая! – подхватил Кот Леопольд. – Вот мы и занимаемся подготовкой Материнских Душ. Чтобы хоть как-то вспомнили истинный замысел Творца. Эти люди так умеют все запутать! Дети просто не хотят, чтобы их собственный Сценарий так беспощадно ломали. И не соглашаются идти к таким родителям.

- А разве Души могут отказаться от воплощения? – удивился дядя Федор.

- Раньше, вообще-то, не разрешалось. Пришло время – изволь, воплощайся. Рождаемость тогда была на высоте. В то время даже лозунг был: «Родителей не выбирают». Но ничего хорошего из этого не вышло. В прошлом веке Творец затребовал статистику – и ахнул. Уровень родительской агрессии зашкаливает. Диаграмма Свободного Развития Природных Наклонностей – хоть плачь. Страхов в детях – намного выше предельно допустимой нормы. В людях иссякает Любовь, никакой Безусловности. Дети должны соответствовать представлениям родителей, а если не соответствуют – детей гнобить начинают, психику ломать. Дети сами вырастают с подсознательной ненавистью к тиранам и мучителям. А Тираны и Мучители у нас кто?

- Родители? – недоверчиво предположил дядя Федор.

- То-то и оно, – вздохнул Кот Леопольд. – Уж мы им внушаем, внушаем: «Ребята, давайте жить дружно!». Но не слышат нас, не слышат! В общем, в прошлом веке Творец увлекся идеей демократии и пересмотрел Инструкцию. Теперь Души имеют право выбирать и могут оставаться здесь, в Детском Саду, пока мы не подготовим Родителей.

- А еще дети не спешат рождаться, если родители могут быть для них опасны, – добавил Ангел с очень печальными глазами. – Я Ангел Умка, тоже из Отдела Подготовки.

- Как это – родители «опасны»? – спросил совершенно загруженный информацией дядя Федор.

- Прием наркотиков, алкоголя, курение – опасно для будущих детей, – стал перечислять Ангел Умка. – Идеализации любого рода – очень опасны для детей. Негативные эмоции: обиды, претензии, страхи, злоба, ненависть, депрессии – смертельно опасны для детей. Если мамочка склонна ко всему этому – есть опасность искажения, тело или разум могут получиться с дефектами. А кому охота тело с дефектами? Вот ждут мамочки очереди там, на Земле, а Души воплощения – здесь, в Детском Саду. И не получается у них Любви, пока мы с родителями хорошенько не поработаем.

- Да, интересно тут у вас! – восхищенно сказал дядя Федор. – Такие сложные задачи решать приходится!

- Это еще что, – довольно улыбнулся явно польщенный Кай. – Ты еще наши спецпроекты не видел. И Книгу Благодарностей не читал. Ну да ладно, не все сразу. А сейчас хочешь на собеседование?

- Хочу! А что за собеседование? – поинтересовался дядя Федор уже на лету.

- По подбору родителей. Интересная штука, знаешь ли! Ну, сам увидишь.

Собеседование на Седьмом Небе происходило в местечке под названием Райский Уголок. Щебетали экзотические птицы, порхали радужные бабочки, в зеленой траве стрекотали цикады. То тут, то там на травке сидели, стояли и лежали Души, ожидающие воплощения на Земле. А под Древом Познания был установлен длинный стол, за которым расположились несколько сотрудников Отдела Воплощения. Вид у них был слегка усталый и даже очумелый. На вновь прибывших никто не обратил внимания. Шла беседа с очередной Душой.

- Ну ты что, уже в третий раз от воплощения отказываешься! Ты что, до пенсии в Детском Саду кантоваться будешь?

- Придется, так и буду, – сердито сказал Душа. – Я что, виновата, что ли? Мне по сценарию надо родиться в России, в семье бывших рокеров, ныне увлекающихся йогой и икебаной. Уже сложности при подборе! Ладно, вроде подобрали семью. Так они хотят только и исключительно мальчика. А я по сценарию девочка, и без вариантов! Мне что потом, в трасвеститы подаваться? Или пусть их как следует готовят, или уже подбирайте мне другую семью.

- Ладно, иди. Передаем в Отдела Подготовки Материнских Душ. С ума они там посходили с этим полом! Какая на фиг разница??? Ребенок же!!! Живая Душа!!! Следующий!

- Я здесь, – подлетела к столу очередная Душа. – Готова к воплощению, родители супер, в Сценарий все вписывается, только они поссорились конкретно и спят теперь в разных комнатах.

- Ну, это не беда, – облегченно вздохнули по ту сторону стола. – Закажем Амурчиков, они свое дело туго знают. Пара стрел – и ты родился. Иди, сдавай ноутбук на склад. Завтра и воплотишься.

- Ураааа! – со свистом сквозанула счастливая Душа. Остальные проводили ее Полет завистливыми взглядами.

- А нам мама рождаться не разрешает! – наябедничала следующая. – В смысле не моя мама, а мама моей мамы. Она вслух ничего не говорит, а внутри боится: что люди скажут? У меня-то по сценарию мамочка молодая, незамужняя, на втором курсе учится. А моя мама боится свою маму расстроить.

- Так, какие будут предложения? – строго спросил главный Ангел за столом?

- Предлагаю обходной маневр, – придумала другая. – Создаем нашему объекту какое-нибудь заболевание. Хоть гастрит, например. Отправляем лечиться на курорт. К морю. А там знакомим с моряком дальнего плавания. Охи, вздохи, бархатные южные ночи, поцелуи при луне… Непреодолимое влечение… Мама далеко… А через 9 месяцев родится ребенок, зачатый в Свободной Любви!

- Предложение принято! Но потребуется время на создание гастрита и мотивации на курорт. Так что, Душа, потерпи еще немного, скоро уже. Следующий!

- Я следующий. Готова воплотиться хоть сейчас. Сил уже нет ожидать, – подлетела следующая Душа.

- Так, у тебя здесь нюансы. Вот смотри: в твоей семье одни женщины: мама, бабушка и тетя. Они тебя будут любить безумно, шагу не дадут ступить. Будут оберегать от всех бед и напастей. Пылинки с тебя будут сдувать! И от такой удушающей любви есть большой риск развития у тебя астмы. Вероятность – 90%. Ты как?

- Я готова, – тихо сказала Душа. – Пусть астма, я приспособлюсь. Но они так нуждаются во мне, так зовут меня… Им нужна моя Безусловная Любовь. Им без меня плохо… И я понимаю: они уже никогда не будут другими. Но они хорошие! Я готова принести в жертву свое здоровье, лишь бы мы поскорее встретились.

- Тогда – сегодня, – принял решение Ангел. – Мы уважаем твое осознанное Решение. Ты воплощаешься.

Душа воспарила ввысь, а остальные с почтением смотрели ей вслед. Выбор Жертвенной Любви – очень непростой, но каждая Душа имеет право на свой Путь.

- Ну, теперь я, – объявилась следующая Душа. – Мне подобрали замечательных родителей. Они меня хотят и ждут. И я в принципе готова.

- Так в чем же дело? – поторопил Ангел.

- Дело в том, что я – Индиго. На очень высоких вибрациях. А они – на гораздо более низких. И если я приду сейчас, я начну их разрушать. А я не хочу, я ведь их уже люблю.

- Самый действенный способ повышения вибраций – молитва, – сообщил Главный Собеседователь. – Пусть молятся, и воздастся им!

- Да у нас папа – бизнесмен-атеист, – извинилась Душа. – Он вообще-то хороший, но уж что поделаешь…

- Запишите: внушить мамочке молиться день и ночь, каждую свободную минутку. Если будет мало – устроить папе шоковую терапию. Аварию там, что ли… или тяжелую болезнь. Чтобы поверил и сам молиться начал.

- Ничего себе! – шепнул дядя Федор. – Жестоко…

- А куда деваться? – пожал плечами Кай. – Вибрации повышаются или осознанно, или насильственно. Как говорится, «не хочешь – заставим, не можешь – научим». Душе-то давно воплощаться пора! А наша задача – сохранить как Душу в Ребенке, так и Родителей. Усекаешь?

- Усекаю, – задумчиво сказал дядя Федор. – А неудачи бывают?

- Да бывают, куда же от них деться, – слегка увял Кай. – Когда дети умирают, знаешь как трудов совместных жалко? Но если у них не получается резонанса, Души покидают Тело, чтобы вернуться в Детский Сад, восстановиться и потом попробовать еще раз. В другое время, в другом месте, с другими родителями.

- А что должны делать Родители, чтобы ребенок захотел к ним прийти? – продолжал допытываться любознательный дядя Федор.

- Да все просто на самом деле. Если родители заранее любят ребенка таким, какой он получится – это Безусловная Любовь. Если они заранее простили ему все недоразумения и сложности в их будущих взаимоотношениях – это Безусловная Любовь. Если родители приняли решение не навязывать ребенку своих взглядов, а давать варианты выбора – это Безусловная Любовь. Если они заранее уважают в ребенке Личность – это Безусловная Любовь. А туда, где живет Безусловная Любовь, дети стремятся сами.

- Так просто? И так сложно… – задумался молодой Ангел.

Откуда ни возьмись материализовался завхоз Детского Сада – ангел Матроскин.

- Ну что, новобранец? Ознакомился?

- В общих чертах, – тряхнул крылом дядя Федор. – Столько всего… В Академии нам об этом не рассказывали.

- Не дрейфь, Ангел! Постигнешь наши премудрости. Не боги горшки обжигают.

- Матроскин, а можно один вопрос? – неуверенно начал дядя Федор.

- Можно, и даже не один! – бодро разрешил Матроскин.

- Я сегодня немного испугался. Столько несостыковок… То родители не готовы, то дети не хотят… А вдруг прервется род человеческий?

- Ну ты даешь, Федя! – оглушительно захохотал Матроскин. – А мы-то с тобой здесь на что? Как раз для того, чтобы этот самый род продолжался. Отныне, и присно, и во веки веков. Аминь!

- Да нет, я так и думал, – обрадовался дядя Федор. – Конечно же, Творец всегда что-нибудь придумает! И воздаст! Я верю!

- Философ ты юный… – с улыбкой глянул на него старый ангел Матроскин. Настолько старый, что еще хорошо помнил сыновей Ноя. – Веришь – это хорошо. Тогда полетели на склад, я воздам тебе личный ноутбук. И нечего тут зависать – работы невпроворот!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #19 : 19 Декабря, 2011, 20:57:41 »

ХОЗЯИН СУДЬБЫ
 
Жил-был на свете человек.
Человек как человек, не хуже и не лучше других. И Судьба ему выпала очень даже приличная, щедрая на подарки. Только он этих самых подарков не брал. Ну вот не брал – и все! Услышал он однажды, что человек сам хозяин своей судьбы, и уверовал в это раз и навсегда.
- Какие такие «подарки судьбы»? – часто говорил он. – Человек не может ждать милостей от природы, взять их у нее – вот наша задача!
Он и не ждал, сам брал. Да, трудно было, порою так на пределе возможностей шел, но все преграды преодолевал, все крепости брал то штурмом, то осадой, со всеми вражьими силами сражался до победного конца, и право на свое место под солнцем и блага цивилизации всегда отстаивал и утверждал.
От такой нелегкой судьбы устал он, потом заболел, а дальше и вовсе умирать взялся. Устал, надоело все. Стала его Душа отлетать, и узрел он сверху свое бренное тело.
- Эй, это я там, что ли, лежу? – озадаченно подумал он. – А кто же тогда здесь?
- Я, Душа твоя, – шепнула ему Душа. – Успокойся, все в порядке, отлетаем!


- Так ты, что ли, и правда существуешь? – удивился человек.
- Жаль, что раньше не заметил, – улыбнулась Душа. – Тогда у тебя и Судьба бы другая была…
- Так Судьба тоже существует? – не унимался человек.
- Ага! Я есмь, – услышал он голос. – Я – Судьба твоя.
Глянул он туда, где голос – и обомлел. Сидит на крылечке резного-расписного терема озорная девчонка в белом платьице, кругом цветы и птички порхают – загляденье просто.
- Удивлен? – спросила Судьба. – Вот такая я у тебя… Легкая и прекрасная!
- Не, ты не моя Судьба, – не поверил человек. – У меня какая-то трудная была и неповоротливая. Все сам, все сам!
- Так ты ж говорил, что хозяин своей судьбы, хотел сам все делать – ну, а я кто такая, чтобы с хозяином спорить? – хмыкнула Судьба.
- А что это за дом такой распрекрасный?
- Так это твой дом!
- Нет, что-то ты путаешь, Судьба! Я в панельной пятиэтажке жил, да чтобы хоть такую квартиру заработать, знаешь, сколько трудиться пришлось? Света белого не видел!
- Ну, ты сам себе такой путь выбрал, жаль только, что терем, который я тебе приготовила, невостребованным остался.
- Ах, черт! Правда жаль. Я о таком и не мечтал!
Тут увидел он, как на крылечко из терема выходит женщина в цветном сарафане, волосы русые до пояса, глаза синее моря, как из сказки вышла.
- А это еще кто тут в моем тереме обретается? – обеспокоился человек.
- А это жена твоя несостоявшаяся, Любава, – ответила Судьба. – Нравится?
- Опять ты путаешь! Я, пока не разбежались, женат был на Люське-бухгалтерше, никакой Любавы отродясь не знал и не видел!
- Конечно, не видел – ты ж от этого подарка заранее отказался, когда решил, что дерево надо по себе рубить, да? Вот и не встретились вы, и не поженились…
- Ну, если бы я знал, что мне такая жена положена, да разве бы я отказывался??? – расстроился человек. – Но мне не верится, что она за меня бы пошла, ведь кто я? – простой рабочей специальности, а она ровно царица какая. Таким мужчина нужен высокого полета!
- А чего ж ты космонавтом не стал, хотел ведь?
- Да космонавтами все пацаны быть хотели, только это ж невозможное дело! Как туда пробиться?
- Я бы помогла, – сказала Судьба. – Смотри!
И увидел человек себя на космодроме, как шагает в скафандре к космическому кораблю, шлем откинут, и улыбка такая счастливая – не хуже, чем у Гагарина! Все его провожают, ручками машут, и Любава там, среди провожающих, с платочком кружевным в руках
- Что, неужели и так могло быть??? – не поверил человек..
- Ничего невозможного нет, мог у тебя и такой вариант Судьбы случиться, да ты сам от этой мысли отказался, не дал ей расцвести, – посетовала Судьба. – И в космической карьере я тебе помочь могла, было бы желание!
- Да у меня вообще как-то желания с возможностями не совпадали, – вспомнил человек. – Я вот всю жизнь на «Жигулях» проездил, хотя мне зарубежная техника куда больше по душе. «Пежо» там или «Опель»…
- Да я тебе и вовсе «Бентли» приготовила, вон у забора стоит – зацени-ка!
- Да что ты мне голову морочишь, мне на такой и за три жизни не заработать было! – ахнул человек, обозревая шикарное авто.
- Так я по сходной цене, в связи со скоропостижным отъездом хозяина… Думала тебе приятное сделать, знала же, что хочется тебе. А ты – «три жизни, три жизни»… Вот и профукал возможность!
- А ну-ка, покажи, что я там еще профукал? – вконец огорчился человек.
И показала ему Судьба совсем другую жизнь – с интересной работой, путешествиями, приключениями, белоснежными яхтами, космическими кораблями, счастливой любовью, с красавицей женой и умниками детками, с почетом и уважением, достатком и процветанием. Человеку такое и не снилось, только в кино видел.
- Да как же так? – горестно спросил человек. – Неужели это все для меня было предназначено?
- А для кого же? Я ж твоя Судьба, не чужая!
- А почему я тогда совсем по-другому жизнь прожил? Вроде как начерно! Так, пунктиром наметил сбычу мечт, но не по полной, а слегка, в эскизах!
- Надо было Судьбе доверять, то есть мне, – объяснила его собеседница. – Расслабился бы и получал удовольствие, а ты…
- Но я же был уверен, что человек – сам хозяин своей судьбы! – вскричал человек. – Значит, он ею и управляет, что, не так?
- Конечно, хозяин, конечно, управляет! – засмеялась девчонка-Судьба. – Только знаешь, хороший хозяин с Судьбой дружит и все ее возможности использует. А плохой ей диктует, что можно, а чего нельзя. Где ж тогда Судьбе развернуться-то во всю мощь своих способностей?
- Выходит, я плохим хозяином был… – закручинился человек. – Какое там дружить? Можно сказать, палки в колеса собственной Судьбе ставил! Это сколько же интересного мимо прошло?
- Да уж, – вздохнула Судьба. – Что прошло, то прошло. Не разглядел ты меня, не оценил по достоинству.
- Знаешь, я бы тебя и увидел, да не оценил, – честно признался человек. – Какая-то ты несерьезная, форменный ребенок.
- А это я тебя уравновешиваю, – объяснила Судьба. – Ты-то с самого детства чересчур уж взрослый, быстро разучился верить в чудеса…
- А я, между прочим, тебе подсказывала, – подала голос Душа. – Звала тебя в полет, а ты меня даже не слышал, такой приземленный, реалистичный… Неподъемный просто! Вот так все и вышло, по-простому, без волшебства.
- Да уж, своим горбом, тяжким трудом, по минимуму, и никаких чудес, – вздохнул человек. – Эх, если бы кто заранее мне все это рассказал, да разве бы я так жил? Я бы совсем по-другому жизнь прожил.
- А как? – заинтересовалась Душа.
- А легко! Красиво! С верой! И с крыльями! Уж тогда бы я ни от одного Подарка Судьбы не отказался! Использовал бы все возможности по полной программе! И жил бы не по чужим указкам, а по велению Души!
- Смотри-ка, какие судьбоносные решения, – обратилась Душа к Судьбе. – Прямо слушать приятно.
- Ага, душевно излагает, – согласилась Судьба. – Может, не все потеряно?
- И я так думаю, – ответила Душа. – Есть у него еще и время, и возможность что-то исправить, да?
- Ладно, Душа, сделаю ему еще один подарок, – решила Судьба. – Дадим ему еще один шанс! Давай-ка, Душа, возвращайся, пока не поздно.
И в это же самое время в машине «Скорой помощи» вздохнул и стал медленно открывать глаза человек.
- Быть того не может! – воскликнул доктор. – Смотрите, возвращается!
- Да уж… Чудеса так чудеса. Не иначе, любимчик фортуны, – отозвалась медсестра. – Слышите меня, больной?
- Слышу, – разлепил губы он. – У меня…счастливая…судьба…
- Оно и видно, – согласился доктор. – Считай, новую жизнь получил!
- Принимаешь мой подарок? – тихо шепнула ему на ухо Судьба.
- Второй шанс, – прошептал Хозяин Судьбы и улыбнулся, потому что его Душа не удержалась запела.

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #20 : 23 Декабря, 2011, 21:55:39 »

ЗАВТРАК БОГОВ
 
Я приехала на этот волшебный бело-зелёно-голубой остров одна. Мне было просто необходимо вырваться из привычного мира и посмотреть на него со стороны. Да и на себя в том мире – тоже. Не первый раз применяю этот метод, и он всегда работает отлично.

Я сняла комнату в крошечном отеле, подальше от центральных улиц. Отель стоял на возвышенности, и из окна было видно множество домов – белые стены, увитые зелёным плющом и виноградом, и дальше – полоска моря. Тишина, покой и уединение.

Первое время я уходила к морю и просто бродила по берегу в часы, когда отдыхающие уже или ещё спали, и были только море, небо, крики чаек и я. Я была одна, и мне было хорошо.

Нет, вовсе не зализывать раны приехала я в это чудное местечко. Не было их, ран. Но вот и того, что мне хотелось – тоже почему-то не получалось. И я твёрдо знала, что мне следует сделать всего маленький шажок, понять какую-то простую вещь, чтобы всё сложилось.

По этой причине я и не тащила с собой на остров ничего старого и привычного – только себя. Поэтому бродить по пустынному берегу мне было то, что доктор прописал.

Через неделю я почувствовала, что уже могу интересоваться чем-то другим, кроме тишины и одиночества. Хозяин гостиницы за небольшую плату тут же прислал ко мне гида – молодого человека, неплохо болтавшего на восьми языках.


Я могла связно изъясняться только на двух. К счастью, оба этих языка были вполне освоены моим гидом. Хозяин называл его Мирчо, я сократила имя до Мир. Мне было приятно думать, что сам Мир сопровождает меня в моём путешествии.

Мне не хотелось шоппинга и шумных мест, где толкутся туристы. И я попросила его свозить меня туда, где тихо, красиво и можно подумать о вечном. Мир понимающе кивнул. Мне вообще казалось, что он видит меня не в общем, а как-то вглубь. Такие у него были глаза – мудрые и понимающие.

- Хотите в горы? Там есть женский монастырь и часовня. Она очень старая. К ней приезжают женщины, которые перестали понимать себя.

Оп-па… ну и дела!!! Ведь мой юный гид попал не в точку, а просто в центр этой самой точки. Собственно, с этой целью я и прибыла на остров – разобраться, почему я, такая умная, красивая, успешная, популярная, востребованная, сексуальная – и одна. Добровольно одна, заметьте, по велению сердца! Этого я никак не могла уразуметь…

- Хочу, – тут же сказала я. – Хочу понять себя. Когда выезжаем?

- Рано утром, на рассвете, я за вами заеду, – пообещал Мир. – Добираться далековато, но вы не пожалеете. Это как раз то, что вам надо.

Спала я как убитая, и утром только помнила, что мне снились какие-то замысловатые сны, которые я не могла воспроизвести. Что-то эдакое, космическое. Когда мой Мир заехал за мной, я была вполне бодра и готова к дальним странствиям.

Всю дорогу я любовалась пейзажами. Они впечатляли. Если бы мне надо было выбрать место для Рая на Земле – я бы выбрала этот остров, до того он был красив и покоен.

Мирчо вел машину уверенно, не очень быстро – видимо, чтобы я успела насладиться погодой и природой. Я и наслаждалась. Попутно он мне рассказывал о местах, которые мы проезжали, и это тоже было очень интересно.

Мирчо жизнерадостно объявил, что мы почти у цели, когда вдруг что-то случилось. Машина зачихала, задергалась и заглохла. Мир несказанно удивился.

- Этого не может быть, – пробормотал он, вышел, попинал шины и нырнул под капот.

Какое-то время он возился там, потом снова попробовал завести машину. На этот раз она даже чихнуть не соизволила. Мирчо попробовал ещё какие-то манипуляции, потом удручённо захлопнул капот и обескуражено сказал:

- Я прошу прощения. Я просто не понимаю, в чём тут дело.

- И что теперь? – с любопытством поинтересовалась я.

- Теперь надо идти в деревню за помощью. Там есть механик. Мы недавно проехали поворот туда, километра 2 назад.

- Ну, надо – значит надо, – кротко сказала я. – Пойдёмте.

- Да нет, вам-то зачем идти? – заторопился Мирчо. – Чуть дальше, вон за тем поворотом – часовня, прямо у дороги. Мы немного не доехали. А выше, на горе – монастырь. Но его отсюда не видно. Пойдёмте, я вас провожу к часовне, вы пока можете осмотреть её и помолиться, если хотите. А я быстренько в деревню – туда и обратно.

- Иди уже, – сказала я. – До поворота я и сама доберусь. Буду ждать у часовни.

- Я захватил воду и кое-какую еду, – виновато сказал мой гид. – Возьмите, перекусите там. А то вдруг я долго?

- Давай, – великодушно согласилась я. – Отчего ж не перекусить? С удовольствием.

Всегда надо давать людям возможность откупиться, если они чувствуют себя виноватыми. Это я давно поняла…

Мирчо вручил мне сумку с провизией и потрусил назад, к деревне, а я поднялась в гору ещё метров на 300, и за поворотом правда обнаружила часовню. Она выглядела очень симпатично, уютно как-то, и прекрасно вписывалась в пейзаж.

Я подошла к ней, обернулась – и ахнула. Кто смотрел в погожий ясный день с горы на море – меня поймёт. Это бесполезно описывать словами, это надо видеть и чувствовать. На какое-то время я просто замерла, как жена Лота, и позволила всему этому великолепию хлынуть в меня потоком.

Я всегда стараюсь запомнить на телесном уровне то, что приводит меня в такое восхищение. Потом, долгими зимними вечерами, можно воскрешать эти воспоминания и снова чувствовать, «читать» всем телом свои «путевые заметки».

Через какое-то время я пришла в себя и двинулась к часовне. Она была белая, небольшая, и двери её были закрыты на замок. Странно… Не в обычае тут вот так двери часовен закрывать. Я безуспешно подёргала замок и пошла вдоль стены.

Сбоку часовня тоже выглядела неплохо: дикий виноград, зелёный глянец на белом шершавом камне – красота. Я ещё немного погуляла вокруг и присела на травку. Наверное, самое время было перекусить.

В сумке оказалась простая и полезная пища: листья салата, помидоры, лепёшки, копчёное мясо, сыр, а ещё полотняные салфетки и пара бутылок с водой. Мясо я не ем, я вообще привыкла довольствоваться малым, так что меню вполне меня устраивало. Завтрак богов!

Я расстелила салфетку, художественно разложила сыр и помидоры на листьях салата, отломила кусок лепёшки, и тут услышала шум: кто-то спускался с горы прямо по лесу. Ждать долго не пришлось: из густых зарослей к моему «кафе под открытым небом» вышла женщина. Она увидела меня и улыбнулась, как старой знакомой. Улыбка у неё была хорошая, солнечная.

- Здравствуйте, – на всякий случай сказала я.

- Приветствую тебя, сестра, – кивнула она, внимательно глядя мне в глаза.

Я слегка удивилась: здесь, конечно, многие по-нашему болтают, но чтобы монашка из горного монастыря? Впрочем, чего только жизни не случается… То, что она была монашка, у меня сомнений как-то не вызывало – во-первых, это вот «сестра», во-вторых, синее покрывало (по-моему, этот оттенок называется «индиго»), окутывающее её с головы до ног, а в-третьих – ну и кому ещё здесь быть?

- Не разделите со мной трапезу? – спохватилась я.

- С благодарностью, – легко согласилась она и присела напротив. – Меня зовут Тея.

- Очень приятно, Тея. Я – Ева. Угощайтесь.

Люблю, когда люди говорят то, что чувствуют. Не из приличия, а то, что на самом деле. Она была такая – это сразу ощущалось. Хочется есть – так какой смысл жеманничать: «Ну что вы, что вы, ах, оставьте!»???

- Ждёшь? – спросила она, отламывая кусок лепешки.

- Жду, – подтвердила я, так как это была чистая правда.

- А его все нет и нег… – продолжила она.

- Так он только что ушёл, наверное, надо подождать? – предположила я. – Он в деревню пошёл, у нас что-то с машиной случилось.

- Я не про него, – покачала головой монахиня. – Этот вернётся. Через нужное время. Я тебя про твоего мужчину спрашивала.

- Про моего мужчину? – опешила я. – Это про какого из них?

- Про того, которого ты хочешь, но никак не можешь встретить, – объяснила она.

Я была в замешательстве, но недолго. Конечно, она читала мои мысли, и это было странно. Я ж никому о цели своего путешествия не докладывала. А с другой стороны – если Мир (не Мирчо, а большой Мир!) стремится мне помочь, послав мне собеседницу, то с какой стати я буду отказываться???

- Вы правильно догадались, – ответила я. – Ещё не встретила. Но надеюсь!

- Ведь ты не одинока? – предположила она, коротко глянув на меня.

- Нет, конечно. У меня дети! И друзья. И коллеги. И вообще – много знакомых, с которыми мне здорово и интересно.

- Я о мужчинах. За тобой ухаживают, тебя любят, твоего внимания добиваются. Так?

- Так.

- И в чём же дело?

- Дело в том… – начала я и запнулась.

Мне и себе-то было сложно объяснить, в чём дело. Собственно, я и не знала, почему я принимаю любовь, но отвергаю секс. Вернее, стала отвергать – с некоторых пор. Совсем. Кстати, многие мои подруги считали, что я просто дура – кочевряжусь и цену себе набиваю. Но это было не так. А как вот???

- Я попробую догадаться, – помогла мне Тея. – Ты не будешь возражать?

- Нет, – улыбнулась я. – Интересно даже.

Взгляд со стороны – разве я не этого хотела? Ну вот, будет сейчас такой взгляд. От незнакомой женщины, в незнакомой стране, в незнакомом месте. Такой взгляд должен получиться исключительно непредвзятым!

- В твоей жизни было много любви и много любимых, – медленно начала она. – Это неудивительно: в тебе ощущается Свет Любви, и ты притягиваешь людей этим светом.

Ну да, так оно всё и было, это я и сама могла о себе сказать.

- Ты никогда не обижалась, не зацикливалась на мелочах, не предъявляла претензий миру. Тебе было интересно: а что там, дальше? Верно?

- Верно, – засмеялась я. – Люблю, когда интересно! А чего интересного – старые отношения перетряхивать? Я уж лучше в новые погружусь! Или побуду в благословенном одиночестве!

- Молодец, – одобрила Тея. – Так и надо. Поэтому жизнь свою ты живёшь радостно и азартно. И вам с ней друг с другом не скучно!

- Да уж не скучно! – снова улыбнулась я.

- И многие говорят о тебе: «Ну что ей ещё от жизни надо???» – а иные и завидуют. Это понятно. Талантлива, успешна, привлекательна… Я думаю, и лёгких романов в твоей жизни было предостаточно, и серьёзных отношений.

- Да, всё было, – легко признала я. – Радость встреч, боль потерь… И ни о чём не жалею! Пусть завидуют, если хотят. Что было – то моё.

- Но в последнее время ты стала избегать физической близости, не правда ли? – вдруг спросила Тея.

Ох… Вот и сформулировалась тема моих раздумий. Именно это я и делала в последнее время. Сама удивлялась – но вот избегала я этой самой близости, и всё тут.

- Не скажешь, почему? – спросила она.

Я раздумывала совсем не долго. В самом деле, что мне терять?

- Понимаете… Не то чтобы я не хотела! Нет! С желаниями у меня всё нормально. Гормоны играют, мужчины волнуют, кое-кто даже очень нравится. Но! Каждый раз я чувствую: не то! Не тот случай, не мой мужчина! То есть будет повторение пройденного. А какой смысл раз за разом повторять то, что уже заранее известно? Словно спускаться с небес на землю…

- Никакого смысла, – подтвердила она. – Я тебя понимаю, сестра.

- Не то чтобы я совсем уж в монашки записалась, – вслух размышляла я. – Но и особого желания экспериментировать не испытываю. Хотя знаю, что если встречу того, кого ищу, то меня ничто не остановит, и я окунусь в эти отношения с головой. Вот ведь странно получается, да? Хочу, но не хочу…

- Странно, –

улыбнулась она. – Скажи мне, а давно это началось? Когда? Что случилось в твоей жизни? Постарайся вспомнить.

- Да что случилось? – задумалась я. – Ничего такого особенного… Понимаете, был у меня период такой… ну, переосмысления, что ли. Наверное, входила в возраст мудрости. Подводила итоги, ставила цели. Шлифовала свой образ – и внешний, и внутренний. Проводила ревизию и утилизацию. В общем, активно занималась собой.

- Ну и как? Успешно?

- На мой взгляд, да, – честно оценила я. – Если сравнивать «до» и «после»… Мне кажется, что я помолодела лет на 15! И внутри появилось ощущение простора, полёта, восторга! Чистоты какой-то… Понимаете, вроде я – и не я. Всё интересно, всё успеваю, всё получается. Словно крылья за спиной выросли!

- И ты стала жить больше не разумом, а ощущениями? – подбодрила меня она.

- Так оно и есть! Чувства обострились, стали такими чистыми, ясными… Тело – поёт! В общем, вроде, радоваться надо. Да я и радуюсь! Любви в моей жизни – море! Но вот в плане секса…

- Ощущение, что они где-то далеко внизу, да? – спросила она меня. – А ты – в небе, свободная, словно птица.

- Ну, где-то так. Только это не высокомерие, нет!

- А кто говорит о высокомерии? – очень удивилась она и откусила кусочек сыра. – Мы говорим о полёте…

- Полёт! Да! Это ощущение я ни за что не хочу променять! Но я в этом полёте – одна, рядом что-то никакой мужской фигуры не наблюдается. Даже в мыслях. Короче, я не понимаю, что такое со мной случилось???

- Всё просто. Ты перестала быть женщиной.

- Что-о-о-о???? – опешила я.

Возмущение поднялось во мне волной. Да я столько времени потратила на осознание своей женской сущности!!! Можно сказать, только сейчас стала ощущать себя женщиной по-настоящему, а она… Что она вообще говорит???

- Ты перестала быть женщиной и стала Богиней, – спокойно завершила она свою мысль.

И наступили тишина. Я переваривала услышанное.

- Как вы сказали? Я стала Богиней? – на всякий случай уточнила я.

- Богиней, – с удовольствием подтвердила она, расправляя складки своего синего покрывала. – Это так, сестра.

- И…что? – осторожно поинтересовалась я.

- И теперь всегда ею будешь, – тут же отозвалась она. – Ты к этому шла, стремилась, хотела – ну и вот…результат налицо!

- Какой результат? – тупо спросила я.

Мой острый и гибкий ум внезапно перестал быть таковым. «В голове моей опилки, да, да, да!», – вспомнилась мне бессмертная мудрость Винни-Пуха.

- Богине не годится в спутники обычный мужчина, – объяснила Тея. – Богине нужен Бог.

- Бог, – повторила я, пробуя это слово на вкус. – Это как – Бог? В монастырь, что ли?

- Зачем – в монастырь? Вовсе необязательно, – развеселилась Тея. – Видишь ли… Когда женщина достигает состояния Богини, она наполняется совсем другой энергией. Бушующей энергией космических масштабов. У тебя внутри – целая Вселенная! Ты знаешь об этом?

- Кажется, да, – медленно сказала я. – У меня теперь почти всегда… Если я закрываю глаза, сразу возникает звёздное небо. Как в космосе. И я понимаю, что оно – это я. И сны мне снятся тоже такие…вселенских масштабов. Раньше этого не было.

- И часто, глядя на людей, ты испытываешь материнские чувства, – предположила она.

- Испытываю, – согласилась я. – Только при чём тут «Богиня»? Просто мне лет уже…немало. Пора.

- Да ничего подобного! Годы тут ни при чём, – живо отозвалась она. – Богиней можно стать в любом возрасте. Если сумеешь подняться над суетой, мелочами, обыденностью. Если осознаешь себя как Источник Любви. Если освободишь свои крылья! Но не всем удаётся. В каждой женщине спит Богиня, просто не каждая умеет её освободить. Ты вот – смогла.

- Очень хорошо, – в некотором замешательстве сказала я. – Ладно, пусть я Богиня. Я и сама что-то такое подозревала. По крайней мере, я себя так ощущаю. Но при чём тут секс? Вернее, почему я его отвергаю? Тут я совсем как-то запуталась…

- Секс… – протянула она, словно раздумывая.

- Ой, вы извините, если я вас напрягаю, – вдруг опомнилась я. – Может, вам про это и говорить-то не положено?

- Мне? – она даже немного развеселилась. – Да отчего же? Вовсе нет! Скажи, а для тебя секс – это вообще что?

- Для меня? Ну, это предельная близость… взаимопроникновение… слияние… Когда два человека как одно целое. Но не только телом, а и душами, понимаете? В первую очередь – душами!

- Понимаю, – кивнула Тея. – Танец Душ… Ты – Богиня, сестра. Ты постигла истину. Телом могут соединяться и животные, и это естественно и прекрасно. Когда соединяются мужчина и женщина, и от их любви рождаются дети.

- А кто рождается от Богов? – с замиранием сердца спросила я.

- Разумеется, Вселенные, – уверенно ответила Тея. – Кто ещё может родиться от Большого Взрыва?

Я замолчала. Честно говоря, моя голова и так была на грани Большого Взрыва. Всё, что говорила Тея, было совершенно фантастическим – и а то же время невероятно реальным. Как будто я и сама всё это давно знала, но не могла выразить словами.

Тея извлекла из складок своего одеяния спелое яблоко.

- Хочешь? – спросила меня она.

- Хочу, – протянула руку я. Но взяв яблоко, почему-то не спешила откусить от него, а перекатывала с ладони на ладонь, любовалась его румяными бочками.

- Ты прекрасна, сестра, – откровенно любуясь, сказала Тея. – Как та самая, первая Ева, которая сорвала его в райском саду…

- Но ты не похожа на Змия-Искусителя, – засмеялась я.

- Очень даже похожа, – возразила она. – Я скажу тебе очень соблазнительную вещь. Запомни: грех – это человеческое понятие. Боги – безгрешны. Они выше этого.

- Потому что на Олимпе?

- Потому что в полёте. Потому что в Божественной Любви греха нет… Там вообще ничего нет. Только ты, безграничная любовь – и небо.

- А Адам там есть? Как же без него? Ведь вдвоём летать веселее? – усомнилась я.

- Разумеется! Только, знаешь ли, мужчин делают Богами женщины. Богини. Подтягивают до своего уровня. До небес! Ты тоже умеешь. Только пока не пробовала. Научись видеть в мужчине Бога – и он станет им. Не поклоняться ему, не приносить жертвы, а просто – быть рядом, в свободном полёте!

- Тея… А каждый может стать Богом? – вдруг возник у меня вопрос.

- Каждый, кто хочет и не боится.

Кто хочет и не боится… Получается, мне осталось только найти такого, кто хочет и не боится – и сделать его Богом. Трудная задачка, однако… Для человека – точно. Если только для Богинь…

- Тея! Вот ты сказала – Танец Душ. А как это?

- Очень просто, – сказала она, поднимаясь. – Ты закрываешь глаза – и слушаешь Музыку Души. Свою и чужую. И сливаешь эти музыки воедино. Это не только секса касается. Вообще – любых отношений. Потанцуем?

- Потанцуем! – вскочила я.

Как только я закрыла глаза, снова возникло звёздное небо, и ощущение космического пространства, и невероятного расширения – как будто я могла обнять всё это разом и наполнить собой. Своей Любовью.

А потом я и впрямь услышала музыку. Наверное, это была Музыка Сфер. И я, не открывая глаз, отпустила тело, позволила ему кружиться и выгибаться, двигаться, как оно хочет. И уже не я руководила телом, а оно – мной. Оно явно помнило этот самый Танец Душ. Во всяком случае, мозги тут были явно не нужны!

В какой-то момент танец взорвался золотым звездопадом. Бог весть, сколько времени это продолжалось. Наверное, это был экстаз. Не знаю. Во всяком случае, пришла в себя я только тогда, когда услышала голос Мирчо. Да и то, наверное, не сразу. Потому что, открыв глаза, я ещё какое-то время приходила в себя – возвращалась из своего внутреннего космоса в текущую реальность.

- Это было восхитительно, – ошеломленно произнёс мой Мир, не сводя с меня глаз. – Просто… божественно.

- Мы завтракали, а потом нам захотелось потанцевать, – зачем-то объяснила я.

- Мы?.. – Мирчо был явно в непонятках.

Только тут я сообразила, что Теи нигде не видно.

- Ко мне спустилась с горы монахиня. Наверное, из монастыря. Такая, в синем покрывале. И мы разделили трапезу. Её звали Тея.

Мирчо смотрел на меня во все глаза.

- Там никто не живёт, – медленно произнес он. – Это заброшенный монастырь, просто живописные руины.

- Тогда…кто это был? – уставилась на него я. – Может, из деревни?

- Нет… Это не из деревни, – покачал головой Мир. – Я слышал о таком, но никогда не думал, что… Хотя…

- Мир, ты чего? – озадачилась я. – Что случилось-то?

- Есть такая легенда. Иногда с горы спускаются древние Боги. Но их дано увидеть не каждому.

Мирчо умолк.

- Мир! Ну не замирай! – в нетерпении подогнала его я. – А кому дано?

- Тем, кто сам стал Богом, - ответил Мирчо. – Они приходят приветствовать собрата и потанцевать с ним.

«Собрата? Или со-сестру?», – мелькнуло у меня в голове. Странно, но мне ни разу в голову не пришла мысль, что Тея была галлюцинацией, или что я сошла с ума.

- Мирчо, ну почему из тебя клещами всё надо вытягивать? – посетовала я. – Ладно, предположим, приветствуют. А дальше-то что?

- Мне, смертному, не дано знать намерения Богов, – смиренно произнес Мирчо. – Наверное, вы лучше знаете, что дальше.

Так. Хорошо. Видно, Мирчо ещё не готов был летать со мной на одном уровне. Ну и ладно!

- Я полагаю, дальше надо решить вопрос с починкой машины, – подсказала я. – Ты привёл механика?

- Я привёл. Только он оказался не нужен – машина сразу завелась, с пол-оборота, – доложил мой Мир. – Сам не понимаю, что это было!

- Ещё мне хотелось бы попасть в часовню, но там, на дверях – замок, – продолжила я.

- Где – замок? – непонимающе спросил Мирчо, переводя глаза то на меня, то на двери.

Я взглянула – мама моя, двери распахнуты настежь, никаких замков не наблюдается. Мне казалось, что Мирчо вот-вот рухнет в обморок, поэтому я решительно взяла ситуацию в свои руки. Я заставила его рассказать мне историю часовни, монастыря и вообще этих мест. Потом мы сели в машину и проехали выше, к монастырю. И правда, не соврал мне Мир, это были действительно живописные, но необитаемые руины.

Потом мы поехали обратно, и я всё время задавала Мирчо вопросы, чтобы он не впадал в состояние благоговейного восхищения. Мирчо взял себя в руки и выполнял обязанности гида с особенным рвением.

- Мирчо, а где ты учился языкам? – спросила я его.

- Греческий – мой родной, английскому меня учили родители, русскому научился во время учёбы в Москве, остальные – как-то сам выучил. Мне хорошо даются языки.

- У тебя очень хорошее произношение. Просто божественное, – искренне похвалила я.

Мир засиял и расцвёл улыбкой, и бросил на меня такой благодарный взгляд, что я внутренне ахнула: так вот, похоже, как Богини поднимают мужчин в заоблачные выси!!!

- Я люблю русский язык, – застенчиво сказал он. – Часто хожу на русские сайты, общаюсь с людьми, для практики и расширения словарного запаса. Так вот, я недавно прочитал очень необычную русскую молитву, только кто её придумал, не знаю.

- Ну-ка, ну-ка, – заинтересовалась я.

- «Я хочу любить тебя, но не держать тебя. Я хочу ценить тебя без условий и рассуждений. Я хочу присоединиться к тебе, но не вторгаться в тебя. Я хочу помогать тебе, но не упрекать в неумении. Если мы оба будем этого хотеть, мы можем встретиться».

Здорово, правда?

- Здорово, – согласилась я.

Это правда было здорово. Это было Послание. Мир, как всегда, был добр ко мне, и через Мирчо ответил на мой главный вопрос: будет ли рядом со мной в свободном


полёте лететь тот, которого я ждала. Мужчина, которого я увижу и почувствую, как Бога. И теперь я знала, как притянуть его к себе, в небо, на высоту птичьего полета.

«Ты есть Бог», – тихонько шепнула я. Слова выговорились легко, как будто я была к ним готова давно-давно.

«Надо будет приобрести себе какой-нибудь сарафанчик цвета индиго», – пришло мне в голову.

- Мир! Вези-ка меня туда, где продают одежду для Богинь! – весело распорядилась я.

- Знаю такое место, – с энтузиазмом отозвался мой добрый Мир.

А я покрепче сжала в руке краснобокий плод – яблоко, которое подарила мне древняя богиня Тея во время нашего завтрака. Завтрака Богов…

Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Olika

  • Алмазный Столп
  • *****
  • Благодарности 17186
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 12857
  • Сегодня самый лучший день! И так каждый день...
    • Кстати. подарки по поводу и без.
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #21 : 24 Декабря, 2011, 12:52:50 »

Натулечка!!!!!! Благодарю тебя за сказку!!!!!!!! Даже не могу описать какие ощущения она во мне вызвала...

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #22 : 24 Декабря, 2011, 19:47:09 »

Оленька,  poseluy2 poseluy2 poseluy2
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #23 : 18 Января, 2012, 23:23:15 »

ЗЛЫДНЯ

Поселилась во мне Злыдня. Нет, так-то я белая и пушистая, родители меня как следует воспитали: все пойму, всех прощу, где надо – смолчу, обиду – проглочу. В общем, плюшевый зайчик, а не женщина! И откуда эта Злыдня объявилась – ума не приложу?!

Только вот стала я замечать, что иногда мне хочется заорать во всю глотку, высказать все, что наболело, шмякнуть, плюнуть и растоптать. Так меня, понимаете ли, все раздражать стало…

С утра встанешь – и сразу уже раздражаешься. Муж что-то речитативом бубнит, сын басит, свекровь третьим голосом подпевает, и всем чего-то от меня нужно – такая вот опера. На работу придешь – целый хор: сплошное жужжание, что почем да кто кого, и так до 18.00. С работы вернешься – муж по телевизору спортивный канал смотрит, стадион гудит, муж вслух комментирует… Сын музыку свою включит – «ды-дынц, ды-дынц», все мозги выносит. Свекровь вся такая приторно-ядовитая, как крысиный яд, ни слова без подковырки, кукует и кукует, только года мне в минус идут…

И ведь что характерно – раньше я как-то со всем этим жила, и ничего. А тут вдруг стала Злыдня из меня вылезать. Поднимет голову – и подстрекает меня на неадекватные действия. Ну, например, запустить в телевизор вазой – и чтобы оба вдребезги! Или налить в стереосистему водички и посмотреть, как она потом свое «ды-дынц» делать будет. А на работе карантин объявить, чтобы все марлевые повязки надели и хоть немного помолчали. А еще лучше – гранатой запулить, чтобы уж наверняка. Это не я, это Злыдня мне такое нашептывает… И понимаю, что держусь я уже из последних сил, вот-вот начну все это в жизнь воплощать.

Злыдни я боюсь. Каждый раз, как она вылезает, я начинаю ее мысленно обратно запихивать и коленкой утрамбовывать, чтобы не дай Бог, никто не подумал, что Злыдня – это я. Но, конечно, не всегда получается. Иной раз сорвусь и кааак наору! Прямо до истерики. На работе, конечно, я себе крайне редко такое  позволяю, когда уж совсем край, а вот дома иной раз не сдержусь. И сама потом удивляюсь: повод-то обычно бывает какой-нибудь мелочный, яйца выеденного не стоящий, а вот как понесет меня – так и не остановишь. А потом сама себя поедом ем, потому что стыдно, и чувство вины гложет. А семейство мое словно чувствует – начинают во мне эту самую вину подогревать и раздувать, так что я потом себя и правда начинаю Злыдней чувствовать. Хотя она – не я!!!  Я же хорошая, добрая по натуре, если бы не Злыдня – я бы никогда такого себе не позволила, а она вот провоцирует…

И вот однажды после очередного срыва сижу я в гордом одиночестве и размышляю, как бы эту Злыдню в себе изничтожить. Чтобы не было ее вообще, чтобы не мешала мне быть белой и пушистой, окружающих собою радовать. Интересно, где во мне эта Злыдня сидит и как бы ее оттуда выковырять?

И тут случайно глянула я в зеркало, а там – о господи! – вроде я, а вроде и не я. Такая дамочка востроносая, с прищуренным глазом, с улыбочкой на один бок, будто что-то ехидное сказать хочет.

- Это еще что такое? – ахнула я. – Неужто галлюцинация?

- Нет, — говорит, — не галлюцинация я, а твоя любимая Злыдня, прошу любить и жаловать.  Ты меня хотела выковырять – ну так я не стала дожидаться, сама объявилась.

- Ах, вот как! – говорю, — стало быть, ты и есть та сущность, что мне жизнь отравляет и в глазах общественности мое реноме по полу валяет. И откуда ты взялась, такая наглючая да агрессивная, и кто тебе разрешил во мне поселиться?

А она мне в ответ:

- Здравствуйте-подвиньтесь! Да я тут вообще с рождения прописана, потому как я – твоя неотъемлемая часть и имею полное право на самовыражение.

- Очень, — говорю, — здорово! Ты, значит, самовыражаешься, а мне расхлебывай? А то, что меня из-за тебя Злыдней за глаза зовут – это как вообще? Думаешь, приятно? Я ж не такая!

- Такая-такая, — расхохоталась Злыдня мне прямо в лицо. – Люди зря не скажут! Поскольку ты меня не замечала, подавляла, дышать мне не давала, я и разрослась. Специально, чтоб заметили!

- Да уж куда больше-то, тебя не заметишь, как же! – отвечаю я. – И чего тебе надобно, неотъемлемая часть?

- Мне – ничего, — и плечиками эдак пожала, — а вот тебе, как я понимаю, порою хочется разнести все вокруг вдребезги пополам, уничтожить, с землей сровнять и на этом месте новое построить. Можешь не возражать, я ж – твоя жиличка и про тебя все знаю.

Конечно, я ей хотела выдать по первое число, что, мол, нет, ни о чем таком я не мечтаю, а потом думаю: «А чего врать? Так-то Злыдня близко к правде оказалась, порою хочется мне все на слом пустить и начать жизнь с чистого листа».

- А не получится, — скалит зубы она. – Я-то никуда не денусь, с тобой останусь, значит, и по новой у тебя все так же пойдет. Неправильное решение!

- А какое правильное?

- С этого бы и начала, — говорит Злыдня. – Я ж, как и ты, тоже не вредная, а вовсе белая и пушистая. Ежели со мной по-хорошему, так я со всей душой отвечу и разъясню, зачем я тебе нужна и почему такая большая стала.

- Да? Ну, не могу сказать, что я тебе так уж и поверила, но послушаю со всем вниманием. Будь добра, расскажи!

- Сначала-то я была Здоровой Злостью, маленькой такой, компактной. Она каждому от природы выдается, чтобы сигнализировать о неудобствах. Разозлился на что-нибудь или на кого-нибудь – значит, неудобно тебе, некомфортно, надо меры срочно принимать.  Как только положение изменилось – я сразу калачиком сворачиваюсь и засыпаю. А с чего тебе злиться, если все хорошо? Ну, а если ты не услышала, не увидела, хорошо себе не сделала – уж не обессудь. Ты в раздражении, а я им питаюсь. Для меня раздражение, что для тебя драже – раздуваюсь, как на дрожжах. А когда меня слишком много становится, ты меня уже так просто не задвинешь – я тебя сильнее становлюсь.  И я из Здоровой Злости перерождаюсь в Нездоровее Самолюбие. Извини, ничего не поделаешь, природа моя такая.

- И я заметила, что ты из-под контроля выходишь, — кивнула я. – Раньше-то я тебя подавить запросто могла, а теперь вот срываюсь. Ругаю себя потом, а ничего поделать не могу – словно взрывает меня изнутри!

- Это я такая необъятная и всепоглощающая стала, вот наружу и прошусь, — объясняет мне Злыдня. – И не думай, что меня это радует. А просто работа у меня такая, и должна я ее честно выполнять.

- Ага! Тебе – работа, а мне – полная хана! – говорю ей я. – Меня это тоже не радует.  А нельзя сделать так, чтобы и тебе, и мне снова радостно было?

- Отчего нельзя? – отвечает моя Злыдня. – Можно! Если ты меня на диету посадишь, перестанешь меня раздражением пичкать, так я быстро похудею и слова стану миниатюрной, буду спать себе в уголке и сладкие сны видеть.

- А как же мне не раздражаться? – опечалилась я. – Целыми днями все эти «ды-дынц», «бу-бу», «жу-жу», «ку-ку», «гоооол!». Знаешь, как достает?

- Мне ли не знать, — ухмыляется Злыдня. – А только кроме тебя никто ситуацию не разрулит и к общему знаменателю не приведет. Давай, коллега, самоопределяйся.

- Так у них же тоже право на самоопределение есть? Мне только и остается – молчать, пыхтеть и злиться.

- «И злиться» – «излиться», — подсказывает мне Злыдня. – Ты не копи раздражение, а сразу изливай его в доступной форме. Чтобы мне меньше досталось!

- Да ты что! – испугалась я. – Ну как я свекрови скажу, что она – змея из семейства пресмыкающихся? В смысле, что сынок ее, а мой муж, перед ней всю жизнь пресмыкается, и я вместе с ним. Она меня тогда совсем заглотит!

- А ты в глаза и не говори, ты возьми чистый лист бумаги, да на него и излей весь свой гнев. А потом сожжешь и пепел по ветру развеешь. Считай, и освободилась!

- Ну, свекровь – ладно. А остальные?

- И с остальными так же. Тебе что, бумаги жалко?

- Да не жалко. Заведу я такой гроссбух, назову его «Гневник». Ну, как «Дневник», только от слова «гнев». И писать в нем буду свои претензии. Как тебе идейка?

- Хорошая идейка, — одобрила Злыдня. – А потом выдрала лист, пожамкала его от души, и сожги его. Излила душу-то, считай, гнев свое и отполыхал.

- Только это что же получается? – спохватилась я. – Ведь если снаружи ничего не поменяется, я только и буду, что Гневник свой вести. Каждый день что-нибудь да случается! Я ж не могу телевизор выбросить, сыну музыку запретить, а свекрови рот заткнуть?

- Им – не можешь, а вот себе – за милую душу, — подсказывает Злыдня. – Да и с ними как-нибудь договориться можно. Подумай, ты ж умная!

- Слушай, а разве злость – это хорошо? Хотя бы и здоровая? Злиться – неправильно, неприлично и неестественно,  — засомневалась я.

- Все, что в тебе есть – Богом дано. Вот себя гнобить, гнев внутри копить – точно неприлично и неестественно.

- А «гнобить» и «гнев» — не родственные слова, случаем? – спрашиваю.

- Еще какие родственные, — охотно подтвердила Злыдня. – Почему гнобить-то начинают? Да потому что не принимают что-то в этом мире, отрицают, видеть не хотят! Гнев поднимается – зачем оно существует? И неважно, вовне или внутри себя, главное, что гневаются: как, мол, природа такое уродство допустила? А в природе уродства и вовсе нет, в ней все целесообразно и на пользу человеку придумано!

- Ладно, вроде, дело ты говоришь, попробую, — согласилась я. – Так и так надо что-то делать, а то я скоро кусаться начну, а то и вовсе кого загрызу. Благодарю за советы!

- Всегда пожалуйста, лишь бы только обращалась, — отвечает Злыдня. – А то пока ты меня видеть не желаешь, я  ж ничего полезного до тебя донести не могу, сама понимаешь.

В общем, Злыдня оказалась не такой уж и Злыдней – даже мне понравилось с ней беседовать. Резковатая, зато энергичная и волевая – как раз то, чего мне, белой и пушистой, по жизни не хватает. Проговорили мы с ней в тот вечер долго, я даже о своем чувстве вины как-то забыла. И наметили мы план действий, которые я стала в жизнь воплощать.

Первым делом я приобрела для себя в аптеке «беруши», а в «Электронике» — MP3-плейер. Закачала туда музыку, которая мне нравится, сунула наушник в ухо – хорошо! Апробировала на работе – никакого «жу-жу-жу», сплошной релакс и нирвана!  К меня работоспособность в разы повысилась, и не устала ни капельки. Это потому что не раздражалась, а пребывала в полном душевном равновесии.

А домой я притащила с работы гроссбух, написала маркером крупно «ГНЕВНИК», устроилась на диване, приспособила беруши и стала изливаться. Уж излилась так излилась, все всем сказала, что раньше не решалась! А перед сном сбегала на улицу и за гаражами костерок небольшой развела из скомканных листов.  Штук 10 их получилось, хорошо горели! Даже поплясала вокруг немного!

И так мне все это понравилось, что я осмелела и сделала следующий шаг. Приобрела две пары наушников, самых навороченных, одни сыну, другие – мужу. Вручила им подарочки и объяснила, что шум очень мне жить мешает, так что ни на чем не настаиваю, но прошу по возможности обеспечить дома покой и тишину. Они удивились очень, с чего это я вдруг, но подарки приняли и даже использовать начали.  Дома стало куда тише, никаких «ды-дынц» и «шайбу, шайбу!».

Со свекровью – с той посложнее оказалось. Но у нас с ней отношения простыми никогда не были, так что я и не удивилась. А сделала я в конце концов вот что: подарила ей тоже МР3-плейер, куда закачала в аудио-формате сначала ее любимого Зощенко, чтобы хитро завлечь, а следом Зеланда и Синельникова.  И так свекровь увлеклась этим делом, что ее не видно ее и не слышно стало! А потом начала свекровь с нами знаниями полученными делиться.  И ядовитости у нее поубавилось – просто на удивление! Видать, ее личная Злыдня тоже села на диету, перестала драже раздражения подпитываться. Смотрю я на нее и думаю: «Вот ведь чудеса какие, оказывается. Нам и поговорить есть о чем, и во мнениях мы в целом сходимся!».  Так что ее Злыдня меня больше не гнобит…

А моя-то уж давно обратно превратилась в Здоровую Злость, свернулась калачиком и почивает себе мирно. А как только я почувствую, что она голову приподымает – сразу реагирую, не жду, когда она проснется и расти станет.

А вот записи в «Гневник» я делаю все реже и реже. Просто повода нет!

Так что спасибо моей Злыдне, я снова белая и пушистая и ужасно себе нравлюсь. И в жизни у меня теперь снова все просто замечательно.

А вы со своей Злыдней уже подружились? Если нет – то очень советую! И вам хорошо, и для окружающих безопасно, и все счастливы. А быть счастливым – уж точно прилично и естественно! И самое главное – целесообразно!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #24 : 18 Января, 2012, 23:30:01 »


РАБОТНИК РАЯ


ПРЕВРАТИТЬ СВОЕ РАБОЧЕЕ МЕСТО В РАЙ НЕ ТАК УЖ И ТРУДНО! ГЛАВНОЕ — ПРИНЯТЬ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ! А ПОМОЩЬ ПРИДЕТ САМЫМ НЕОЖИДАННЫМ ОБРАЗОМ.

Каждый день Раиса спешила на работу в свою научную лабораторию. Нет, она не была большим ученым. И даже маленьким не была. Она занимала скромную должность лаборанта, и в ее обязанности входило мыть пробирки, колбы и прочие хрупкие стеклянные емкости, а потом стерилизовать их в специальных автоклавах. Потом научные сотрудники забирали все это, чтобы немедленно испачкать разными едкими и липучими веществами и быстренько вернуть Рае, а она снова мыла, оттирала и пропаривала.

И помещение было мрачно-невзрачное: везде белый кафель, металлические столы и мойки, серые и черные технические приспособления, вечно гудящий коричневый короб вентиляции, в общем, ад, да и только.

Раиса считала, что жизнь ее не удалась. Скучные пробирки надоели, а больше она ничего делать не умела. В свое время она очень хотела стать ученым-биологом, но как-то не срослось: в институт не поступила, с горя скоропалительно выскочила замуж, родились ребятишки, быт заел, да так все и покатилось – по накатанной, пыльной и скучной колее. Жила по привычке, звезд с неба не хватала, но и не бедствовала особо. В общем, тянула свою бурлацкую лямку и не жаловалась, только иногда воспоминания одолевали. «Эх, жить бы в Раю, да не с нашим счастьем», — тихо печалилась Раиса, отмывая свои бесконечные пробирки.

И вот однажды старшенький пришел из школы и объявил: «Мам, у нас завтра родительское собрание! Сказали всем быть!». Рая вздохнула, но делать было нечего – сказали быть, значит, надо тащиться.

На собрании выступал лектор. Он рассказывал о том, что родители часто не имеют контакта с собственными детьми, не понимают их, а все потому, что сами забыли, как это – быть маленькими. И что нужно время от времени впадать в детство, чтобы обновить свой взгляд на мир.

Сначала Раиса слушала рассеянно и невнимательно, но постепенно заинтересовалась: лектор говорил очень интересные вещи.

- Дети живут в своем маленьком Раю, — вещал лектор. – Они любят все и всех: и родителей, и гусеницу, и дождик, и плюшевого мишку. Они умеют организовать свое жизненное пространство! Это мы, взрослые, своими запретами и предписаниями приглашаем их поскорее оставить безмятежное детство и создать себе свой персональный Ад, где все серо и скучно, и кругом сплошные обязательства.

Тут Раисе и вовсе стало интересно: уж у нее-то персональный Ад точно имелся, а райской жизни все еще хотелось, не умерла мечта!

- Попробуйте хоть на короткое время побыть ребенком. Понимаю, все вы люди солидные, занятые, выполняете должностные обязанности, и глупостями заниматься вам некогда. Но в таком случае вам будет казаться глупостями все, что не входит в круг ваших обязанностей. То есть почти все, что делают ваши дети. А детям то, что делаете вы, кажется скучным. Какое уж тут взаимопонимание?

Тут Раиса неожиданно для себя вдруг задала вопрос с места:

- А какие глупости вы имеете в виду? Что делать-то?

- Хороший вопрос! – оживился лектор. – Ну, играть в куклы вы вряд ли вот так вот начнете… Побегать босиком по лужам – тоже определенная смелость нужна. А вот знаете что? Для начала дайте имена своим бытовым приборам! И разговаривайте с ними, как с живыми. Глупо? Глупо! Но дети так и поступают. Возможно, у вас даже сказка какая-нибудь сочинится.

В общем, после собрания Раиса пришла задумчивая и даже забыла отругать старшенького за то, что троек нахватал. Потом она закрутилась в домашних делах и так и не нашла времени на глупости. «На работе что-нибудь придумаю», — решила Раиса, и с тем легла спать.

Утром на работе она мыла пробирки и придумывала, какой бы бытовой прибор назначить своим другом и собеседником. Может, стиральную машинку? Или микроволновку? Но дома все время шум, гам, суета, и ей там подумать спокойно некогда, не то что поговорить!

Загружая очередную партию в автоклав, она вдруг замерла: а почему обязательно дома? На работе тоже имеются приборы… Вот, автоклав, например! А что? Вполне симпатичное сооружение, большое и округлое, сверкающее хромированными деталями.

- Я буду звать тебя Автоклава, — сообщила она агрегату. – Назначаю тебя своей подругой. Будем разговаривать!

- Ну наконец-то! – обрадовалась техника. – А я все жду, жду, когда же ты на меня внимание обратишь? А то используешь каждый день, а слова доброго от тебя не дождешься!

- Ой! – вздрогнула Рая. – Это что еще за новости? Это автоклав заговорил, что ли?

- А как же! – подтвердила Автоклава. – Это я говорю. Соскучилась по живому общению. Ну, теперь у нас дело по-другому пойдет!

Дело и правда пошло по-другому. Раисе стало куда веселее целыми днями мыть всякую лабораторную посуду. Да и на работу она теперь шла совсем с другим настроением. Разговаривать с Автоклавой  оказалось пусть и глупо, но забавно.

- Раиса, а почему ты столько времени молчала? – поинтересовалась как-то Автоклава.

- А с кем говорить-то, если я в моечной одна? – удивилась Рая.

- Никто никогда не бывает один, — авторитетно заявила Автоклава. – Всегда рядом есть окружающие его люди или предметы.

- Ну, с людьми не всегда можно поговорить, а иногда даже и не хочется, — объяснила Раиса. – А предметы и вовсе молчат.

- Если ты к нам не обращаешься – конечно,  мы молчим. А так-то любой предмет имеет свою историю, свое назначение и может рассказать много интересного! – поведала Автоклава. – Надо только уметь слушать. Вот дети умеют! А взрослым, видать, некогда.

- Конечно, некогда, — подтвердила Раиса. – Дети что – при маме и папе, накормлены, напоены, живут себе без забот, без хлопот. Им бы наши проблемы!

- Не надо им ваших проблем, — не согласилась Автоклава. – Да и вам их не надо, только вы сами себе проблемы придумываете, жить без них не можете.

- Ну вот еще, «придумываем»! Скажешь тоже! – нахмурилась Рая. – Они сами заводятся.

- Проблемы – не тараканы, сами не заведутся, — поучающе заметила Автоклава. – Вот если ты не введешь в меня пробирки – разве они введутся сами собой?

- Сравнила: пробирки и проблемы! – фыркнула Раиса.

- А по-моему, одно и то же! – хрюкнула Автоклава. – Да и потом: что считать проблемой? По-моему, все проблемы – это просто задачи, требующие решения. Вот пробирки, да? Они грязные – это проблема. Ты открываешь воду – и смываешь проблему. Потом я прожариваю их – и кто вспомнит, что проблема была?

- Но потом-то они снова пачкаются! – воскликнула Рая. – Не успеешь отмыть, а их уже снова грязными возвращают. И так изо дня в день! Знаешь, как надоело???

- Нет, не знаю, — удивилась Автоклава. – Как может надоесть такое важное и нужное дело???

- Мыть пробирки – важное и нужное дело? – в свою очередь, удивилась Рая. – Вот опыты ставить – это да, важное! Работы научные писать – тоже важное! Доклады на симпозиумах делать – важнее некуда! А пробирки мыть… Да скучнее моей работы просто придумать невозможно!!!

- Ну ты даешь! – возмутилась Автоклава. – Интересно, какие опыты получатся в грязной посуде??? Да если бы мы с тобой не старались, много бы твои ученые работ написали? Нет, подруга, тут я в корне не согласна!

- Знаешь, Клава, а ведь ты права! Я как-то об этом не задумывалась, — призналась Раиса. – Мне всегда казалось, что я самое незначительное звено в процессе.

- Да ты ключевое звено! – внушительно сказала Автоклава. – Между прочим, каждое звено – ключевое. Это же как цепочка: одно звено сломается – и вся цепочка рассыплется. Вот взять хоть меня: одна деталь полетит – и я замру. И ты ведь тоже такая же деталь! Убери тебя – весь процесс встанет!

- Ох, Клава! Как-то странно мне все это слышать, — призналась Раиса. – Я и не подозревала, что мыть пробирки – это так важно. Мне казалось, что это вообще удел неудачников. Кому не удалось пробиться, чего-то достичь – тот и прозябает в моечной…

- Вот здравствуйте! – рассерженно загудела Автоклава. – Хочешь сказать, что и я тут с тобой прозябаю??? Да ничего подобного!!! Я тут выполняю задание государственной важности! Мое дело – микробов уничтожать и доводить лабораторную посуду до немыслимого совершенства! Чем я и занимаюсь со всей душой! Демонстрируя энтузиазм и творческий подход! Я – Творец, понятно??? Какое уж там прозябание, если мне и расслабиться нельзя – до того я важный элемент?

- Клава, да ты не трясись так, а то предохранители еще перегорят, чего доброго! – испугалась Раиса. – Ну, прости, я же не тебя имела в виду, а себя… Это у меня жизнь серая и скучная.

- В голове у тебя все серое и скучное, — медленно остывая, буркнула Автоклава. – А кто за тебя, интересно, раскрашивать будет? Цветочки бы хоть, что ли, развела? Все поярче станет! А если ты намерена и дальше на жизнь жаловаться, то имей в виду: я тебе бойкот объявлю! Я – техника нежная, тонкая, на негативе долго не протяну. Мне положительные эмоции нужны.

- Ладно, ладно! – примирительно сказала Рая. – Не кипятись. До чего ж ты горячая!

- Мы, Автоклавы, такие, — подтвердил агрегат.  – Согласно предназначению!

Раиса была женщиной доброй и не ленивой, и предложение про цветочки ей очень запала в душу. Вскоре она принесла несколько горшочков и посадила в них отростки разных цветов. Подоконник сразу оживился, повеселел. Рая осмелела и выпросила у завхоза вместо черной урны яркую голубую, в тон кафелю.

- А я себе думаю, чего все вечно просят, а ты, Раечка, и не зайдешь никогда? – отметил завхоз. — Ну, раз тебе ничего не надо, то и я молчу!

- Мне надо, — ответила Раиса. – Только я раньше не знала, чего мне надо, а теперь начинаю догадываться.

Рая за собственные деньги вместо стандартного белого костюма приобрела красивый, голубенький с синими отворотами, и даже на складе фартук себе поменяла на оптимистично-оранжевый.

Вскоре моечная совершенно преобразилась. Конечно, санитарные нормы не позволяли наклеить обои или разложить повсюду вязаные салфетки, но Раису вдруг осенило: у нее же есть дети, и почему бы не обратиться за помощью к ним? Дети еще не переселились в серый мир взрослых, они обязательно должны были что-то придумать! Пусть даже глупое, зато необычное! К ее удивлению, ребятишки не удивились, зато очень обрадовались.

Она спросила у начальства разрешения, выписала пропуска и привела их к себе на работу – посмотреть, что и как. Им очень понравилось! Особенно Автоклава, хотя она и слова не проронила, но выглядела по этому случаю очень парадной и внушительной.

- Мама, а почему ты нам раньше никогда не рассказывала про свою работу? – спросил старшенький.

- Да вот так получилось, что я ее и за работу не считала, — честно ответила Раиса. — А оказалась – она очень важная и нужная!

Это ребятишки придумали купить цветные наклейки с разными растениями и птицами и прилепить их на кафель. Раиса сделала – и ахнула. Это было совсем другое дело! Теперь, если прищурить глаза, казалось, что вокруг – сад с яркими цветами и причудливыми пернатыми. Красота!

Автоклава была очень довольна.

- Ну вот, я же говорила! – похвалила она. – Никакой серости, ни следа скуки. Очень живенько получилось! Птички, цветочки… Как в раю!

- А что? Разве мы с тобой, творческие работники, не достойны своего персонального Рая? – задорно улыбнулась Раиса.

- Достойны, Рая! – громыхнула Автоклава и замерла. — Ой! Раиса! Ты ж и на самом деле и есть – работник Рая!

- Да! Мы, Творцы, такие, — скромно подтвердила та, загружая в Автоклаву новую порцию лабораторной посуды. – В нашем персональном Раю и работники изобретательные, и Автоклавы просто замечательные! И работник Рая с удовольствием оглядела свой маленький персональный Рай.

«Надо будет как-нибудь взять ребятишек и побегать втроем по лужам, — машинально отметила она. – У меня уже определенно хватит на это смелости!». И она проделала несколько танцевальных па со стулом в руках. Это было, разумеется, глупо – но зато очень, очень позитивно!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #25 : 18 Января, 2012, 23:35:31 »

СКАЗКА О ВОЛШЕБНОМ ПЕНДЕЛЕ


- Ааа!!!! Аааааа!!!! Караул!!!! Меня пнули!!!!

- Тихо!!! Ти-хха! Без паники! Кто тебя пнул?

- Не знаю! Не разглядела! Просто вот кто-то подкрался – и как наподдал под зад! Я аж подпрыгнула!

- А ты что в это время делала?

- Ой, я была очень занята. Я переживала.

- О чем?

- Не «о чем», а «что». Предательство я переживала, вот что! Меня любимый предал.

- Это как?

- Ну как? Известно как! Изменил мне с другой. Мерзавец!

- И как ты переживала?

- Ой, как я только не переживала! И рыдала, и головой об стенку билась, и подружкам жалилась, и в депрессии валялась, и даже отравиться подумывала. Очень, очень переживала!

- А сейчас?

- А сейчас я злюсь! Потому что меня отвлекли!  Этот самый, который пнул! Как он мог меня, женщину! Да под зад! Мерзавец!

- А кто больше мерзавец – муж или этот, который пнул?

- Оба хороши! Но этот – хуже! Ведь муж – что? Какой ни на есть, а все ж родной. А это вообще неизвестно кто, какое он право имел меня пинать?

- Ну, может, вид у тебя такой был… располагающий?

- Это как?

- Ну, пинают обычно тех, кто выглядит жалко. Плечи опущены, руки дрожат, спина согнута, волосы обвисли, вид понурый, глаза на мокром месте и зад поджат, как у побитой собаки. Так и хочется наподдать!

- Ой, ты знаешь, вот ты прямо мое состояние описал! Ну тогда, после измены. Я все никак не могла понять: за что??? За что он меня так??? Я же и приготовить, и постирать, и рубашечку ему свежую, и газетку подсуну, и вообще вокруг него, как ученый Бобик. А он!!! Вот я и растерялась как-то. Правда, и спина согнулась, и плечи опустились, и глаза на мокром месте… Все верно!

- А теперь?

- А теперь я злюсь! Мало того что муж, можно сказать, пнул, так теперь еще и каждый встречный норовит! Ну, попадись он мне!

- А что ты ему сделаешь?

- Да я! Да я ему!!! Я ему все выскажу!!!! Что нельзя красивую женщину вот так вот пинать ни за что ни про что!

- А ты красивая? В зеркало давно глядела?

- Ой! Да что же это я? Спина согнулась, плечи опустились, волосы обвисли, глаза на мокром месте и зад поджат… Да что это я??? Так, немедленно умываться, причесываться, одеваться красиво, на лице красоту рисовать!

- … Ну вот, совсем другое дело! Любо-дорого посмотреть!

- Ага… А то я с этими переживаниями о себе как-то совсем забыла. А в зеркало глянула – и охнула! Ну просто жуть ходячая! Такую и пнуть не грех, сама бы пнула.

- А сейчас?

- Сейчас нет. Сейчас я себе нравлюсь. Я даже думаю – что это я за ним так убивалась? Да я ж красавица! Если не оценил, променял – ну, сам дурак. Счастья ему в личной жизни. А я… А у меня другие планы!

- Значит, подействовал Волшебный Пендель?

- Что? Какой Пендель?

- Волшебный. Если человек в развитии своем застывает, замирает, сам двигаться не хочет, ему Доктор Время выписывает Волшебный Пендель. Для ускорения. Кааак даст под зад – тут уж на месте не устоишь, поневоле двигаться придется!

- Это что же, получается, мне Волшебный Пендель прописали?

- Получается, так. Доктор Время шутить не любит – не хочешь добровольно – заставят принудительно. Чтобы Ход Времени не тормозила.

- А я тормозила???

- Еще как! Сама говоришь, ушла в переживания, опустилась совсем, пользы от тебя Вселенной никакой. Так бы и жалела себя, рыдала над погубленной судьбой, пока всю жизнь вместе со слезами не выплачешь. А Волшебный Пендель получила – ишь как бодро забегала! Откуда что взялось?

- Ну, когда я рассердилась, у меня прямо какая-то энергия пошла! Захотелось немедленно найти причину! То есть виновника! А его нет. Оказывается, Волшебный Пендель, вон оно что…

- Ну да. Только со второго раза подействовало.

- Почему «со второго»? Меня только один раз пнули!

- Неееет… Первый раз – с помощью мужа пинали. Ты не поняла просто. Предпочла его виновником назначить. А ведь уже тогда можно было задуматься: ты-то что не так делаешь? Может, пора перестать носить мужу тапочки в постель и в себе что-то изменить? Ну, хоть прическу сделать? Или в Клуб Любителей Кактусов записаться?

- А что? Помогло бы?

- Может, и помогло бы. Когда ты сама себе интересна – мужу тоже интересно становится. Но что теперь гадать – ты ж все равно не отреагировала. Вот и пришлось тебя того… Еще раз! Да побольнее! Чтобы уж наверняка!!!

- Да уж, до сих пор таз гудит… А нельзя обойтись без этих самых Волшебных Пенделей?

- Можно! Пендель прилетает только к тем, кто застоялся на одном месте. Если ты в целенаправленном движении – всегда промахивается!

- Ой, что-то мы с тобой заболтались! Давай-ка быстренько целенаправленно двигаться, а то боюсь, как бы Волшебный Пендель снова не прилетел. Я уж лучше добровольно!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #26 : 18 Января, 2012, 23:47:10 »

СКАЗКА ОТ ЭЛЬФИКИ: «МАМА, СТОП!»


Женщина пришла к Богу, чтобы задать только один вопрос:

- Господи, почему я стараюсь жить по совести и по законам, никого не обижаю, со всеми мягка и приветлива, много работаю, а счастья все нет и нет?

- А ты как думаешь, почему? – спросил Господь.

- Это из-за мамы. У меня была очень жесткая мама. Она никогда меня не ласкала, не хвалила, не одобряла, не поддерживала, только критиковала, оскорбляла, унижала  и ругала. Я никогда не могла ей довериться, потому что она высмеивала меня и рассказывала мои детские тайны всем, да еще со своими ироническими комментариями. Она давила меня и загоняла в жесткие рамки, мне даже дышать трудно было. Она ограничивала мою свободу и не давала мне воли. Она навязывала мне свои правила и запрещала многое. Мне даже плакать запрещалось!

- Ты пыталась со всем этим что-то сделать? – с любопытством спросил Бог.

- Я старалась, очень старалась, но сейчас думаю, что все это было тщетно, — печально ответила она. –  Я все время пыталась доказать маме, что многое могу. Я отлично училась, работала не за страх, а за совесть, помогала людям, я изо всех сил старалась быть хорошей девочкой, чтобы мама меня оценила и сказала: «Ну, вот теперь ты молодец, и я горжусь тобой».

-  Ты добилась цели?

- Нет. Прошло много лет, но ничего не изменилось. Она по-прежнему недовольна мною, и все время старается меня зацепить, унизить, расстроить. Она все такая же. И ее слова и поступки ранят меня все так же больно.

- Это значит, что и ты все такая же, — объяснил Господь. – Какая была, такая и есть. Ты – Жертва. А если есть Жертва, обязательно должен появиться и Тиран. Для тебя эту роль согласилась выполнить твоя мама.

- Но я давно уже не ребенок! Я выросла! – возразила женщина, казавшаяся уязвленной. – Почему же в моей жизни Тиранов стало еще больше? Меня тиранят все кому не лень: мама, начальники, даже сослуживцы!

- Потому что ты все еще не принимаешь ответственность на себя, ищешь виноватых и обижаешься на маму и на меня за то, что мы сделали тебя слабой. Ну так мы не против – стань сильной!

- Я уже другая, я прожила полжизни, родила своих детей, я изменилась, я достигла определенных успехов!

- Ничего не изменилось! И все твои достижения теряют ценность, потому что они совершались не из чистых побуждений.

- А из каких же? – оскорбилась и поразилась она.

- Из соображений гордыни. Мама тебя унижала – ты хотела над ней возвыситься. Мама тебя критиковала – тебе хотелось ей доказать, что ты не такая. Ты не чувствуешь себя счастливой, потому что твоя конечная цель была заведомо недостижимой. Ты не хотела измениться сама, ты хотела, чтобы изменилась мама.

- Да, пожалуй, ты прав, — подумав, сказала женщина. – Наверное, так и есть. Но я все равно не понимаю: почему она со мной так поступала? За что? Что я ей сделала?

- Ничего. В том-то и дело, что ты ей ничего не сделала. Наверное, она ждала от тебя чего-то особенного?

- Чего же?

- А давай спросим ее Душу! – предложил Господь и щелкнул пальцами. Тут же рядом возник образ матери – почти как живой, только полупрозрачный. Господь обратился к ней:

- Здравствуй, Душа. Ко мне пришла твоя дочь. Она спрашивает: почему ты воспитывала ее именно так, как ты это делала? Что ты хотела ей дать?

- Я хотела дать ей силу. Она росла такой слабой, такой неприспособленной, и совершенно не умела постоять за себя. В отношениях со мной она должна была научиться защищать границы своего личного пространства. Она должна была закалиться и разрешить себе быть жесткой, когда это надо, научиться говорить «нет» и прямо заявлять о своих интересах. Я до сих пор не вижу результата, но буду пробовать еще и еще. Это то, что я должна и хочу дать моей дочери, чтобы она передала по наследству своей, а та — своей. Пусть в нашем роду больше никогда не будет Жертв.

- А ты не боишься, что она может возненавидеть тебя?

- Я этого добиваюсь. Потому что разрешив себе ненавидеть, она научится и любить. Пока же она умеет только жалеть – себя и других, таки же слабых, как она, и на это уходит вся ее жизненная сила. Она не позволяет себе даже жаловаться, накапливая невыплаканные слезы, и от этого все больше слабеет. Что же она сможет передать по наследству своим дочерям?

- Чего же ты ждешь от нее?

- Жду, когда в ответ на мои нападки она твердо скажет: «Мама, стоп!». Когда она станет взрослой. Когда Тираны отстанут от нее, потому что будут уважать ее границы. Когда я смогу, наконец, отдохнуть и побыть мамой. Просто мамой…

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Magdalena

  • Постоялец
  • ***
  • Благодарности 41
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 90
  • Голос души нам не слышен, ибо мы мыслим..
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #27 : 19 Января, 2012, 10:56:30 »

Lessa, БЛАГОДАРЮ!!! aplaud aplaud poseluy2 rabotaet
Записан
ЛЮБЛЮБЛАГОДАРЮ

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #28 : 19 Января, 2012, 22:25:21 »

ЖЕЛАЮ СКАЗОЧНОЙ ЛЮБВИ!


Сказочница занималась любимым видом спорта – боролась с Талией. Борьба велась уже много лет, с переменным успехом: иногда побеждала Талия, но чаще – Сказочница. На этот раз было применено Абсолютное Оружие – увесистый кусок тортика. Талия явно готова была окончательно капитулировать, и в этот миг что-то хлопнуло, треснуло, и прямо пред светлы очи сказочницы, на середину комнаты, шлепнулось юное существо женского пола. Насмерть перепуганное создание, зажмурив глаза и обхватив плечики руками, быстро-быстро бормотало: «Ой, мамочки, ой, мамочки!».

- Откуда ты, прелестное дитя? – с интересом спросила Сказочница, отодвинув блюдечко с Абсолютным Оружием.

- Ай! Ой! Что, у меня получилось??? – с ужасом пролепетала девушка, в панике озираясь по сторонам.

- Ну, это зависит от того, что ты намеревалась получить, — предположила Сказочница. – Во всяком случае, я-то точно получила неожиданный подарок! Не знала, что у меня на коврике водится волшебство. Кстати, может быть, ты пересядешь в кресло? А то на полу прохладно, да и законы гостеприимства требуют пригласить тебя откушать. Ты как?

- Я? Не знаю. Наверное, хорошо. Я только никак не пойму – что, у меня сказка сбылась, что ли???

- Сказки всегда сбываются, чтоб ты знала, — подсказала Сказочница. – Так как насчет чая с тортиком? Заодно и про сказку свою расскажешь.

Девушка боязливо перебралась в кресло. Похоже, она еще не совсем пришла в себя.

- Тортик, тортик! – авторитетно сказала Сказочница, выкладывая на блюдце увесистый кусок. – Это лучшее лекарство от испуга. По крайней мере, в этот момент.

- Но от него же толстеют! – запротестовала девушка. – Тортик – вредно!

- Конечно, милая! Я тоже никак не могу понять, почему все вкусное – вредно, а все вредное – вкусно? Вот видишь, провожу научные опыты. На себе.

Девушка робко засмеялась – так комично выглядела Сказочница,  с недоумением разглядывающая условно-вредный тортик.

- Но так хочется себя иногда побаловать! – доверительно сказала Сказочница. – Мало ли, что не рекомендуется, а если очень хочется??? Себя надо время от времени поощрять!

- Я как раз за этим и пришла, — сообщила девушка. – По этой теме.

- По какой именно? – уточнила Сказочница. – А то я столько наговорила, что сама запуталась.

- Понимаете, я написала сказку. Специальную, чтобы с вами встретиться. Мне очень надо было пообщаться с настоящей Сказочницей! Меня зовут Аннушка. Я хочу узнать, как это – любить себя.

- Ого! – удивленно глянула на нее Сказочница. – Сколько же тебе лет, дитя мое?

- 22. Это много, да?

- Ну, для детского садика, наверное, много. А для пенсии, например, маловато.  Но вот чтобы любить себя – в самый раз!

- Да? – обрадовалась девушка. – Ой, ну прямо от сердца отлегло! А то я думала, может, поздно уже?

- Любить себя никогда не поздно, — уверенно сообщила Сказочница.  – Но в чем загвоздка? Кто или что мешает тебе любить такую замечательную девушку?

- Да я не знаю, как это! – с отчаянием всплеснула руками девушка. – В чем это проявляется? Вот я прочитала в книжке, что надо стоя перед зеркалом говорить: «Я тебя люблю, я тебя люблю…».  Я говорила, говорила  – ну так не верю же! Сама себе не верю!

- А давай проведем следственный эксперимент? – предложила Сказочница. – Вон зеркало, иди-ка к нему! И говори!

- Я тебя люблю, я тебя люблю, — заунывно заталдычила девушка, тоскливо уставившись в зеркало.

- И что, как ощущения?

- Ощущения, что ерундой какой-то занимаюсь, — призналась девушка. – Не верю ни единому слову.

- И я не верю, — кивнула Сказочница. – А вот теперь попробуй говорить: «Я себя ненавижу». Давай!

- Я себя ненавижу, — произнесла девушка. – Я себя ненавижу… Ненавижу. Не-на-ви-жу!!! Неннннавижжжжу!!!!!!

- Верю, верю! – захлопала в ладоши Сказочница. – А за что, за что ненавидишь?

- За то, что я толстая, глупая, ленивая, неуважительная, разбросанная и невнимательная. А еще я неряха, неудачница, и у меня мозги набекрень и руки-крюки. Вот за что я себя ненавижу!

- Ого-го!!! – с уважением глянула на нее Сказочница. – Вот это автопортрет кисти неизвестного художника!!! Все в самых мрачных красках, «Черный квадрат» Малевича просто отдыхает… Осталось узнать имя неизвестного гения! Милая моя, кто ж тебя так разукрасил?

- Как «кто»? – удивилась девушка. – Никто! Если я такая и есть…

- Ни за что не поверю! – безапелляционно заявила Сказочница. – Кто-то должен был тебе сказать об этом! Потому что ни один младенец не считает себя неряхой, лодырем или неудачником! Он просто лежит в колыбельке и радостно пускает пузыри!

- Да нет же! – возразила девушка. – Сколько себя помню, всегда такой и была! Мне мама все время замечания делала! То я игрушки не собрала, то чашку разбила, то на платье пятно посадила. Так что это у меня с рождения!

- Девочка моя!!! – вытаращила на нее глаза Сказочница. – Да неужели ты думаешь, что есть хоть один человек на земле, который за всю жизнь не разбил ни одной чашки, не разбросал хоть разок игрушки и не сажал пятен на одежде??? Да у меня вот и сейчас пятно имеется – я только что от возмущения кусочек тортика уронила, и прямо на колени.

- Ээээ… Ну так это же вы, — смешалась девушка. – Вам-то можно! Вы – взрослый человек, имеете право.

- Так и ты взрослый человек, — подхватила мысль Сказочница.  – В самом деле, 22 года, скоро на пенсию, а ты все еще не разрешаешь себе шалить??? Вот это да!!!

- А… разве… Разве взрослым шалить можно??? – в изумлении замерла девушка.

- Милая моя! Да как раз взрослым и можно! Деткам шалить запрещают родители. А взрослый сам себе хозяин – что хочешь, то и делаешь. Я же говорю, себя надо время от времени поощрять! А чем еще поощрять, если не милыми маленькими шалостями??? – и Сказочница с нежностью посмотрела на недоеденный тортик.

- Погодите… Но мама меня не этому учила!

- Знаешь, что я тебе скажу? Я открою тебе Страшную Тайну Взрослых! – доверительно сообщила Сказочница. – Только тссс! – никому, ладно? Наклонись поближе!  Так вот, Страшная Тайна! Взрослые обычно критикуют детей за то, что им самим хотелось бы сделать, только они не могут, потому что выросли и запретили себе все самое интересное!

- Что запретили?

- Да все, моя дорогая! Бегать по лужам и слизывать мороженое прямо с тарелочки. Кричать во весь голос и носиться наперегонки с собаками. Сидеть и мечтать о разных разностях и наводить художественный беспорядок. Рисовать на обоях и меняться игрушками. Лепить куличики в песочнице и прыгать под дождем. Представляешь, какая у них скучная жизнь? И поэтому они и своим деткам все время твердят: «Не лезь! Не тронь! Нельзя! Не прилично!».  А если детки не слушаются – ругают их. Из зависти, я считаю! Чисто из зависти!

- Уважаемая Сказочница! Вы что же, хотите сказать, что лениться – это хорошо? Или чашки разбивать? И быть рассеянной и невнимательной – тоже?

- Именно это я и хочу сказать, — энергично закивала Сказочница. – Назови это другим именем, и увидишь, что все волшебно изменится! Например, «я не ленюсь, а отдыхаю!». По поводу разбитой чашки – не «руки-крюки», а «старое уходит, новое приходит!». Или вот «я не рассеянная, а мечтательная!».

- Но как же… Разве так правильно?

- Нет, ну я не могу!!! – возмущенно замахала руками Сказочница. – «Правильно»… «Неправильно»… Да кто же должен устанавливать правила для твоего Личного Сказочного Пространства??? Сколько можно надеяться на маму и других взрослых? А сама-то когда за дело возьмешься?

- Но я не думала, что так можно, — растерялась девушка.

- Можно! Я разрешаю! – решительно ответила Сказочница и лукаво добавила: — Как ты полагаешь, я достаточно взрослая для того, чтобы иметь на это право? Не выгляжу ли я чересчур несерьезно для этого? Может, стоит надеть очки, меховую горжетку и взять в руки Гражданский Кодекс?

- Ой, ну что вы, я вам и так верю, вам все можно! – рассмеялась девушка. – Вы очень смешная!

- Стараюсь, — скромно заметила Сказочница. – Если я не развеселю себя, любимую, то на кого же мне надеяться???

- Вы и меня развеселили, — улыбнулась девушка. – Я вдруг поняла, что когда вижу себя в зеркале, смотрю словно бы не своими глазами, а мамиными. Но на самом деле… Я вовсе не такая уж глупая! Школу закончила, в институт поступила, учусь нормально… И вовсе не такая уж рассеянная. Да, я кое-что забываю, но обычно то, что мне делать и так не хочется. А про нужное я всегда помню! И вовсе я даже не ленивая, просто иногда люблю просто  сидеть и мечтать, сочинять всякие чудесные истории. Мне так нравится!

- Вот видишь! Совсем другая картинка вырисовывается, — одобрительно похлопала ее по руке Сказочница. – Молодчинка, Аннушка!

- Но я все еще не понимаю – как это «любить себя»? – вспомнила девушка. – Что для этого надо делать?

- Подойди к зеркалу, — попросила Сказочница. – Взгляни на себя. И представь, что там отражаешься не ты, а твой ребенок. Малыш, который только начинает познавать Мир и учится в нем жить. Разве ты станешь ругать его за то, что он еще не очень хорошо умеет это делать?

- Нет! Я просто подожду, когда он научится. А пока буду его поддерживать, давать мудрые советы и очень любить! – с нежностью проговорила девушка. – Слышишь, малыш? Я никому не дам тебя в обиду! Ты у меня самый лучший!

- Вот это правильно! – провозгласила Сказочница. – Не жди, пожалуйста, чтобы тебя хвалили другие. У тебя всегда есть ты, и это замечательно! Будь к себе строга, но снисходительна. Не позволяй себе впадать в уныние и ругать себя, зато все время похваливай, подбадривай и поощряй. Отмечай даже самое маленькое достижение! Вот увидишь, как твой малыш расцветет от удовольствия!

- А что это за малыш? Это мой будущий сыночек, да?

- Нет, моя хорошая. Это твой Внутренний Ребенок!  В каждом из нас такой живет, и каждый просит тепла, любви и ласки. Не ругай его, ладно?  Пусть растет уверенным в себе и знает, что Мир – добр! Относиться к себе как к долгожданному и любимому детенышу – вот это и значит любить себя!

- Спасибо. Кажется, я поняла, — расцвела девушка. – Недаром я сказку сочиняла! Я так и знала, что мне нужна Волшебница, чтобы чудо произошло…

- Глупенькая, — нежно сказала Сказочница, глядя на девушку. – Да ты сама самая настоящая Волшебница! Иначе как бы ты тут, у меня, оказалась??? Но ты все-таки оказалась. Значит, ты просто молодец!!!

- Да? Вы правда так думаете? – зарделась девушка. – А если так… Можно, я поощрю себя еще одним кусочком вашего замечательного тортика?

- МОЖНО ВСЕ! – торжественно объявила Сказочница. – Теперь у тебя все будет совершенно волшебно. Ведь с этого момента у тебя есть ты, и ты себя любишь. А кроме тортика, на свете есть множество способов побаловать любимого человека, и тебе предстоит их отыскать.

- Я отыщу! – пообещала девушка.

- Тогда – добро пожаловать, и здравствуй, юная Волшебница! ЖЕЛАЮ СКАЗОЧНОЙ ЛЮБВИ!

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #29 : 19 Января, 2012, 22:36:13 »

ДЕМОН, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ


Однажды Демон, пролетая над Землей по своим демонским делам, увидел земную девушку. И влюбился. Демонов тоже иногда постигает любовь – от нее никто не застрахован…

- Она прекрасна! – вскричал Демон, и глаза его засверкали. – Я хочу стать ее возлюбленным и подарить ей весь мир!

Но его избранница была совершенно обыкновенной и очень земной девушкой. Ей пока был вовсе не нужен весь мир. Она, как и большинство девушек, любила наряды, удовольствия, подарки и восхищенные взгляды. Она любила веселиться и менять поклонников, а к возвышенной демонической любви была ну просто совершенно не готова!

Демон вовсе не хотел ее пугать своим демоническим обличьем (прецеденты бывали!), и поэтому решил познакомиться с ней, как обычный человек – на дискотеке. Сотворив себе наспех вполне привлекательное тело, он возник в темном углу и осмотрелся. Освещение, задымленность, дергающиеся фигуры и музыка заставили его почувствовать себя почти как дома – пролетая мимо ада, он не раз видел нечто подобное. Поэтому он легко влился в ряды танцующих, неподалеку от девушки, и вскоре уже завязал с ней знакомство.

После дискотеки он вознамерился ее проводить до дома, но девушка отнеслась к этому без должного понимания. Она ушла со своими подружками, одарив его на прощание загадочно прищуренным взглядом, и Демон, молитвенно сложив руки, прошептал:

- Она божественна! Я клянусь выполнять все ее желания, что бы она ни захотела!

Надо отметить, Демоны, в отличие от людей, всегда помнят свои обещания. А вот девушки – нет. Поэтому, когда они встретились в следующий раз, произошел небольшой конфуз.

- Ты помнишь меня? – кинулся к ней Демон, подстерегавший ее у дверей института.

- Нет, — независимо бросила она. – Впрочем, я тебя где-то видела. Механик из автосервиса? Или нет, сантехник, наверное…

- Можно, я тебя провожу? – спросил он, беря ее за руку.

- Пошел к черту, — бросила она, вырывая свою ладонь.

И Демон, удрученно вздохнув, поплелся к черту. Он ведь обещал выполнять все ее желания!

Черт, его старый верный товарищ, к проблеме отнесся сочувственно.

- Да, не повезло тебе! В смертную влюбиться, это ж надо… Я вот свою старую чертовку ни на кого не променяю! Адское пламя и кипящую лаву вместе прошли!

- Мы тоже вместе пройдем огонь и воду! – восторженно пообещал Демон. – Я дождусь момента, когда она скажет мне «люблю!».

- Ну-ну, — с некоторым сомнением покачал головой Черт. – Удачи тебе…

- Как ты думаешь, какой подарок ей лучше сделать? – озабоченно спросил Демон. – Может, ожерелье из звезд? Или лунную дорожку в прихожую?

- Цветы ей подари, — посоветовал практичный Черт. – Земные женщины любят цветы, говорят.

Демон просиял, расправил крылья и стремглав полетел искать цветы.

А она тем временем размышляла, какое платье ей сегодня надеть. Она собиралась на свидание.

- Я принес тебе цветы, — робко сказал Демон, материализуясь перед ней, когда она вышла из подъезда.

- Полевые ромашки? – приподняла брови она. – Ну ты ваще даешь…

- Они совершенны, правда? – обрадовался Демон.

- Да провались ты со своими ромашками, — засмеялась она и побежала навстречу любви.

А Демон еще несколько секунд постоял, провожая ее взглядом, а потом послушно провалился. Разумеется, в Преисподнюю – а куда еще податься бедному Демону???

В Преисподней шла своя жизнь и кипели свои нешуточные страсти, так что горе Демона никто в полной мере не оценил. Только лодочник согласился его послушать.

- Давай я тебя на ту сторону перевезу, а? Все забудешь, как новенький станешь! – предложил веселый перевозчик Харон. – Лета – река полезная, она, знаешь какое качественное завбение дает?

- Ну тебя, — обиделся Демон. – Я ему про Любовь, он мне про забвение. Не хочу я забвения! Я хочу добиться ее любви!

- Ага, как сейчас помню! – язвительно сказал Харон. – Древняя Греция, Орфей и Эвридика. Он за ней в ад спустился, а она простую инструкцию выполнить не смогла. Ну и конец любви. Одно слово, женщины! Оно тебе надо?

- Слушай, надоел! – рассердился Демон. – Каркаешь тут. Тебе велено возить? Вот и вози. А душу не тревожь. Я, может быть, в первый раз с сотворения времен такую девушку встретил!

И Демон вновь устремился вверх – добиваться любви.

На этот раз он решил действовать по-другому. «Цветы – это обыденно, — решил Демон. – Я подарю ей то, от чего не одна женщина не откажется. Драгоценный камень, вот!»

За драгоценным камнем Демону пришлось слетать в Южную Африку. Там он нашел подходящую кимберлитовую трубку, высмотрел в ней большущий алмаз и длительное время  сопел, выковыривая его. А когда камень оказался у него на ладони, долго пытался понять, что такого женщины находят в этом куске прозрачного вещества. Он ведь не знал, что неограненный алмаз никакого товарного вида не имеет. Так и не придумав, Демон решил, что непостижимость – одна из самых привлекательных черт в земных женщинах, после чего, отбросив сомнения, полетел к своей возлюбленной.

- Вот, смотри! – торжествующе сказал он, представ перед ней. – Это тебе.

- А-а-а-а-а! – завизжала она, отмахиваясь полотенцем. – На помощь! В доме воры!

Демон, забывшись, совсем не подумал, что материализовался прямо у нее в коридоре возле ванной, а время уже позднее, и она может испугаться.

- Это не воры, это я, я принес тебе камень! – попытался успокоить ее Демон, протягивая ей алмаз.

Его возлюбленная была современной девушкой, взращенной на сериалах, и поэтому мгновенно сориентировалась: схватила камень и со всей дури запулила ему в лоб. Демон охнул и на миг потерял человеческое обличье, представ во всей своей первозданной красе, и даже без одежды.

- Мама! – пискнула она и отключилась. Даже самая смелая девушка лишится чувств, если перед ней предстанет обнаженный темнокожий мужчина в сиянии черных лучей, да еще с рожками.

Тут на крик захлопали двери, и Демон, не став дожидаться мамы и прочих обитателей квартиры, сквозанул в форточку.

Ночью он в тоске сидел на крыше и беседовал с вышедшими погулять котами.

- Я так ее люблю! – жаловался он. – Просто ни о чем больше думать не могу. Но у меня так мало опыта в любовных делах. Все, знаете ли, работа, работа… Мы, демоны, по сути – трудоголики. Просто не представляю, как мне себя вести, чтобы она обратила на меня внимание!

- Женщины – странные существа, — изрек рыжий одноглазый котяра. – Уж если кошки нам, мужикам, малопонятны, то женщины – вообще… Никогда не знаешь, когда приласкает, а когда с дивана скинет.

- Это точно, — включился второй, огромный перс. – На моей родине, на Востоке, женщин еще кое-как в узде держат. И то феминизм голову поднимает. А уж про здешних-то что говорить! Чего им неймется и чего хочется – уму непостижимо.

- Да им, по-моему, и самим непостижимо, — предположил сиамец. – Вот наша… Полный шифоньер тряпок, чего только нету, а она хозяина все точит, что одеть, мол, нечего. Он уж, бедный, не знает, как ее благосклонность заработать. Только что ноги не облизывает!

- Что женщины, что кошки, они уверенных и сильных самцов любят, — задумчиво сказал одноглазый. – Подходишь к ней так развязненько, смотришь прямо в глаза, потом хватаешь ее твердой лапой за холку и говоришь: «Киска, не пора ли нам подумать о потомстве?». И она твоя.

- Потомство – это хорошо. У нас ребенка родила – и вроде успокоилась, — похвастался полосатый кот. – Все нравится, всем довольна, и к мужу ластится.

- Ну да, так бывает, — закивали головами все коты. – Котят и детей  женщины любят.

- Ага! – смекнул Демон. – Вон оно, значит, что. Спасибо, братаны! Полетел я. Есть, стало быть, шанс!

На следующий день он был вполне подготовлен к встрече. Он сильно изменил свой облик – ведь демонам и не такое под силу. И выбрал совершенно новый стиль поведения.

На этот раз он подстерег ее в кафе, куда она вечером пошла посидеть с подругами. Но подходить не стал – сидел у барной стойки, потягивал коктейль, ждал.

- Какой красавчик! – сразу обратили на него внимание девчонки. – А рост! А фигура! А волосы! О-бал-деть!

Демон сидел и делал вид, что очень интересуется футбольной беготней в телевизоре, висевшем у стойки. И когда зазвучала музыка, он не сразу двинулся приглашать ее на танец. Выждал время, и только потом медленно, вразвалочку, независимо, как советовал тот рыжий кот, двинулся ее приглашать.

- Потанцуем? – интимно спросил он своим низким голосом.

И о радость! – она не отказала, пошла с ним танцевать. А потом еще и еще. Демон внутренне ликовал. Похоже, на этот раз он шел верным путем. Не врали коты! Что значит – близость к природе!!! Сам же он не забывал посылать ей демонические взгляды и время от времени издавал демонический смех. Приемчики действовали! Она как загипнотизированная прижималась к его могучему плечу. И вот, наконец, наступил тот момент, который должен был стать решающим.

Очередной танец закончился, и Демон, положив ей сильную ладонь на затылок и глядя прямо в глаза, уверенно спросил:

- Киска, не пора ли нам подумать о потомстве?

Раз…два…три! И Демон неожиданно оказался в глубоком нокдауне. А она, отряхнув свою тренированную фитнесом ручку, презрительно сказала: «К чертовой бабушке!», после чего, развернувшись, пошла прочь, демонстрируя ему высшую степень завбения. Прямо как после реки Леты.

А что же Демон? Он, как обычно, безропотно выполнил ее желание и отправился туда, куда сказано.

… Он сидел на кухне у чертовой бабушки, плакал и пил чай с вкусным чертополоховым вареньем. А чертова бабушка подкладывала ему всяких печенюшек и ласково почесывала между рожками.

- Дурачок! Что ж ты так расстроился-то? Не ты первый, не ты последний. Вон, Врубель каких распечальных демонов рисовал! Тоже от любви пострадали!

- Но почему? Я же так старался завоевать ее любовь! – жаловался Демон.

- Вот-вот… Завоевать! Какая ж от войны любовь может получиться? – качала головой чертова бабушка. – Только полная победа и капитуляция. А кому охота побежденным числиться?

- Но что же мне делать? – вопрошал Демон.

- Может, стоит поискать подругу среди своих? – советовала чертова бабушка. – Сколько демонических женщин кругом! Сколько чертовок незамужних! Оглянись, разуй глаза-то!

- Не хочу демонических, хочу ее! – упрямился Демон.

- Но она же тебе не пара! Ты ж демон! А она – простая смертная. Она ж просто чувствует, что вы из разных миров! – горестно всплеснула руками чертова бабушка, надеясь хоть так вразумить упрямца.

- О! –замер Демон. – А вот это, пожалуй, ты права! Ох и умная же ты, чертова бабушка!!! Она чувствует. Не может не чувствовать! Таааак… Прекрасненько! Стало быть, надо сделать так, чтобы мы были из одного мира. Правильно я говорю?

- Ты чего удумал? – всполошилась бабушка. – Ты ж Демон! Ты ж бессмертен! У тебя ж почти неограниченные возможности!

- К черту возможности! – вскричал Демон, спешно допивая чай. – Любовь важнее!

… В Бюро Демонологии Демона крутили и так, и так, разъясняли, уговаривали, даже чуть-чуть угрожали, но он был непреклонен.

- Ты понимаешь, что станешь смертным?

- Она тоже смертная. Мы будем жить долго и счастливо и умрем в один день!

- Не факт. Ну да ладно. Но крыльев, крыльев-то у тебя больше никогда не будет. Ни-ко-гда!

- Любовь даст мне крылья.

- И облик ты менять больше не сможешь! Дадут тебе человеческое тело – и все, до самой смерти! Будешь стареть, толстеть!

- Ерунда. В бассейн запишусь и в тренажерный зал. И пробежка по утрам. Справлюсь!

- Но если она до сих пор тебя не полюбила, может не полюбить вообще никогда. Ты хоть это понимаешь?

- Понимаю. Это ничего. Она меня просто еще не знает. Но даже если… Пусть! Главное – я буду ее любить. И всегда буду рядом. А вдруг она передумает? А тут – я. Верный! И любящий.

- Ну, как знаешь. Мы предупредили. Сдавай рога и крылья – и пошел вниз. Будешь обычным человеком. Отныне и навсегда. Аминь.

… Она сидела на скамеечке в скверике и забавлялась SMSками. А мимо шел продавец воздушных шаров. Подойдя к ней, он притормозил, а потом и вовсе остановился. Она подняла глаза. Продавец улыбался и протягивал ей воздушных шарик.

- Самой прекрасной девушке этого мира – в подарок. На счастье.

- Спасибо, — растерялась она. У него были какие-то странные глаза. Молодые, озорные – и в то же время мудрые и печальные, как у древнего старика.

Если бы она чуточку лучше чувствовала окружающий мир, если бы немного внимательнее всмотрелась в его глаза… Возможно, она бы поняла, какую любовь он может ей подарить – безбрежную, безусловную, огромную, древнюю и мудрую, как сам мир. Но… всему свое время. А ее время еще не пришло.

- До свидания. Думаю, мы еще не раз встретимся на этой маленькой планете, — снова улыбнулся он и двинулся дальше.

А она осталась на скамейке, с воздушным шариком в руке и странным ощущением, что она уже не раз видела этого странного молодого человека, и даже разговаривала с ним.

По дорожке удалялся обычный парень, но казалось, что за спиной у него имеются невидимые крылья, и стоит ему захотеть – он легко оторвется от земли и взлетит в поднебесье. А может, это воздушные шарики наводили на прохожих такую иллюзию… А может быть, это просто была Любовь.


Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!