СЕКРЕТ ПОЛИШИНЕЛЯ.

Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Расширенный поиск  

Автор Тема: Сказки от Эльфики  (Прочитано 18336 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Сказки от Эльфики
« : 21 Августа, 2011, 17:04:45 »

В своё время эти сказки очень помогли мне....  rabotaet


Аттракцион. Сказка от Эльфики


- Почтеннейшая публика! Приглашаем вас посетить наш уникальный аттракцион – Мост Любви! Пройдите по Мосту – и в конце вы получите эксклюзивный приз – Свою Любовь! – надрывался зазывала в костюме клоуна. Рыжий парик, разрисованное лицо, улыбка от уха до уха, нарисованная слеза и красный шарик на носу.
- Что за чушь он несет? – спросила я свою подругу Симку, с которой мы прогуливались по парку.
- Почему чушь? – удивилась Симка. – Про любовь говорит, пройдите, мол, по мосту – и того… получите и распишитесь. Аттракцион такой.
- Знаем мы эти аттракционы, - скептически отозвалась я. – У меня вся жизнь – сплошной любовный аттракцион. Только главного приза что-то не видно.
- Тогда что ты теряешь? – дернула меня за руку Симка. – Давай! Интересно же, что за Мост Любви!
- Тебе интересно – ты и проходи, - гордо сказала я.
- Не могу, - вздохнула Симка. – Мне Костик никуда лезть не разрешает…
Костик – это Симкин муж, который трясется над своей ненаглядной, как будто не она беременная, а он сам. Симка свой Мост Любви давно прошла, и призов у нее было море. Хорошо ей говорить!
- Боишься, значит, любви… Трусиха! Ну тогда пойдем мороженое лопать, - легко переключилась Симка. Это меня задело.
- Почему трусиха? Ничего я не боюсь! Вот возьму да и пройду! – сердито сказала я.
- Лицом к лицу с собственными страхами! Преодолевая препятствия и сметая барьеры! Вперед, за счастьем, по Мосту Любви! – с новой силой завопил клоун.
- Слушай, может, не надо? – вкрадчиво спросила Симка. – Ну на фига тебе этот приз? Наверное, ерунда какая-нибудь, плюшевый медвежонок!
Но я уже закусила удила. Коварная Симка знала, на какие кнопки надо нажать, чтобы я пошла вразнос.
- Ну и что! – самолюбиво отозвалась я. – Лучше медвежонок, чем вообще ничего. Буду его любить, вот!
С этими словами я ринулась к клоуну, как в последний бой, хотя трусила ужасно. Обрадовавшийся до невозможности клоун быстренько подвел меня к примитивному сооружению: грубо сколоченный деревянный мосток, середина которого скрывалась под раскинутым разноцветным шатром. Маленьким, метра 3 в диаметре. Что там могло быть непреодолимого – не представляю.
- Заходите с этой стороны, выходите с той, - напутствовал меня клоун. – А все, что под шатром – ну, сами разберетесь. Единственное, что следует помнить: Мост Любви – это дорога в один конец. Оглядываться не рекомендую, прошлое, знаете ли, затягивает. А так все предельно просто!
- Надеюсь, ведро с водой на голову не проливается? – холодно спросила я.
- Это вряд ли, - бодро ответствовал клоун. – Ну, с Богом!
- Держись, подруга! – воинственно крикнула Симка. – Я тебя там встречу, на том конце моста! Давай скоренько!
- Соскучишься не успеешь, - пообещала я и шагнула на Мост. Створки шатра сомкнулись за мной, и наступила темнота.
… Внутри оказалось совсем не так, как следовало ожидать. Во-первых, здесь было довольно светло. Во-вторых, внизу и вверху клубился какой-то дым, совершенно сбивая с толку глазомер. В-третьих, пространство было необозримым – какие там 3 метра в диаметре??? Я стояла на подвесном мосту, и он был такой длинный, что конца ему не видать. «Эффект зеркал, наверное», - решила я и подумала – а не вернуться ли мне, пока не поздно. Но когда я оглянулась, то с ужасом обнаружила, что никакого шатра за мной не наблюдается, а мост примыкает к отвесной скале. Я ее даже потрогала – камень и камень, и никаких входов-выходов. «Аттракцион, блин. Цирк уехал, клоуны остались. Вляпалась!» - тоскливо подумала я.
Делать было нечего: я сделала шаг вперед и чуть не упала: подвесной мост оказался шатким и хлипким, под ногами ходил ходуном, и я едва удержала равновесие.
- Мама! – взвизгнула я.
- Я здесь, доченька! – тут же отозвалась мама, возникая на мосту метрах в 5 от меня.
- Мама, ты как здесь? – глупо спросила я, цепляясь за перила.
- Ты позвала – и я пришла, - объяснила мама. – Не бойся, я с тобой, я спасу тебя. Я никому не дам тебя обидеть. Мою девочку. Мою малышку. Мою симпампулечку.
- Мам, я уже давно не малышка, - тут же привычно ощетинилась я. Начинался наш вечный диспут.
- Малышка, малышка, - успокаивающе заворковала мама. – Девочка мою ненаглядная. Никому тебя не отдам. Никого у меня нет, кроме тебя. Мамочка всегда с тобой, мамочка всегда бдит…
Голос ее убаюкивал, глаза стали слипаться, и я почувствовала, что руки мои разжимаются, мне хочется лечь… уснуть… и пусть мама колыбельную споет…
- Не спи! – вякнул кто-то под самым ухом. – Разобьешься, дурында!
Я очнулась. Надо мной вился какой-то странный персонаж: больше всего он напоминал глазастую мочалку с крылышками.
- Ты кто? – опасливо спросила я, косясь на маму, все еще маячившую впереди.
- Я твой Инстинкт, - обиженно ответил он. – Вот здорово, почти до 30 лет дожила, а своих Инстинктов не знаешь.
- Какой еще Инстинкт??? – обалдела я.
- Какой, какой… Половой! – сердито ответил он. – Я тебя влеку к мужчинам, а мужчин – к тебе. Что непонятного?
- Как-то ты слабо влечешь, - тут же парировала я. – Чего ж я тогда до сих пор не замужем?
- Так я ж подавленный, - объяснил Инстинкт. – Думаешь, я на самом деле такой? Да я на самом деле ого-го! А ты меня задавила правилами, предписаниями и приличиями. Так что я теперь на мочалку похож. Еще скажи спасибо, что хоть ненадолго меня хватает. Для временных отношений.
- Не слушай его, детка! – всполошилась мама. – Он тебя ничему хорошему не научит! Потеряешь голову – и все тогда!
- Что тогда? – тупо спросила я.
- Уведет тебя какой-нибудь мерзавец и проходимец! Поматросит и бросит! В подоле принесешь! Будешь всю жизнь на него спину гнуть!
Я с ужасом смотрела, как с каждым словом изо рта мамы выпадают огромные муравьи (термиты, кажется?), которые тут же начинают грызть мост. Мой Мост Любви!
- Не стой! Прогони их! – немедленно завопил Инстинкт. – А то рухнешь вместе с мостом!
- А как? – запаниковала я. – Как я их прогоню?
- Скажи маме, что ты ей бла8годарна за заботу, но не принимаешь ее страхов! Что ты сама пройдешь этот мост! Ну говори же, быстрее!
- Мама, - начала я. – Ты это… иди. Спасибо, конечно. Только почему же сразу мерзавец? Может, еще хороший человек. И в подоле – ну так мне скоро 30, можно и в подоле… Я ж не сижу у тебя на шее, сама работаю, сама воспитаю.
- А ну замолчи! – взвизгнула мама. – У меня опыт! Я жизнь прожила! Я! Тебя! Никому! В обиду! Не дам! Понятно???
Тут я почувствовала, что начинаю злиться. Да сколько же можно за меня все решать?
- Мама, никто меня не обижает, - твердо сказала я. – Я могу за себя постоять. И я сумею отличить мерзавца от нормального мужчины. Вот, Инстинкт подскажет. Ты же подскажешь?
- Это моя работа, - подтвердил Инстинкт.
- Вот. И твой опыт – это твой опыт, а у меня свой есть. И будет! И не надо за меня решать, я хочу свою жизнь прожить!
- Ты еще несмышленыш, ты можешь ошибиться, - заплакала мама.
- Ну и ошибусь! – непреклонно сказала я. – Имею право! Только винить в этом никого не буду. Ты свой Мост Любви прошла – дай теперь мне свой пройти.
Пока я говорила, термиты переставали лопать мой Мост Любви и возвращались прежним путем туда, откуда появились.
- Мам, я люблю тебя. Только не мешай мне жить свою жизнь, а? – попросила я. – Пожалуйста!
- Ты выбрала, теперь пеняй на себя, - сказала мама и стала медленно таять в воздухе.
- Ладно, буду пенять, - пообещала я. – Эй, Инстинкт! Подскажи, что делать?
- Двигаться, - охотно посоветовал Инстинкт. – Мост Любви не терпит суеты, но и не любит остановок. Любовь – это процесс, движение. Вперед! Только осторожно. Если что – я тут, рядом.
И мы осторожно двинулись вперед. Я быстро приноровилась к колебаниям моста и приспособилась использовать перила. Дело пошло веселее. Я приободрилась – и тут надо мной промелькнула какая-то мрачная тень, потом еще, еще… Стало так темно, что я вынуждена была остановиться.
- Попалась, - раздался зловещий голос. – Это хорошо…
- Инстинкт! Ты чего молчишь? – нервно спросила я.
- А чего говорить? – отозвался Инстинкт.
- Это кто вообще?
- Тебе лучше знать, - фыркнул Инстинкт. – Это из твоего прошлого. Не в моей компетенции. Спроси, может, представятся?
- Вы кто? – отважно спросила я, при этом чувствуя, что ноги ощутимо трясутся, передавая вибрацию мосту.
- Тени прошлого! – замогильным голосом отозвалась ближайшая Тень.
- А вам чего? – спросила я, тоскливо думая, на фига я ввязалась в авантюру с этим дешевым аттракционом.
- Отпусти нас, - неожиданно попросила Тень. – Надоело за тобой таскаться. На волю бы!
- Да я вас не держу! – озадачилась я. – Я даже не знаю, откуда вы взялись.
- Как же не держишь? – обиделась Тень. – Если мы сидим в твоей памяти, стало быть, держишь.
- Ну, уходите, - предложила я.
- Нет, ты нас по-настоящему отпусти, - не унималась вредная Тень.
- Так. Давайте вот что сделаем, - взяла себя в руки я. – Вы мне скажите, как вас там отпускают, а я уж в лучшем виде все выполню. Договорились?
- Помнишь маньяка в рощице? Ты его никогда не видела, но по рассказам заочно боялась. Я – его Тень. Ты теперь от мужчин шарахаешься, в каждом маньяка видишь, - сообщила Тень.
- Господи! Да вы что! Это ж мне лет 8 было? – ужаснулась я. – Я и не помню ничего такого! Я маньяков только в кино видела! Да к 30 годам одинокая женщина уже сама страшнее маньяка! Солнышко мое, лети себе, куда хочешь!
- Спасибо! Это от души, - прошелестела тень и растаяла. Стало чуть светлее.
- Тень Предательства, - представилась следующая Тень. – Помнишь, как твою Первую Любовь омрачила Тень Предательства? Так вот, это я была.
- Восьмой класс. Витька из параллельного. Он тогда к Светке переметнулся, да? – вспомнила я.
- И теперь Тень Предательства маячит над каждым твоим мужчиной, - вздохнула Тень. – Ты не забыла…
- Слушай, да мы с Витькой не виделись уж больше 10 лет! Я о нем и думать не думаю, и знать не знаю. Да он мне и не нравился по-настоящему, мы ж детьми были! Ой, блин, как все запущенно, - подивилась я. – Тень! Освобождаю тебя от службы. Вольно!
- Благодарю, - облегченно вздохнула Тень и последовала за первой.
- Тень Лжи, - подлетела следующая. – Первый курс, Виталий Сергеевич. Помнишь?
- Помню, - сказала я. – Вот это серьезно. Это правда непонятно: зачем врать? Неужели нельзя прямо в глаза сказать? А то «разведусь», «люблю», «женюсь»… И все вранье! Сказал бы – я бы поняла.
- И что бы ты сделала? – спросила Тень.
- Не стала бы вступать в такие отношения, - объяснила я.
- Вот именно! Потому он и врал. Чтобы ты вступила. Он ведь тебя правда любил. Но и жену любил. И ему хотелось сохранить и одни, и другие отношения, понимаешь?
- Но так нечестно! – возопила я.
- Ну так из-за одного нечестного мужчины ты теперь всю жизнь будешь меня на всех примерять? – спросила Тень. – А ведь так и делаешь. Примеряешь!
- Знаешь что! – обозлилась я. – А не пойти бы тебе вместе с твоим Виталием Сергеевичем???
- Ухожу, уже ухожу! – обрадовалась Тень. – Ой, какой хороший пендель ты мне сейчас дала! Высокоэнергетический!
С остальными Тенями я разделалась уже легко. Через какое-то время Мост совершенно очистился, и я тихонько позвала:
- Эй, Инстинкт! Ты чего там притих?
- Сплю, - буркнул Инстинкт. – Знаешь, когда Инстинкты засыпают? Когда голова работает!
- А что, по-твоему, только безбашенные находят свою любовь? – поинтересовалась я, двигаясь вперед.
- Да почти что! – с вызовом ответил Инстинкт, пристраиваясь у меня на плече. – От Любви становятся пьяными, от Любви крышу срывает, наступает Любовное Безумие, теряют голову, и все такое прочее.
- Знаешь, сколько раз я теряла голову? И впадала в любовное безумие? И что хорошего из этого вышло? Сплошное срывание крыши, с последующей лихорадочной починкой! – разозлилась я.
- Неее, это ты сейчас так говоришь! – опроверг Инстинкт. – У тебя Разум все здоровые порывы глушит! Сразу начинает прикидывать, как бы чего не вышло, да правильно ли ты поступаешь, да что из этого получится. Причем результат рисует крайне неблагоприятный. Не так, что ли? Это уже не безумие, а горе от ума!
- Ну и что же теперь, бросаться на всех в порыве безумия? – язвительно спросила я.
- Дура, - с чувством превосходства сказал Инстинкт. – Меня слушай! Я не подведу. И еще – у тебя есть Интуиция. Она всегда точно знает, что, куда и с кем. Но у тебя она в плену, под гнетом разума. Поэтому ты выбираешь не тех, кого хочется, а тех, кто рекомендуется опытом. По велению, так сказать, Разума.
- Нудный ты, - в сердцах бросила я.
- Это я-то нудный? – удивился Инстинкт. – Да ты меня совсем не знаешь! Я игривый! Я природный! Я естественный! Ты лучше со мной дружи. А ты все подавляешь да подавляешь.
- Ладно, буду дружить, - пообещала я. – Попробую, по крайней мере. Ой, что это?!
Откуда ни возьмись появилась огромная пчела. Или шмель – я не разбираюсь. А может, и вовсе оса. Она громко жужжала и явно собиралась вонзить в меня внушительных размеров жало. Наученная горьким опытом, я не стала ждать.
- Эй, подруга, ты кто, откуда и зачем?
- Я – Ревность, - басовито прожужжала Пчела. – Сейчас я ужалю тебя в самое сердце.
- Не надо, - быстро отозвалась я. – Зачем мне уколы ревности? Не нужны они мне. Говори, как тебя отпустить!
- А никак! – радостно сообщила Ревность-Пчела. – Я как муха на мед, а точнее, как пчела на варенье, лечу туда, где имеется уязвленное самолюбие.
- А у меня, что ли, имеется? – обеспокоилась я.
- А как же! – зловредная Пчела примеривалась, как бы поудобнее меня цапнуть.
- Ну подожди же! – взмолилась я. – Ну укусишь ты меня, и что? Говорят, пчелы после этого умирают. Давай лучше подумаем, как нам быть, чтобы и ты летала, и я по жизни спокойно шла. Угу?
- Лечи самолюбие, - посоветовала Пчела. – Наполняйся позитивным отношением к себе. Когда ты себя обожаешь, никаких уязвленностей не наблюдается.
- А как наполняться? – тут же спросила я.
- Почаще делай для себя что-нибудь хорошее. Твори добрые дела – чтобы было, за что себя уважать. Когда себя уважаешь – и других уважаешь. Когда себе даешь право на ошибку – и другим даешь. Когда ты наполнена светом – и вокруг тебя свет.
- Поняла. Исправлюсь. Не будешь кусать? – поспешила ответить я.
- Ну, погожу пока, - не стала настаивать Пчела. – Но я тут рядом, имей в виду.
- Учту, учту, - пробормотала я, продвигаясь вперед, пока еще кто-нибудь не появился. И тут же как накликала: впереди материализовалось нечто белое, полупрозрачное, колышущееся.
- Привидение! – охнула я.
- Я Призрак Несбывшейся Любви, - грустно сообщило привидение. – Ну, здравствуй, повелительница!
- Приплыли. Я – Повелительница Призраков, - хохотнула я. – И что мне теперь с тобой делать?
- Повелевай, госпожа! – взвыл Призрак, падая на колени. – Гони меня, гноби меня, поноси меня – я никуда не уйду! Я буду припадать к твоим стопам, лобзать край твоей одежды…
- Вот только не надо лобзать мои джинсы, - отпрянула я. Мост угрожающе закачался. – Ты это… встань! Ты чего? Стыдно даже. Какой-то ты униженный. Мазохист, что ли?
- Ругай меня последними словами, презирай меня, топчи меня… - снова завел свою бодягу Призрак.
- А ну помолчи! Ты мне сосредоточиться мешаешь, - приказала я. Призрак послушно замер на полуслове. Ага! Кажется, я нащупала его слабое место.
- А ну рассказывай, для чего ты здесь объявился?
- Для отражения, - с готовностью доложил Призрак Несбывшейся Любви.
- Кого отражать будем? – бодро спросила я. – Гуннов, варваров, псов-рыцарей, Золотую Орду? Ну?
- Тебя, госпожа, - смиренно отвечал Призрак, склонив голову.
- В смысле? – оторопела я.
- Я – всего лишь твое отражение, - пояснил Призрак. – Жертва, которую ты готова принести ради того, чтобы тебя любили.
- Что-о-о??? – я так отпрыгнула, что чуть не свалилась с моста. – Да ты что себе позволяешь? Да я тебя!
- О-о-о, накажи меня, отвернись от меня, порази меня! – в экстазе завопил Призрак. – И тогда я смогу упиваться жалостью к себе, и обвинять себя, и дергать себя за самые тонкие струнки души, и лелеять воспоминания о Несбывшейся Любви до скончания веков!
- Да я тебя! Да ты мне! – задохнулась от праведного гнева я. Это было уже слишком!
- А ведь не зря тебя так зацепило, есть у вас что-то общее, - флегматично заметил Инстинкт.
- И ты туда же? – грозно спросила я. – Я не такая!
- Такая-такая, - мстительно сказал Инстинкт. – Рыдания, страдания, ненависть к себе. Было?
- Было. Но редко, - решительно скала я. – А отныне – никогда. Не хочу. Противно.
- Возлюби меня, и я исчезну, - заискивающе предложил Призрак.
- Еще чего! – удивилась я. – С чего бы мне тебя любить?
- Но ведь я – это ты, - объяснил Призрак. – Твоя жертвенная часть. Твое слабое место! Но ведь твое же…
- Слушай, я вообще-то не хочу тебе ничего плохого. То есть себе, - начала говорить я. – На самом деле я просто хочу, чтобы ты как-то видоизменился. То есть я. Я хочу, чтобы мы стали сильными. И уравновешенными. И перестали себя жалеть. Это ведь можно устроить, да?
- Ну так устрой! – взмолился Призрак.
- Я тебе обещаю. Только пойму, в чем сила – и сразу устрою. Ты же подождешь?
- Я подожду, - согласился Призрак. – Я готов ждать до скончания времен, распластавшись у твоих ног…
- Стоп! Не начинай, - приказала я, и Призрак послушно замер. – Мне нужно время. И я его себе даю. Понятно? Все, свободен.
- А сила, между прочим, в Любви, запомни это, - кинул мне напоследок Призрак, возносясь вверх.
- Уж это точно, - подтвердил Инстинкт. – Ну, двинулись?
- Ох, и длинный этот Мост Любви, - пожаловалась я, возобновляя движение.
- Длиною в жизнь, - порадовал меня Инстинкт.
И тут я увидела впереди свет. Даже не свет – сияние. Оно все усиливалось и усиливалось, даже жарко становилось.
- Инстинкт, что это? – спросила я, почувствовав какую-то смутную тревогу. Наверное, Интуиция проснулась.
- Это Опаляющая Любовь! – крикнул Инстинкт. - Бежим скорее!
- Куда? Оно же там?
- Навстречу Страху! И сквозь него!
Я не стала задавать лишних вопросов – я уже научилась доверять Инстинкту. Я просто рванула вперед, насколько это было можно на этом зыбком и ненадежном мосту. Впереди был уже просто огонь, и мне очень хотелось повернуть назад, но Инстинкт закричал:
- Не поворачивайся! Погибнем! Только вперед!
Я с размаху влетела в огонь. Опаляющая Любовь ревела, как пламя в топке мартеновской печи. Или доменной. В пламени мелькали какие-то смутные видения кинжалов, утопленниц, удавленниц, рыдающих дев, разрушенных башен, чудовищ, монахинь и прочих «опаленных любовью». Смотреть было некогда – я слышала, как трещит дерево и что-то лопается – наверное, канаты. Мост болтало из стороны в сторону, а я рвалась вперед, сквозь огонь, и думала об одном: если я спасусь, я буду любить! Несмотря ни на что! Безбашенно и неразумно, следуя Инстинкту и Интуиции! Забыв все прошлые неудачи, простив всех, кто принес мне боль! Отпустив все тени и призраки прошлого! Потому что если и есть на свете что-то стоящее – это Любовь! И в ней – моя сила!
Кажется, я закричала – и с криком вылетела сквозь ткань шатра на белый свет. Туда, на другой конец Моста Любви. Где уже подпрыгивала в нетерпении моя верная Симка и стоял клоун в рыжем парике, помахивая связкой воздушных шариков. Я по инерции рухнула прямо к нему в объятия.
- Ну как? Ну что? – спрашивала Симка.
- Круто! – выдохнула я, принимая вертикальное положение. – Высший класс!
- А приз? Где же приз? – заволновалась Симка.
- Вы прошли Мост Любви, - торжественно сказал клоун. – Получите свой приз.
И он протянул мне те самые шарики, с которыми встречал меня на выходе. Это было как-то неожиданно и, по-моему, не соответствовало энергозатратам.
- И все? – разочарованно спросила Симка, хлопая глазами.
- Это то, что надо, - шепнул кто-то внутри меня. Наверное, Интуиция.
- Умница! Живи чувствами, - встрял Инстинкт – его я не видела, но голос сразу распознала.
- Спасибо! – улыбнулась я клоуну и взяла шарики. – Замечательный аттракцион. Сами придумали?
- Жизнь подсказала, - грустно улыбнулся клоун. – Скажите, а там… как?
- А вы что, не знаете? – удивилась я.
- Так у всех по-разному, - сказал клоун. – И не все проходят. Я вот, например, ни разу не дошел.
- Как? – опешила я. – Почему?
- Боюсь, - просто ответил клоун. – Доводилось в жизни сильно обжигаться.
- Там есть страшные штуки, - сказала я. – Но не страшнее, чем жить. Правда. Вы обязательно пройдете. Преодолеете страхи. И тоже получите свой приз.
- Может быть, когда-нибудь, если наберусь храбрости, - вздохнул клоун, и мне показалось, что нарисованная слеза на мгновение стала живой.
- А знаете что? – вдруг решила я. – А давайте сейчас, а? Чего ждать-то? Так ведь и жизнь пройдет!
Он растерялся и стал очень смешной. Даже парик у него, казалось, встал дыбом.
- Но я же не могу бросить аттракцион… - попытался отвертеться он.
- Ага. Я об этом подумала. Симка за вас постоит на входе. А я… я вас здесь подожду. С шариками. Это будет ваш приз. Ну как идея?
- А! Была не была! – махнул рукой он. – Сейчас или никогда! Я пошел! А вы правда меня дождетесь?
- Честное благородное слово, - пообещала я, подталкивая его к шатру. Он растерянно оглядывался, разводил руками и натыкался на идущую впереди Симку. Я улыбалась.
- Хороший выбор, - одобрил Инстинкт.
- Он сильный, добрый и будет любить тебя всю жизнь, - шепнула Интуиция.
- Спасибо, что не спите, - засмеялась я.
По ту сторону шатра моя заводная Симка уже голосила: «Аттракцион века! Мост Любви! Незабываемые приключения! Занимайте очередь!».
А по эту сторону Моста Любви я, вроде воздушного шарика наполняясь только что обретенной Силой, ждала своего Грустного Клоуна.
Автор: Эльфика

 Источник:
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #1 : 21 Августа, 2011, 17:06:58 »

АМНИСТИЯ. Сказка от Эльфики

Весть об амнистии разнеслась по тюрьме мгновенно.
- Амнистия! Амнистия! - раздавалось то тут, то там.

Заключенные были возбуждены, и каждый лелеял тайную надежду, что вот теперь-то - его очередь. Надзиратели сохраняли хмурый вид, но внутренне тоже надеялись, что выпустят побольше: тюрьма была переполнена, камер не хватало, энергии уходила уйма.

- А в чем дело? В честь чего амнистия? - жадно интересовался молодой и глупый Страшок Старости.

- Ты не мельтеши. Ты здесь недавно появился, тебе еще сидеть да сидеть, силу набирать, бороду отращивать, - посмеивался Страх Темноты. Он был одним из самых старых заключенных, его еще в раннем детстве посадили.

- А чего сразу я? - заныл Страх Старости. - Может, еще выпустят?

- Щас, - с садистским удовольствием сказал огромный, тучный Страх Одиночества. - Тюрьма-то чья? Во-во. Женщины, знаешь, они такие… Старости боятся до самой старости…

- А в старости чего боятся? - не унимался юный Страшок.

- А там тебя амнистируют, а на твое место посадят, например, Страх Смерти. Так что сиди и жди! - пообещал Страх Одиночества.

Под сводами тюрьмы раздался зычный голос:

- Собрание! Собрание! Все на собрание!

Залязгали двери камер, заключенные потянулись на голос. Развлечений в тюрьме было мало, собрания любили. Можно было потрепаться, новости узнать, амнистию обсудить.

- Граждане заключенные! Страхи и Страшки! - начал речь Главный Надзиратель. - Сообщаю вам, что хозяйка Тюрьмы решила ее немножечко разгрузить. И поэтому кое-кто из вас сможет освободиться.

- Ты нам тут тюльку не гони! - забузил нахально-иррациональный, в приблатненной кепочке, Страх Мышей и Крыс. - Ты дело говори. Кого на свободу, почему на свободу.

- Ты помолчи, тебе не светит, у тебя вообще пожизненное, - урезонил его Надзиратель. - Сам ведь не знаешь, кто тебя и за что посадил. Не знаешь ведь?

- Да бабы дуры! - наехал Мыше-Крыс. - Кошек не боятся. Хомяков не боятся. А крыс-мышей - боятся! А спроси, почему - ведь сами не знают! А меня, мальчишечку, замели ни за что. «Таганка, я твой бессменный арестант!» - затянул было Страх, но Надзиратель властной рукой заткнул ему рот.

-Художественная самодеятельность будет на Новый год, а сейчас мы про амнистию. А амнистия вот в честь чего: наша Хозяйка записалась на прием к психологу, хочет поработать над собой. Сами знаете, это всегда заканчивается освобождением части Страхов.

Заключенные радостно загудели. Такое уже случалось, психолога в тюрьме считали в законе и очень уважали.

- Да, освобождение! Но не для всех! - строго сказал Надзиратель. - Давайте-ка перекличку сделаем. На свободу - с чистой совестью, так сказать… С левой крайней камеры - начинай!

- Страх Темноты, сижу с детства, - монотонно забубнил Страх Темноты. - За что сел - не знаю, вернее, не помню. Под амнистию не попадал.

- Страх Боли, - представился изящный хлыщ во фраке и с бабочкой на тощей шее. - Посадили после аппендицита. Сама дотянула почти до перитонита, а я остался виноватым, - усмехнулся он. - Теперь боится любой боли - хоть зубной, хоть душевной. А я регулярно ей эту боль поставляю, - рассмеялся Страх Боли.

- Как это - поставляет? - шепотом спросил Страх Старости.

- Ну ты и темный! - удивился Страх Темноты. - Ты чего, не знаешь - каждый Страх, который попадает в заключение, притягивает ситуации по своей теме.

- Зачем??? - еще больше удивился Страх Старости.

- Ну как «зачем»? Конечно, чтобы выпустили! Нет страха - нет ситуаций, что тут непонятного? - с досадой сказал Страх Темноты. Ему очень хотелось на свободу, но им никто не занимался - все к нему привыкли.

- Так мне что, надо Старость притягивать? А как? - озаботился юный Страшок.

- Ну, это просто, - вмешался в разговор Мышино-Крысиный Страх. - Будешь ей морщинки новые в зеркало показывать. Целлюлит опять же. Седые волоски. Чем больше она будет пугаться, тем сильнее будешь становиться ты. Ее страх - твоя пища, дуралей!

Тем временем перекличка шла своим чередом.

- Страх Одиночества, сел лет в 25, попадал под амнистию, когда она замуж выходила, год на свободе, потом развод - и я снова в камере.

- Жалобы есть? - рявкнул Надзиратель.

- Никак нет, Хозяйка кормит исправно. Каждый день боится! Даже когда спит! - радостно сообщил Страх Одиночества.

- На свободу-то хочешь? - смягчился Надзиратель.

- Конечно, хочу! - загрустил Страх Одиночества. - Кто ж не хочет? Только не светит мне…Уж очень она от окружающих зависит. Одна вообще боится одна оставаться, даже хоть на часик. То на телефоне висит, то к подружкам бегает, то к себе зазывает…Мужики какие-то левые все время крутятся… А чем больше она меня питает, тем больше у нее Одиночества в жизни. А чем больше Одиночества - тем больше страха. Меня уже раздуло, еле в камеру пролезаю. Мне бы на диету…А она меня все подкармливает…Надоело! - плюнул с досады Страх Одиночества.

- Ну, ты того…не унывай, - сочувственно кашлянул Надзиратель. - Надежда, как говорится, умирает последней. Давайте дальше!

- Страх Ошибки, - выступил вперед длинный тощий старичок с бородкой клинышком. - Посадили в 9 классе, когда учитель математики стал насмешки строить. В институте благодаря доцентам-профессорам срок добавили. С тех пор, как устроилась на работу к начальнику-зверю, 5 дней в неделю получаю усиленную пайку.

- Ничего себе устроился! - позавидовал Страшок Старости.

- Не завидуй, ничего тут хорошего нет, - осадил его Страх Темноты. - Жить без ошибок человеку невозможно, это ведь просто опыт. А если ошибок бояться - то как тогда вообще жить?

- Говорят, есть такой маньяк-убийца - Страх Жизни, - задумчиво сообщил Страх Одиночества. - Он самый страшный Страх на свете. Если его посадят, тогда и начнется…

- Что начнется? - спросил заинтригованный Страх Старости.

- Паралич жизни начнется. Того боишься, этого боишься. Жить боишься! Этот пахан нас всех тут построит. Никаких тогда амнистий. Будем все в куче, друг к другу жаться, спрессовываться. Кормить, конечно, станут на убой - но это еще хуже. Мы разрастемся, а тюрьма не резиновая. Начнем сами задыхаться и Хозяйку душить. Слышал такое выражение - «страх душит?» - вот, как раз из этой серии…

- Ужас какой! - содрогнулся Страшок.

- Тише там! - приказал Надзиратель. - Кто следующий?

- Страх Осуждения, - заговорил невзрачный мужичонка в помятом костюме. - Меня с подачи родителей посадили, они все время говорили «а что люди скажут?», «какое ты мнение о себе создаешь?», «никто тебя такую любить не будет». Сижу тоже с детства, прочно так сел. На свободу страсть как хочется, - вдруг хлюпнул носом он. - Посодействуйте…

- Да ты что, родной? - участливо спросил Надзиратель. - Как будто не знаешь, что тут Хозяйка решает, с кем хочет расстаться, а с кем - не очень.

- Да я что? - вскинулся мужичонка. - Я ведь ей подсказывал, как со мной расстаться. Это же просто, на меня просто надо наплевать - и я таять начну. А она не плюет!!! - и Страх Осуждения разрыдался, утираясь полой затертого пиджачка.

- Ну, не плачь, не плачь, - стали утешать его соседи. - Ты сиделец уважаемый, мы тебя все любим…

- Да? Правда? Вы меня не осуждаете? - воспрял духом Страх Осуждения. - Ну тогда что ж…Потерплю. Посижу еще.

- А ты кто, что-то я тебя раньше не видел? - грозно спросил Надзиратель, указывая на красавчика со щегольскими усиками, в просторном черном плаще и пижонской шляпе.

- А я - извращенец, - скромно сообщил новичок. - Я Страх Страха.

- Неужели и такое извращение есть? - удивился Страшок Старости.

Новичок продолжал:

- Я пока еще не ваш, забрел с ознакомительными целями.

- Как это забрел? - вопросил Надзиратель, хватаясь за дубинку.

- Да вы не бойтесь, меня Хозяйка впустила. Но мы с ней еще не в контакте. Не сконнектились, так сказать. Может быть, позже?

- Не дай Бог! - отверг такую мысль Надзиратель.

- Иди отсюда! Извращенцев нам не хватало! - зашумели страхи. - И так в тесноте, в обиде, а тут еще в гости будут всякие ходить!

- Я ухожу, но могу и насовсем вернуться, - пообещал Страх Страха, пробираясь к выходу. Но было видно, что он испугался.

Надзиратель с облегчением засунул дубинку на место.

- Будем завершать, - распорядился он. - Еще раз вспомним правила внутреннего распорядка. А ну, по очереди!

Страхи бодро зарапортовали Правила:

- Страхи попадают в заключение только по желанию Хозяйки!

- Страх действует по вдохновению: подступает, накатывает, душит, давит, охватывает, парализует, в зависимости от реакции Хозяйки на ситуацию.

- Страхи существуют, пока Хозяйка не принимает решение с ними расстаться.

- Любому Страху может быть либо добавлен срок, либо объявлена Амнистия в любое время.

- Страхи питаются эмоциями Хозяйки. Если питание не производится - Страх умирает.

- Отпущенные на свободу Страхи вновь становятся Чистой Энергией Жизни.

Страхи чувствовали небывалое единение. Надзиратель был явно доволен.

- Ну что ж, граждане Страхи! По камерам! И дружно ждем амнистии! - провозгласил Надзиратель.

Страхи потянулись к местам отсидки.

- А все-таки, ну вот зачем мы ей? - недоуменно спросил Страх Старости. - Ведь столько энергии на нас тратит!

- Все просто, молодой человек, - пояснил тихий, интеллигентный Страх с большими печальными глазами и такой же печальной лысиной. - Мы ей нужны, чтобы случайно не стать счастливой. Она думает, что быть счастливой - это неприлично, ведь в мире еще столько несчастья!

- Что за бред? С чего вы это взяли? - оторопел Страшок Старости.

- Поверьте, юноша. Уж я-то знаю. Ведь я - Страх Счастья.

Страшок хотел было еще задать вопрос, но шумящая толпа разнесла их в разные стороны.

Впереди была амнистия. Впереди была надежда! И освобождение…

Автор: Эльфика

Источник:
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #2 : 21 Августа, 2011, 17:10:15 »

Подмастерье. Сказка от Эльфики

Посвящается моему любимому брату Константину.

Подмастерья в кузнице менялись часто. Иные сами становились мастерами и оставались навсегда, иные уходили, освоив азы кузнечного дела – то, что необходимо для повседневной жизни. Вот и в это утро в кузнице появилась девчонка – тощая, но крепенькая, с упрямым лбом и живыми любопытными глазенками.

- На выучку? В первый раз? – сурово спросил Главный Кузнец.
- Ага, дяденька, - шмыгнула носом девчонка. – Мамка отправила. Иди, говорит, учись, пора уже тебе самой свое счастье ковать.
- Ну-ну. Дело мамка говорит. Ну, ты пока присматривайся, спрашивай, если что. Да смотри к горнам почем зря не суйся – обожжешься.
- Ладно, дяденька, не буду соваться, - пообещала девчонка и двинулась вглубь кузницы - осваиваться.

Кузница была большая и производила впечатление. Пылали горны, стучали по наковальням молотки, раздувались меха, отовсюду слышался лязг и грохот. Работали и мужчины, и женщины – здесь, в кузне, все были равны, и каждый был занят своим делом. Ковал, стало быть.

Девчонка шла между рядами, смотрела, примечала.
- Тетенька, а это что будет? – спросила она у могучей женщины, лупившей молотом по длинному металлическому бруску.
- Меч это будет. Оружие такое, - объяснила женщина, не прерывая размеренных движений.
- А зачем оружие?
- Ну как зачем? Жизнь – штука серьезная, полна опасностей. Надо быть во всеоружии! – объяснила женщина. – Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. Уразумела?
- Уразумела, - кивнула девчонка и двинулась дальше.

Худосочный мужчина в очках раскаленными щипцами гнул какую-то железяку. Было видно, что ему трудно – пот с него катил градом и лицо напряглось.

- Дяденька, помощь нужна? – деловито осведомилась девчонка.
- Нет, дочка, я уж без помощников. Тут каждый сам себе кует, - приостановился мужчина, отирая пот.
- А что вы куете? – полюбопытствовала девчонка.
- Подкову кую.
- А зачем?
- На счастье, - объяснил мужчина, вновь принимаясь за работу.
- А у вас что, нет в жизни счастья? – не отставала настырная девчонка.
- Счастье, дочка, такая штука – всегда мало, всегда для счастья чего-нибудь да не хватает.
- А когда подкова будет, тогда хватит?

- А кто его знает… Ну, не хватит, так следующую ковать начну, - устало сказал мужчина и кинул подкову в чан с водой. Вода зашипела, во все стороны повалил пар. Девчонка отпрыгнула и поспешила дальше. Но вскоре снова остановилась – там хрупкая девушка раскладывала на столике кованые розы. Она заметила девчонку и улыбнулась:

- Нравится?
- Очень красиво, - зачарованно смотрела на розы девчонка. – А они из чего?
- Как из чего? – удивилась девушка. – Из металла! Здесь, в кузнице, все из металла.
- А для чего вам металлические розы? – наморщила лобик девчонка. – Вам что, живые не нравятся?
- Очень нравятся. Поэтому я их и кую. Чтобы украсить ими свой дом, ну и вообще свою жизнь.
- А настоящими украсить не пробовали? – продолжала допрос девчонка.
- Настоящие быстро вянут, - назидательно объяснила девушка. – Да и потом – сказано ковать, значит – надо ковать. Понимаешь?
- Не понимаю, - упрямо мотнула головой девчонка. – Мне живые больше нравятся.
- Ну и ладно, куй что-нибудь другое, - махнула рукой девушка. – Здесь много всего. Иди, смотри.

К вечеру девчонка обошла всю кузницу, задала кучу вопросов и пребывала в глубокой задумчивости.

- Ну что, освоилась? – дружелюбно спросил Главный Кузнец. – Как тебе, понравилось?
- Не пойму еще, - уклончиво сказала девчонка. – Все грохочет, и жарко, аж голова заболела. И все чего-то по железякам лупят.
- Глупышка! А ты что ж думала, свое счастье ковать так тебе просто? Помучиться придется!
- Как это – «счастье ковать»? – не поняла девчонка.
- Да вот так и ковать. Человек – сам кузнец своего счастья, слышала про это? А стало быть, как ты над ним потрудишься, такое счастье у тебя и будет, - снисходительно объяснил Главный Кузнец.
- Какое же счастье, когда мучаешься? – продолжала допытываться девчонка.
- А вот такое и счастье. В муках добытое, в огне закаленное! - бодро сказал Кузнец и пошел по своим делам.
- Ничего себе счастье! – пробормотала себе под нос девчонка. – Ужас какой-то…

Назавтра девчонку поставили подмастерьем к инструментальщику. Весь день она помогала выдавать тяжеленные кувалды, молотки и молоточки, клещи, зажимы и прочий кузнечный инструмент. К вечеру она выглядела усталой и сердитой.
- Не нравится мне этот инструмент, - сообщила она инструментальщику. – Он какой-то злой. Похож на орудия пыток.
- Ну ты смотри какая привередливая! Ишь ты, подмастерье… – подивился инструментальщик. – Не видала ты орудия пыток… У нас здесь и такое куют, сходи, посмотри.
- Тоже для счастья? – съязвила девчонка.
- А как же, - спокойно подтвердил мастер. – Счастье, оно ведь разное. Кому-то и такое надо. Слыхала выражение «счастья пытать»? Ну вот, это для того инструмент и есть…
- Не нравится мне это, - пробурчала девчонка.

А на следующий день ее поставили подмастерьем к кузнецу и даже вручили маленький молоток. Она честно отпахала весь день, по обыкновению задавая кузнецу кучу вопросов.

- Ну ты и достача, подмастерье, - пожаловался кузнец в конце дня. – Я от тебя больше устал, чем от молота. Ну зачем тебе знать – почему да отчего? Я вот кую – лишних вопросов не задаю. Знаю, что и родители мои счастье ковали, и деды, и прадеды. Традиция!
- Что ж тогда они ковали-ковали, да ничего по наследству не передали? – сумрачно спросила девчонка. – Или ленились?
- Ничего они не ленились, - насупился мастер. – Просто так положено – ковать. Испокон веков!
- А я не хочу, как испокон веков! – объявила девчонка. – Я хочу разобраться.

В последующие дни она разбиралась. Смотрела, как и что положено делать, и что получается в результате.

- Вот зачем вам доспехи? – дергала она за рукав мастерицу, только что закончившую клепать латы.
- Для защиты от врагов! – отвечала мастерица, любовно оглаживая шлем с забралом. – В этих латах я буду неуязвима. Никто меня не увидит!
- Ну ладно враги не увидят, но и друзья тоже, - докапывалась вредная девчонка. – Вас и рукой погладить невозможно будет, кругом один металл.
- Меня однажды так «погладили» – мало не показалось, - усмехнулась мастерица. – Пусть уж лучше металл… Оно как-то безопаснее.
- Ну уж нет, это не по мне, - мотала головой девчонка.

Однажды Главный Кузнец подозвал ее и спросил:

- Ну, освоилась? Не пора ли тебе самой попробовать, как свое счастье куют?
- Не пора, - дерзко ответила девчонка. – Я еще не разобралась, откуда заготовки появляются.
- Знамо, откуда. Со склада! – объяснил Главный Кузнец. – Да зачем тебе это?
- Я знаю, что со склада, - тряхнула челкой девчонка. – А на склад откуда?
- Из руды выплавляется. Экая ты настырная! Хочешь в плавильную? Там жарко! Не детское дело.
- Хочу, - коротко сказала девчонка. – Я вам не дите малое. Я хочу разобраться!
- Ну разбирайся, я распоряжусь, чтоб пустили, - разрешил Главный Кузнец, и подумал: «Упорная! Хорошим мастером будет!».

В плавильной и правда был настоящий ад. Ревущее пламя, раскаленный воздух, огонь и тьма вперемежку. В цеху работали молчаливые чумазые люди в кожаных передниках и рукавицах. В огромные печи целыми вагонетками засыпали измельченную руду, там она плавилась, а потом по специальным желобам стекала в емкости, и уже оттуда – в формы. Формы остужали, и из них вынимали аккуратные брусочки – те самые, которые потом пойдут в кузнечный цех. Туда, где испокон веков люди куют свое счастье.
Девчонка смотрела на все это мрачным взглядом, и ей явно не нравилось то, что она видит. Напоследок, покидая цех, она ухитрилась стянуть с вагонетки небольшой кусок руды. Сама не знала зачем – так, захотелось. С тем и вернулась в кузнечный цех.

- Ну как, разобралась, подмастерье? – спросил ее Главный Кузнец.
- Нет еще, - буркнула девчонка. – Я так и не поняла, из чего куют счастье? Что-то не слышала я никогда про «счастливую руду». Где ее добывают?
- Ну ты дотошная, подмастерье, - одобрительно покачал головой Главный Кузнец. – Руда получается из сырья. А сырье каждый приносит с собой. Складываем в емкости, обрабатываем под высоким давлением, а потом под пресс пускаем, дробим – вот так и выходит руда.
- Хочу посмотреть, - загорелась девчонка.
- Не положено. Вот когда станешь мастером, принесешь свое сырье – тогда и увидишь. А покуда вникай. Ты подмастерье шустрый, из тебя хороший мастер получится – настоящий кузнец своего счастья. Иди, работай.
Девчонка задумчиво кивнула и пошла, но не к кузнецам, а к выходу. У нее был пытливый ум, и она не любила поступать «как все». А слово «не положено» еще больше подстегнуло ее любопытство.

На улице она наконец-то вдохнула полной грудью, подставила лицо под свежий ветерок и нащупала в кармане кусок руды. Он был теплый, и ей даже показалось, что он слегка запульсировал в ее ладошке. Она отошла в сторонку, села на какое-то бревно, достала свою добычу и стала пристально рассматривать.
Кусок неправильной формы. На металл даже и не похож – скорее, минерал. Невзрачный, и в то же время симпатичный, очень естественный. Как солнце, или как дождь, или трава. Теплый и словно бы живой. Когда на руду упал солнечный луч, он засверкал и заиграл поблескивающими искорками, и девчонка подумала, что это он так перед ней выпендривается, хочет ей понравиться. Подумала – и сама прыснула от такого нелепого предположения.

- Ты живой? – спросила она. Разумеется, камешек ей ничего не ответил, только запульсировал сильнее – теперь в этом не было сомнений.
- Ты похож на маленькую зверюшку, - сообщила ему девчонка. – Такой же теплый и смешной. И ты мне нравишься.
Камешек заискрился и запрыгал в ее ладошке.
- Ух ты! – восхитилась девчонка. – Это ты мне так отвечаешь? Ну ничего себе! Оказывается, ты не простой камешек. Наверное, я тебя не просто так стащила. Может быть, на счастье?

Камешек завибрировал, засиял, и это сияние коснулось ее лица, защекотало нос. Девчонка зажмурилась и чихнула. И в нее хлынули самые неожиданные образы – белые пушистые одуванчики, и радуга над полем, и весело щебечущие птицы, и какой-то карапуз с плюшевым зайцем в ручонках, и парочка на скамейке, и звездное небо, и белый кораблик на водной глади. Все это наполнило девчонку таким чистым, радостным счастьем, что она даже дышать забыла.

А когда она открыла глаза, то увидела, что камешек на ее ладошке рассыпался, превратился в кучку всего-на-свете, и в этом еще угадывались прежние образы – и одуванчики, и радуга, и звездное небо… Так это и есть сырье??? А среди всего этого лежало семечко. Настоящее семечко, некрупное, но явно живое.

- Чудесаааа, - прошептала девчонка. – Зерно в камне, это ж надо!
- Ого! Семена Счастья? Ну ты и шустрая, подмастерье! – раздалось совсем рядом.

Девчонка испуганно вскинула голову и сжала кулачок с зернышком. Она и не заметила, как к ней подошел Главный Кузнец.

- Да ты не бойся, я не отберу, - засмеялся Кузнец, заметив ее испуг. – Просто интересно, как тебе это удалось?
- Я не знаю, - ответила девчонка. – Случайно.
- Семена Счастья случайно не находят, - улыбнулся Кузнец. – Семечко счастья приходит только к тем, кто готов его взращивать.
- Как это – «взращивать»? – удивилась девчонка. – Его ведь куют!
- Куем потихоньку, - вздохнул Кузнец. – Когда-то люди умели добывать счастье из всего-на-свете. Что случилось – то и счастье. И потери, и приобретения – все к лучшему, все на счастье. Утром проснулся - счастье. Ноги ходят – счастье. Курица снеслась – счастье. Зима прошла – счастье. А потом человек стал ненасытным. Ему все казалось, что для счастья чего-то не хватает. Тогда человек и придумал – ковать свое счастье.
- Но это же неправильно! – возразила девчонка. – Вот оно, счастье, у меня в руках! Я это точно почувствовала! Зачем его сначала спрессовывать, потом переплавлять, а потом еще и ковать, чтобы получилась мертвая вещь из металла? Пусть даже и красивая! Как те розы… Красивые, но неживые!

- Эх ты, подмастерье… А если человек по-другому не умеет? Если для него счастье – в преодолении трудностей? Если он другого счастья не знает? Если он счастье из малого семечка взращивать не умеет?
- Так надо ему объяснить! – воскликнула девчонка. – Рассказать ему, как все на самом деле!
- Да что ж ты, подмастерье, думаешь, что умнее всех? – усмехнулся Главный Кузнец. – Сырье-то откуда берется? Сами несут… Знают они, как все на самом деле. Только хочется им ковать свое счастье! Предки ковали – ну и они куют. Испокон веков.
- Слышала я уже про «испокон веков», - заявила девчонка. – Только я так не хочу! Я как представлю, что надо утром надо вставать, нести вчерашнее сырье в кузню, а потом целый день ковать, ковать, ковать… И в огонь свое счастье совать, и молотом лупить, и в холодной воде закалять. А в результате – какая-нибудь фигурная решетка на окна, как в тюрьме, только чуть покрасивше. И снова ковать… Ну уж нет!
- И что ты намерена делать? – прищурился Кузнец.
- Домой пойду. Семечко Счастья сажать.
- А вдруг не приживется?
- Приживется. А не приживется – другое найду. Я теперь знаю, что счастье можно взращивать. Вот и буду! Потихоньку, помаленьку научусь. Вы не думайте, я трудолюбивая!
- Да уж заметил, - засмеялся Кузнец. – У тебя получится. Настырная ты. Ну, коль решила – так беги, сажай. Подмастерье…

Девчонка поднялась, попрощалась и припустила прочь от кузни. Главный Кузнец с улыбкой смотрел ей вслед. Сколько таких он уже провожал - тех, что намахались молотками, наглотались соленого пота, наковались досыта и поняли, что счастье вовсе не надо ковать, оно и в виде сырья вполне пригодно у употреблению… Но вот так, чтобы подмастерье до всего своим умишком дошел – это редко бывало.

- Да уж, подмастерье! Хороший получится мастер, - подумал Главный Кузнец, глядя ей вслед. – Жаль только, что в другой области. Ну, садовники миру тоже нужны. А то откуда взяться в нем Семенам Счастья?

Эльфика
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #3 : 21 Августа, 2011, 17:12:33 »

Про Зеленого Змия. Сказка от Эльфики



- …А потом Иван Царевич женился на Василисе Прекрасной, и стали они жить поживать, да добра наживать. Тут и сказке конец, а кто слушал - молодец.

- А что было потом? - спросил мой любопытный ребенок.

- Когда потом? - не поняла я.

- Ну, когда они стали жить-поживать.

- Это уже совсем другая сказка. Не сегодняшняя. А сейчас - всем спать! - решительно объявила я и потушила ночник.

Детеныш уснул, а мне не спалось. Моя личная сказка была не очень веселой. То есть до свадьбы все и правда было сказочно, а потом… потом мой муж подружился с Зеленым Змием. И с годами их дружба становилась все крепче и крепче. Что мне очень не нравилось! Ведь Змию уделялось времени все больше, а нам с сыном - все меньше. Похоже, он нас побеждал. Под эти невеселые мысли я стала погружаться в сон. «Эх, мне бы меч-кладенец!», - подумала я напоследок и уснула.

- А зачем тебе, девица-красавица, меч-кладенец? - спросил кто-то совсем рядом. Я открыла глаза, потом села и просто потеряла дар речи - вокруг было чисто поле, а я сидела под ракитовым кустом, неоднократно воспетым в былинах.

- Кто это со мной разговаривает? - пролепетала я, немного придя в себя.

- Знамо кто, я разговариваю, ракитовый куст.

- А разве кусты разговаривают? - глупо заморгала я.

- В сказках - да. А ты сейчас в сказке.

- А… что это за сказка? - продолжала допытываться я.

- Это твоя сказка. Которую ты сама сказываешь, - терпеливо пояснил Ракитовый Куст. - Так что там про меч-то? Говори, не робей!

- Хочу Змию Зеленому голову отрубить! - выпалила я.

- Эвон что, - опечалился Ракитовый Куст. - Непростое ты дело задумала, девушка. Ой, непростое! Сколько уж вас к Змию в услужение пошло, а сколько и вовсе голову сложило!

- Мне очень надо! Помоги, коли можешь,  - попросила я. - Муж любимый к Змию в рабство попал, хочу его освободить.

- А он-то сам хочет? - полюбопытствовал Куст.

- Ой, уже и не знаю. Он считает, что ничего страшного не происходит. Но я-то вижу - еще как происходит! А сделать ничего не могу…

- Да, Змий Зеленый волшебной силой обладает, может так голову заморочить, что человек и себя не помнит, и родных забудет, - подтвердил Ракитовый Куст. - Ладно уж, помогу тебе. Где Меч-Кладенец лежит, то мне неведомо, а вот кто тебе помочь в этом деле сможет - скажу. Иди через поле, за речку, потом через лес, в самую чащу, на круглую поляну, там Баба Яга живет. Вот она-то тебе точно подсобит!

- Спасибо, Кустик, дорогой! - поблагодарила я и пошла указанной дорожкой.

Вскоре поле кончилось, и вышла я к речке, за которой сразу начинался лес. Речка вроде была неширокая, но быстрая. Плавать я не умела, поэтому стала искать, где ее можно перейти. И за первой же излучиной увидела подходящие камушки. И на самом большом, сжавшись в комочек, сидела девушка в белом сарафанчике. Грустно так сидела, как сестрица Алёнушка.

- Девушка, по этим камушкам речку можно перейти? - обратилась к ней я.

- Можно… Только зачем? - меланхолически спросила девушка.

- Мне надо! - твердо сказала я. - Так, вас как зовут?

- Алёнушка, - умирающим голосом ответила она. Выходит, я не ошиблась.

Мне очень хотелось пить, речка вроде выглядела чистой, и я зачерпнула горсть воды.

- Не надо! - воскликнула Алёнушка, но опоздала. Я уже хлебнула и поперхнулась: вода была соленая-пресоленая, даже горькая.

- Что ж это за вода такая, - прокашлявшись, возмутилась я. - А еще сказочная речка! Тьфу, гадость!

- Это не вода, - неохотно призналась Алёнушка. - Это мои слезы горькие.

- Да откуда же в тебе столько слез? - поразилась я.

- Это все из-за братца Иванушки, - печально ответила она. - Братец-то мой не послушался, испил из козлиного копытца, а там водка была. И стал он козлом распоследним, алкоголиком хроническим. Теперь ему милей водочки на свете ничего нет. Это все Зеленый Змий подстроил, с копытцем-то!

И Алёнушка горько-горько зарыдала.

- Эй, ты это брось! - забеспокоилась я. - Мне через речку переходить, а ты тут уровень воды повышаешь. Ну ладно, он алкоголик, а ты-то чего ревешь?

- А что же мне делать, бедной-разнесчастной, сиротинушке обиженной? - заунывно затянула Алёнушка. - Нету мне на свете ни счастья, ни долюшки!

- Да подожди! Ну он же тебе не муж, а брат! Ну ладно, он козленочком стал, а у тебя-то своя жизнь! Еще выйдешь замуж, детишек нарожаешь, - стала уговаривать я. Такие вещи даже я понимала.

- Нееееет! - завыла Алёнушка. - Я его должна спасааааать! Он без меня пропадеоооооот!

- Ну так пойдем со мной, - предложила я. - У меня тоже проблема. Я мужа спасать иду от Зеленого Змия. Вдвоем-то мы его быстрее одолеем!

- Ну уж нет, - холодно сказала Аленушка. Слезы ее вмиг высохли. - Не надо это мне.

- Почему? - изумилась я.

- А на кого же я тогда жаловаться буду? - рассудительно ответила она. - Так-то я здесь сижу, каждый прохожий меня жалеет. Кто по головке погладит, кто конфетку даст. Приятно. И поговорить есть о чем. Все меня утешают, я ведь такая хорошая, а он - козел хронический. А ну как он обратно превратится, и кому я тогда нужна - меня пожалеть?

- Знаешь, мне как-то тебя не жалко, - призналась я. - Ты его не любишь, ты себя только любишь.  Потому и биться за него со Змием не хочешь!

- Не хочу, - подтвердила Алёнушка. - Я себя жалеть хочу. А ты переходи речку, а то мне так грустно стало, что я сейчас опять плакать буду.

Пока она не заревела снова, я быстро перескочила по камушкам на другую сторону и потрусила к лесу. «Ну и ну! - думала я, вспоминая Алёнушку. - А ведь я тоже сочувствие люблю. И пожаловаться иногда тоже не прочь. Так вот куда заводит этот путь! Будешь сидеть в собственных слезах да ждать, кто тебя пожалеет». Нет, это было не по мне. Я только укрепилась в решимости найти Зеленого Змия и расправиться с ним.

И вот я углубилась в лес, который становился все гуще и темнее, и вскоре пошла вообще чащоба непроходимая. Я перелезала через поваленные стволы, продиралась через кусты, спотыкалась об узловатые корни, кажется, даже плакала. Я уже думала, что окончательно заблудилась. В конце концов я запнулась, упала и зарыдала в голос, проклиная и себя, и Ракитовый Куст, и всю свою несуразную сказку.

- Чего  орешь? - сумрачно спросили прямо под ухом. Я вскинула голову и увидела рядом совершенно невероятное существо: худющую, костлявую, лохматую длинноносую женщину в грязно-зеленых лохмотьях. Кикимора какая-то.

- Я.. я.. я заблудилась, - всхлипывая,  созналась я.

- Да ничего подобного, - отрезала та. - Мы всегда приходим именно туда, куда шли. Если ты оказалась здесь - значит, сюда и стремилась.

- Нет, - запротестовала я. - Я к Бабе Яге шла! За мечом-кладенцом. Чтобы отрубить голову Зеленому Змию, у которого мой муж в рабстве.

- Ой, девонька, да ты что! - воскликнула зеленая, всплеснув корявыми руками. - И у тебя тоже, значит…

- А что, и у вас? - осторожно спросила я.

- Ох, это давняя история. Будем знакомы - Кикимора, - представилась она.

Имя соответствовало внешности на 100%. Кикимора присела рядышком и обняла руками худые коленки.

- Я ведь не всегда такой была, веришь? - начала Кикимора. - Я красавицей слыла, девка-цвет лазоревый! Фигуристая, глазастая да веселая! Кровь с молоком, огонь с перцем! Пришла пора - вышла замуж по большой любви за добра молодца. Он тоже хорош был, первый парень на деревне! И на гармошке играть, и барыню сплясать, и избу срубить! Все с ним дружить хотели, все его на помощь звали, щедро платили, а в благодарность - рюмочку подносили. Там рюмочка, да там две - не заметил, как без рюмочки уж и веселиться не мог. Взял его Зеленый Змий в полон. Мне бы тогда задуматься, ан нет - любила я его, все ему прощала! Утром у него голова болит - я ему опохмелиться поднесу да огурчик подам. Вечером друзей позовет - так я стол накрою и сама бутылочку зелена вина поставлю, да где и выпью с ними за компанию. А раз я со всем согласная -  чего ж ему-то привычки менять?

Кикимора задумалась и умолкла. Я ждала, затаив дыхание.

- А что же дальше-то было? - поторопила ее я.

- А дальше Зеленый Змий совсем молодца моего с пути сбил. Вечером пьет - утром похмеляется, а работать-то уж ни сил, ни времени. Оглянуться не успела - а уж вся работа по дому на мне лежит. И дрова колоть, и сено косить, и воду носить - все я. Денег дома не стало - пришлось крутиться, самой зарабатывать. И все переживала да плакала. Скоро глаза выцвели, кожа сморщилась, волосы поредели, тело истаяло, и превратилась я в Кикимору…

- А муж? - с ужасом выдохнула я.

- А что ж муж? Так и сгинул… Змий Зеленый печенку ему сожрал. Цирроз называется.

- Ужас какой, - только и смогла сказать я.

- Так что, девонька, хочешь бороться - борись! Уважаю! - решительно сказала Кикимора. - А то вот я своим терпением да любовью слепой и его не спасла, и себя погубила - кикиморой стала. Брожу теперь по лесу, грибников пугаю… Ладно! Пойдем, доведу тебя до Бабы Яги. Здеся недалече. Ты не то что заплутала, а просто чуток не дошла.

Кикимора поднялась и зашагала впереди, а я сзади пристроилась. Смотрела на нее, худую да нескладную, и думала: «Не хочу быть Кикиморой! Не буду терпеть да ждать! Хочу сама что-то сделать, чтоб Зеленого Змия победить».

И правду же Кикимора сказала: совсем скоро деревья расступились, и оказалась впереди круглая поляна, а на ней - Избушка на курьих ножках.

- Поняла теперича? Никогда не останавливайся, рук не опускай, только так куда надо добраться можно, - сказала Кикимора.

- Спасибо вам, я запомню, - поблагодарила я.

- Ну, удачи тебе! - пожелала Кикимора. - А если до Змия доберешься - пни и от меня пару раз!

- Так может, и вы со мной? - предложила я.

- Нет, у меня уж силушек не осталось, - поникла Кикимора. - Ты ишо молодая, смелая, а мне куда? Моя жизнь уж конченая… Так и буду кикиморой доживать…

И Кикимора растворилась в лесу так же, как и возникла. А я двинулась к избушке. Как там, в сказках? «Избушка-избушка, встань к лесу задом, ко мне передом!», - вспомнила я.

- Так, вы что тут балуетесь? - строго спросила меня величественная старуха в белом халате, возникшая на пороге. - Вам что, обойти трудно?

- Ой, простите, пожалуйста, - извинилась я. - Я думала, так положено…

- Кем это, интересно, положено? Если не вы положили - значит, это не ваше. Если всегда поступать, как положено, так и будете чужие ошибки повторять. Это понятно?

- Понятно, - сглотнула слюну я. - Я больше не буду. Простите, а  где я могу увидеть Бабу Ягу?

- Здесь и можете. Вы ее уже видите. Я - Баба Яга.

Нет, определенно, потрясений на сегодня для меня было слишком много. У меня закружилась голова, и я решила, что можно наконец-то упасть в обморок.

…Очнулась я от того, что меня кто-то легонько похлопывал по щекам. Я открыла глаза - надо мной склонилась вся та же старуха.

- Ну вот и очнулась, ну вот и славненько, - сказала она. - Я тебе уже все ссадины обработала и пластырь прилепила. Поднимайся, я тебя чайком потчевать буду - с медом, с малиной, со смородиновым листом.

Уже за столом я осмотрелась. Содержание избушки явно не соответствовало форме. Внутри избушка на курьих ножках оказалась чистенькой, просторной и вполне комфортабельной. Никаких печей, котлов и летучих мышей. В целом было похоже на  приличную сельскую амбулаторию.

- А вы совершенно правы, - сказала старуха, словно угадав мои мысли. - Сказка-то тоже на месте не стоит, своей жизнью живет, сюжет развивается!

- А вы правда Баба Яга? - спросила я. - Как-то не похоже…

- Правда, правда, - успокоила меня она. - Доктор психологии, практикующий психотерапевт, а также экстрасенс и ясновидящая. Баба Яга, к вашим услугам.

- Ну ничего себе! - только и смогла выдавить я.

- Ну, кому-то же надо… А я в сказках самая старая, самая мудрая. Все ко мне за советом идут, со своей бедой, помочь просят. Вот и пришлось взять на себя.

- Тогда я вам тоже расскажу о своей проблеме, - решилась я.

- Да знаю я все, - отмахнулась Баба Яга. - Муж - алкоголик, Зеленый Змий - бельмо в глазу, ты ему голову срубить хочешь.

- И вовсе не алкоголик, - отчаянно замотала головой я. - Просто выпить любит.

- Кого обманываешь-то? - вздохнула Баба Яга. - Если б просто любил, разве ты у меня оказалась бы? Так ведь здесь… Тебя это тревожит. Ты хочешь об этом поговорить.

Я сразу осознала, что правда тревожит, и правда хочу.

- А скажи-ка, зачем ты за алкоголика замуж выходила?

- Да не был он таким тогда! Он хорошим был. Ухаживал так красиво. Цветы дарил и серенады пел. О семье мечтали вместе, о детишках, - вспомнила я.

- Тогда как ты его алкоголиком сделала? - неожиданно спросила Баба Яга.

- Я? - ахнула я. - Да вы что? Я сама-то почти не пью!

- Когда гости у вас собираются, у тебя алкоголь на столе есть? - спросила Баба Яга.

- Ну, конечно… Как же без этого? - забормотала я. - Какой же праздник без алкоголя?

- Воооот…- многозначительно протянула Баба Яга. - Муж тебе и показывает: без этого - никак. Полностью соответствует твоим представлениям!

- Ну нет! Вы меня не поняли! - запротестовала я. - По праздникам - можно, а он уже и в будни пьет. Мне это вот тревожит!

- Правильно, он себе и по будням праздники устраивает. Небось, устает на работе-то?

- Устает…- уныло сказала я.

- Жизнь у вас скучная? Как развлекаетесь-то?

- Ну, как… В гости ходим. Гостей приглашаем, - начала перечислять я, с ужасом понимая, что не могу вспомнить ничего стоящего, кроме «в гости-гостей». - Да, еще на природу, бывает, выезжаем! На дачу. Банька у нас там…

- Ну, а после баньки? - подмигнула мне Баба Яга, психотерапевт и ясновидящая.

- Пиво…- созналась я.

- Ну вот видишь, ты Зеленому Змию все условия создала. Чего ж ему с мужем-то не дружить? - безжалостно подвела итог старуха.

- Так что же нам теперь, с людьми не общаться? - запальчиво возразила я.

- Да зачем же… Найдите себе таких людей, которые с Зеленым Змием не в дружбе, - предложила Яга.

- Это где же такие водятся? - не унималась я.

- Водятся, водятся, - успокоила Баба Яга. - Только искать надо! А не сидеть на камушке, как наша Алёнушка.

Я вспомнила Алёнушку и притихла. Действительно, искать надо, а то так и будешь слезы рекой лить.

- На горных лыжах пьяным не поездишь, - размышляла бабка. - Кунг-фу тоже трезвость предполагает. Альпинисты чисты, как стеклышко. В храм помолиться тоже трезвыми ходят. Ну, я уж не говорю о медитирующих. Слышала о таких?

- Слышала, только никогда не пробовала, - ответила я.

- А ты пробуй, пробуй! Ты начнешь - глядишь, и муж к тебе подтянется! Ему же интересно станет, отчего это у тебя глазки горят и румянец на щеках.

- Да он ревновать станет, - предположила я.

- А хоть и поревнует немножко - какая в том беда? Глядишь, и задумается, что забросил тебя совсем, - не унималась бабка.

- Ой, вы столько мне насоветовали. Спасибо! - спохватилась я. - Только я ведь не за тем пришла. Мне меч-кладенец нужен. Я хочу Зеленого Змия найти и голову ему срубить. Вы мне помогите, пожалуйста!

- Ох, и дуры вы, девки, - сокрушенно покачала головой Баба Яга. - Учишь вас, учишь, а вы все на рожон лезете. Не понимаете того, что войной ничего не добьешься. Ну да ладно, хочешь так хочешь. Меч-кладенец у меня в кладовке складен, сейчас достану.

И через минутку я уже держала в руках старый, ржавый и зазубренный меч.

- Ну, коли чаю больше не хочешь, иди! - сухо сказала Баба Яга.

- А где мне Змия-то найти? - задала последний вопрос я.

- А чего тебе его искать? Он завсегда у тебя за спиной обитает. Сама прикормила!

И Баба Яга, психолог и экстрасенс, захлопнула дверь, а избушка тут же демонстративно повернулась ко мне задом.

Я обернулась - и увидела, что за моей спиной действительно находится Зеленый Змий собственной персоной. Свернулся кольцами, голову сверху пристроил, смотрит на меня и ухмыляется, гад ползучий.

- Ну-с, голову рубить пришла? - иронично спросил он, поигрывая черным раздвоенным языком.

- Да! - гордо сказала я, пытаясь оторвать от земли тяжеленный меч.

- А не получится, - злорадно сказал он и тихонько захихикал.

- Это почему же? - обиделась я.

- Оружие у тебя не активированное, - скучающе пояснил Змий.

- А чем его активируют? - воинственно спросила я.

- Чистым намерением, твердым решением и растождествлением, - непонятно сказал Змий. Похоже, он меня совсем не боялся и даже забавлялся.

- Я убью тебя! Отпусти немедленно моего мужа, - патетически вскричала я, дергая меч.

- Да кому он нужен? - удивился Змий. - Пусть идет. Да только не пойдет он. Ему и здесь неплохо. Спиртного - море, компания - завсегда имеется, и не без женского полу, между прочим…

Он явно издевался. Я почувствовала, как мои глаза наполняются слезами от собственного бессилия.

- Плачь-плачь, - радостно сказал Змий, - преогромное за это мерси! Я, между прочим, вашими слезами питаюсь, обидами закусываю, а на десерт - разборки с нотациями.

- Как это? - не поняла я.

- А вот так! - заржал Змий. - Вы все думаете, что я к вам сам приполз? Нееет, дорогие мои! Я только туда приползаю, где лазейки есть.

- Какие еще лазейки? - продолжала допытываться я.

- А вот такие! Скука - главная моя лазейка. Сварливость женская - лазейка! Бигуди на голове, да при муже - лазейка! Слабость мужская  - лазейка! Иллюзии женские - прямо столбовая дорога!

- Так что ж, тебя и победить нельзя? - не могла поверить я.

- Да отчего же. Можно! Я ж тебе уже говорил - мечом, то есть чистым намерением, твердым решением и растождествлением. А ты и слушать не хочешь.

- Я ничего в этом не понимаю, - пожаловалась я.

- Ну и дура, - равнодушно сказал Змий. - Тут все проще простого, ежу лесному и то понятно. Чистое намерение - это то, что ты хочешь жить в пространстве, где нет алкоголя. Твердое решение - значит, до конца пойдешь, не остановишься, не струсишь. А растождествление - это значит, что ты и твой муж - разные люди. И ты не обязана жить его жизнью, а он - твоей.

- Но мы же семья! - возмутилась я. - У нас общая жизнь!

- Тогда и ты спивайся, - радушно пригласил Змий. - Я новым друзьям, а особенно подругам, завсегда рад!

- Нет, не буду я с тобой дружить. Объясняй дальше! - потребовала я.

- Ты, вместо того, чтобы мужевыми проблемами наполняться, отдай их ему, и пусть он сам их решает, как мужик. А сама наполняй свою жизнь чем-нибудь своим. Учиться, что ли, пойди, или в бассейн запишись. В общем, стань самодостаточной, - назидательно сказал Змий. «Где он таких умных слов-то нахватался?», - подумала я.

- И еще: прекрати мня кормить! - сердито сказал Змий. - Все эти слезы-мимозы, жалость к себе, разговоры про мужей с кумушками, обиды-обвинения - в помойную яму, забыть и не вспоминать! Поняла?

- Слушай, а что это ты такой добрый? - подозрительно спросила я. - Сам меня учишь, как тебя уничтожить. С чего бы вдруг?

- А ты думаешь, хорошо жить, когда все кругом тебя проклинают? - погрустнел Змий. - Я бы давно эту чертову сказку бросил. Стал бы, например, Воздушным Змеем… Или Великим Мудрым Удавом… А тут эти алкоголики, да их жены еще… Ведь все хотят, чтобы алкоголик со мной дружить перестал, а сами меняться вот нисколечко не хотят! Отними у такой жены ее алкоголика - так она себе другого найдет, еще алкоголистее.

- Я хочу меняться, - сказала я. - И вот увидишь: я изменюсь. Я наполню свою жизнь и стану интересной. И мужу будет со мной интересно! Интереснее, чем с тобой. И я не буду кормить тебя слезами! Я буду придумывать это…как его… чистое намерение, вот! И я активирую эту чертову железяку! - я с ненавистью пнула ржавый меч.

- Да не кипятись ты так, - примирительно сказал Змий. - Ты, главное, начни. А потом дай время - и себе, и мужу. А там, глядишь, и активировать ничего не понадобится…

- Ладно, - решила я. - Пойду. Спасибо за науку! Не такой уж ты и страшный, Зеленый Змий.

- Я не страшный, я могучий, - грустно ухмыльнулся он. - Иди уже, воительница. Пора!

«Пора! Ну пора же! Мама, ну пора!», - услышала я. И, успев подумать, почему это Змий вдруг признал во мне маму, открыла глаза. Меня теребил мой проснувшийся детеныш, и в комнату уже заглядывало ясное солнечное утро.

- Мама, пора вставать! Я писать хочу! - важно сказал он. - А потом сказку.

- Насчет сказки - это ты здорово придумал, - похвалила я. - Сегодня мы начнем писать самую волшебную сказку в нашей жизни. Ты участвуешь?

- Да! - радостно согласился малыш. - Я самый лучший сказочник в мире.

Я уже знала, какую сказку хочу сочинить. И еще знала, что вместе с моим «лучшим сказочником» мы точно победим!


Автор: Эльфика
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #4 : 21 Августа, 2011, 17:15:26 »

ДИАЛОГ С ЛЮБОВЬЮ. Сказка от Эльфики


Ночь. И снова не было сна. Неделю назад он сказал мне: «Извини, но у нас ничего не получится. Дело не в тебе, дело во мне. Не обижайся…»

Эти слова, в разных вариациях, я слышала несчетное количество раз. А иногда они исчезали просто так, без слов. И это было больно и обидно.

Снова одолевали мысли: «Что, ну что я делаю не так? Почему мне так не везет? Ну я же не уродина, не дура, не грымза какая-нибудь. Но все не в радость, потому что в моей жизни нет Любви. В моей жизни совсем, совсем отсутствует Любовь».

Кажется, я плакала. И в какой-то момент я упала на колени и, обращаясь к потолку, страстно взмолилась: «Господи! Пожалуйста! Я так хочу Любви! Я не могу без Любви! Пусть ко мне придет Любовь! Ну пожалуйста, пожалуйста!». И Бог меня услышал.

- Я пришла, - сказала Любовь. – Посмотри на меня.

Она сидела в кресле у окна. Вид у нее был усталый, и похожа она была на замученную бытом домохозяйку. Видимо, сомнения отразились на моем лице, потому что она усмехнулась и сказала:

- Я меняю лики. Я могу быть такой…
Она мгновенно перетекла в образ восхитительной, искрящейся и недоступной Снежной Королевы.
- И такой…
На месте Королевы сидел веселый карапуз лет пяти, перемазанный в шоколаде.
- И такой…
Нежный образ юной тоненькой девушки, играющей на скрипке.
- И такой…
Так, наверное, выглядела страстная, огненная, неукротимая Кармен.
- В общем, у каждого свое представление обо мне, - подвела итог она.

В кресле снова сидела Замученная Домохозяйка.

- Ты звала меня. Зачем? – нетерпеливо спросила Любовь.
- Ну как зачем? – растерялась я. – Я хочу Любви. Я хочу, чтобы ты была в моей жизни. Всегда. У всех есть Любовь, и у меня должна быть.
- Я никому ничего не должна, - мягко возразила Любовь. – Там, где звучит слово «должна», я не живу. Я ухожу. Или умираю.
- Разве ты не бессмертна? – удивилась я.
- Меня часто убивают. Но я воскресаю, как птица Феникс, и возрождаюсь в другом месте, в другом качестве, в другом образе. Так что в каком-то смысле – да, бессмертна.
- Но как можно убить Любовь? – продолжала допытываться я.
- Меня убивают Претензиями. Обидами. Ложью. Предательством. Ревностью. Стремлением обладать безраздельно. И словом «должна», - грустно ответила Любовь. – За свою историю человечество придумало очень, очень много способов убийства Любви.
- Да, Любовь часто бывает несчастной, - тихо сказала я.
- Нет, моя дорогая. Любовь – это и есть Счастье. Если Любовь несчастна, то это не я, ты меня просто с чем-то перепутала.
- Но с чем Любовь можно перепутать? – еще больше удивилась я.
- Со страстью. С желанием быть хоть кому-то нужной. Со стремлением доказать, что ты не хуже других. Со скрытой корыстью. Мало ли с чем? Люди – такие путаники… Большинство из них просто не знает, что такое Истинная Любовь.
- Но подожди… Ведь я прочитала столько книг о любви! Всем известно, что такое Любовь… Ромео и Джульетта… Отелло и Дездемона… Анна Каренина…
- Детка, ну что ты такое говоришь? – всплеснула руками Любовь. – Неужели ты действительно думаешь, что это я, Любовь, травлю… давлю… душу…уничтожаю???
- Но это же все из-за Любви?! Из-за тебя? Разве нет???
- Нет, - печально ответила Любовь. – Это из-за страха. Страха потерять. Страха быть отвергнутым или обманутым. Страха остаться одному. Страха перед осуждением. Это Страх убивает Любовь. Вот так, девочка.
Я совсем растерялась, в голове был полный кавардак. Все, что казалось твердым и незыблемым, стало терять четкие очертания, становиться текучим и эфемерным.

- Но тогда… какая ты по-настоящему? – спросила я.
- Лучше всего обо мне сказано в Святом Писании, - ответила Любовь и с удовольствием процитировала: «Любовь долготерпит, милосердствует, Любовь не завидует, Любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине, все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».
- Всего надеется, все переносит… - машинально повторила я. – Да, наверное. Раз ты говоришь.
Я согласна всему верить, все переносить. И все еще надеюсь! А ты не приходишь и не приходишь! Почему ты обходишь меня стороной?
- Потому что ты меня боишься, - усталоо пояснила Любовь. – Я прихожу, стою рядом, но ты предпочитаешь меня не видеть. И не принимаешь меня в свое сердце.
- Я? Боюсь?? Любви??? – возмутилась я. – Но это неправда!
- Ты боишься боли. Для тебя Любовь – это неизбежная боль.
- А разве не так??? – запальчиво спросила я.
Любовь уже начинала раздражать меня своими парадоксами.
- Не так! – сердито сказала Любовь. – Нет во мне никакой боли. Ее люди придумали. Я красива. Легка. Свободна. Я – как бабочка на ладошке. Ты держала когда-нибудь бабочку на ладошке?
- Ну да, в детстве, - вспомнила я. – Я очень тихо стояла и любовалась, даже почти не дышала, а она ползала по ладошке и крылышками перебирала, и было так смешно и щекотно...
- Что будет, если хватать бабочку за крылья? Или сжать кулак? - продолжала Любовь.
– Она погибнет, - тихо сказала я.
- И я погибаю, когда меня пытаются удержать. Зажать в кулаке…А иногда меня вообще засушивают и накалывают на булавку. Как трофей… - печально сказала Любовь. – Что ж вы со мной делаете, люди? И с собой…

Повисла тягостная пауза. Мы обе молчали. Передо мной проносились картинки из собственной жизни. Сколько раз я сжимала кулак! И хватала за крылья. И потом горевала над хладным трупиком Любви, не понимая, почему она умерла.

Любовь понимающе покивала, словно слышала мои мысли.

- Да, ты вела себя как неразумный ребенок. Схватить, удержать, не пустить, взять в плен. Это так по-человечески!

Я смотрела на Любовь каким-то новым, совсем другим взглядом. Вот сидит в кресле Легкокрылая Бабочка, которую превратили в Заморенную Домохозяйку. Я превратила!!! Сама, никто не заставлял. И я опять от нее чего-то требую. От нее все чего-то требуют, требуют, требуют… А сами при этом все крепче сжимают кулаки и обрывают хрупкие разноцветные крылья. Слезы поднимались, поднимались, и внезапно брызнули из моих глаз, словно весенний дождик.

- Любовь, но что я могу сделать для тебя? – сквозь слезы спросила я.
- Принять меня как Дар. И не препятствовать свободному полету. Просто – дай мне место на своей ладошке, - попросила Любовь. – Я ведь тоже так соскучилась по людям…
- Ты больше никогда не уйдешь? – спросила я.
- А я никогда и не уходила, - сказала Любовь. – Я всегда рядом. И всегда жду…

…Наверное, мне снились хорошие, светлые сны. Потому что я проснулась с улыбкой. А когда раздернула шторы, увидела, что ночью прошел легкий дождь. Лужи парадно блестели, а листва была глянцевой и свежей. Мир был обновленным и очень радостным. И с той стороны на стекле сидела роскошная, невероятно красивая бабочка.

Автор: Эльфика
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #5 : 21 Августа, 2011, 17:24:12 »

Денежный дождь

Ведь как в жизни бывает? Вроде все есть, а чего-то не хватает. Вот и у нас так же: все есть, а денег нету. То есть не то чтобы совсем нету, они сначала откуда-то берутся, а потом сразу куда-то деваются. Папа говорит, что их даже почувствовать не успеваешь. А мама говорит, что нас деньги не любят, поэтому у нас и не задерживаются. Еще и бабушка иногда встревает, кротко так: «Не жили богато, неча начинать». А дед добавляет с гордостью: «Мы, Петровы, всегда жили бедно, но честно!».
А я так себе думаю: деньги, конечно, не главное – но в наше время без них никуда. Одеваться надо? Надо. Есть тоже что-то надо. За сестру и в детсад, и в музыкалку платить каждый месяц надо. Мне на одни учебники сколько уходит! А ведь еще и в кино охота, и в парке аттракционы зыконские, и тоже везде плати. В общем, без денег плохо.
А потом мы с сестрой вырастем, нам образование получать придется, сеструху опять же замуж выдавать. Одни расходы.

В общем, задумался я над этой семейной проблемой. Ведь я скоро уже сам работать смогу, а если деньги нашу семью не любят, то значит, и меня тоже? Надо что-то предпринять! Мама говорит, что я в семье самый предприимчивый, а мама зря не скажет. В общем, докопался до бабули: есть ли какие способы добиться, чтобы деньги нас полюбили. Бабуля у меня старенькая, знает много чего. И сказки, и легенды всякие. Да только про деньги как-то призадумалась, долго вспоминала.

- Нет, внучек, ничего на ум не идет. Помнится только, слышала я когда-то легенду про Денежный Дождь. Вроде кто под него попадет, навсегда богатым станет, получит какой-то Дар особенный, и детям своим по наследству передаст. Только в чем там суть – убей, не помню.
- Бабуля, ну поднапрягись, ну пожалуйста, - заныл я. – Очень нужно!
- Ой, ну не могу, чую, придется тебе Денежный Дождь самому искать. Людей спрашивать, вокруг посматривать. Он не часто бывает, главное – его не пропустить. Все, внучек, не терзай ты меня! Память у меня уже не та…
- Ладно, бабуль, спасибо, - не расстроился я. – Уже что-то. Буду посматривать!
- Давай, милок! – обрадовалась бабуля. – Уж мы богато не жили, так может, хоть ты…Да вот, еще вспомнила! Кто под Денежный Дождь попадет – навсегда счастливым делается. Так что смотри – где счастливого человека увидишь, там и задержись. Может, откроет тебе тайну…
- Ну вот видишь, бабуль! А говоришь, памяти не стало! Да ты у меня – высший класс! – похвалил я, чмокнул бабушку в сморщенную щечку и пошел составлять план действий.

План действий я придумал такой: где чаще всего встречаются богатые люди? Правильно, в центре! Что им у нас в Емелиной Слободке делать? Значит, надо ехать в центр и смотреть, кто там счастливым выглядит. А потом – поговорить с ним. Уж разговорить-то человека я умею, я очень коммуникабельный. А класснуха наша мне как-то сказала, что я обаятельный. Но про это – не знаю, пока не решил. Может, это у нее просто педагогический прием такой, для поддержки духа. Она всем что-нибудь хорошее говорит. Она у нас не просто классная, а и по жизни – классная!
Не люблю я дела в долгий ящик откладывать. Мне этот самый «долгий ящик» представляется как гроб, положи туда дело на минуточку – и все, хана ему, считай, что похоронил.

Поэтому ближе к вечеру рванул я в центр – побродить, присмотреться. Конечно, детям вечером в центре делать нечего, но я, если хочу, становлюсь как бы невидимым. Я и так для своего возраста мелкий, а если захотеть – вообще взгляд сквозь меня проходит. Поэтому я никого не боюсь, и родители за меня как-то не тревожатся.

Это у нас в Емелиной Слободке по вечерам тихо, а в центре жизнь кипит, музыка гремит, двери хлопают, машины носятся. В общем, люди деньги тратят.

Как бабуля говорит, «на ловца и зверь» - скоро я увидел подходящую кандидатуру. Рядом с навороченной тачкой стоял такой крутой мэн, весь задумчивый, ждал, видать, кого-то. Я к нему подкатился и сразу взял быка за рога:

- Дяденька, а вы попадали когда-нибудь под Денежный Дождь?
Он удивился, но не очень. Усмехнулся так невесело.
- Да я, пацан, сам этим дождем каждый день управляю.
- Ух ты! – восхитился я. – Ну и как вам?
- Да нормально. Жить можно.
- Ну вот вы управляете, а сами-то под ним стояли? Ну хоть разочек?
- Да чего под ним стоять! – скривился он. – Думаешь, много бабок – это тебе так просто? Крутишься целый день как заведенный. Ночами хреново спишь. В отпуске оторвешься по полной, а вернулся – как и не отдыхал вовсе. Просители все время ходят: «Дай денег, денег дай!». Заколебали, понимаешь! Мне не то, чтобы жалко, а только дармовые деньги легко пришли, легко ушли! Счастья-то они не приносят.

Тут у него зазвонил телефон, и он мигом забыл про меня – собрался, напрягся, стал отрывисто бросать «да» и «нет». Я дальше пошел. Не выглядел он счастливым – значит, не мой случай.

Мимо скверика проходил – ноги сами повернули. Я своим ногам доверяю, папа говорит, что интуиция у меня, как у собаки-ищейки. И точно: смотрю, на скамейке такая женщина сидит! Ну прямо как киноактриса. Такая уже немолодая, холеная вся, в прическе, одета скромно, но сразу видно – дорого, как из журнала мод вышла. Мама это называет «одеваться со вкусом». Ясное дело, я к ней пошел.
- Тетенька, вы такая красивая! – искренне сказал ей я. – Вы, наверное, в кино снимаетесь, только я не помню, в каком вас видел.
Она на меня глянула и улыбнулась.
- Ой, какой тут ценитель прекрасного появился! Садись, поболтаем.
- Вот вы такая необыкновенная, наверное, в вашей жизни чудеса случались? – закинул удочку я.
- Ох, чего только в моей жизни не случалось, - засмеялась она. – И чудеса, конечно, тоже…
- А вот был у вас такое чудо – Денежный Дождь? – подошел я к главному вопросу.
- Денежный дождь…Почему ты именно про него спрашиваешь? – вдруг посерьезнела она.
- Изучаю вопрос! - бодро объяснил я. – Я ведь еще маленький, у меня вопросов тьма. Учусь у старших.
- Да? – задумчиво спросила она. – Ну ладно. Хочешь учиться – учись. Расскажу тебе. Я тоже мечтала о Денежном Дожде. Поэтому и замуж вышла за очень богатого человека, намного старше себя. Думала, поймала свое счастье – уж с ним-то ни в чем нуждаться не буду.
- Обманул? – посочувствовал я.
- Нет, что ты. Вовсе нет. Я и сейчас ни в чем не нуждаюсь. Только вот…
- Вам плохо? – испугался я, потому что вдруг лицо ее изменилось, вся холеность куда-то девалась, и стала она на миг старой, несчастной и некрасивой. Но тут же взяла себя в руки – все-таки молодец она была!
- Да нет, не плохо. Просто воспоминания нахлынули. Понимаешь, малыш, я ведь не любила его… Да так и не смогла полюбить. Выходит, за деньги замуж вышла. Чужой это оказался денежный дождь…
- Он не принес вам счастья? – догадался я.
- Не принес. Удовольствия, радости – это было. А счастье – нет. Впрочем, это все ерунда, - вдруг решительно сказала она. – Что-то я распустилась. Так нельзя! Забудь, малыш, что я тебе тут наговорила. Только помни: Денежный Дождь не купишь. Он вольным должен быть, природным. Вот так!
Я сполз со скамейки и решил попрощаться с женщиной как следует. Она мне правда понравилась.
- До свиданья, тетенька, - сказал ей я. – Я вам желаю счастья. Оно ведь неожиданно приходит. Вы не ждете, а оно раз – и пришло.
Она слегка запрокинула голову и сказала, глядя куда-то в небо:
- Спасибо, малыш. Ты иди. А то я сейчас заплачу.

Я не стал ее напрягать, пошел. Вот ведь как, оказывается, все сложно с этим Денежным Дождем. Ну ничего, я разберусь. Недаром дед говорит, что настырнее меня только вражеские танки.
Вот так вот настырно, как вражеский танк, я докатил до Развлекательного Центра «Глобус». Там у нас и кинотеатр, ресторан, и казино, и еще много чего.

По дороге все думал: вот ведь как обманчива бывает внешность! На вид женщина выглядела вполне счастливой, а чуть копни – и вот, в слезы. Ну ладно, пусть поплачет. Я знаю, что у женщин все эмоции в жидком виде – так Кузьмич говорит из дома напротив. А Кузьмич знает, у него пять дочек, жена и теща, полный дом эмоций.

Тут из дверей вываливает парочка – Он и Она, все такие упакованные, и что главное – прямо светятся от счастья. Я тут стойку сделал – и к ним.

- Разрешите вас поздравить! С новым счастьем! – наугад сказал я, и попал в яблочко!
- Ой, как здорово! Нас дети поздравляют! Это к добру! – умиленно заверещала Она.
Я на всякий случай оглянулся, нет ли еще других детей. Но никого не было. Наверное, у них от счастья в глазах двоилось. Или даже троилось.
- Ну, парень, проси что хочешь! – благодушно забасил Он. – Я сегодня в выигрыше, я сегодня добрый!
- А скажите, дяденька, вас, наверное, деньги любят? – приступил к выяснению обстоятельств я.
- Сегодня – так даже очень, - захохотал дяденька. – А вообще – я их больше люблю, чем они меня.
- А вы когда-нибудь видели Денежный Дождь?
- Денежный Дождь? Что еще за фигня? Нынче дожди все больше кислотные, - еще больше развеселился он.
- Ну, легенда такая есть. Если человек попадет под Денежный Дождь, его деньги полюбят навсегда. И он будет счастливым, - объяснил я.
- Ага, вот так вот, значит? Ну, держись, шкет! Ща я тебе устрою Денежный Дождь! Побуду твоим Дедом Морозом! А ну, стой смирно…

Он полез в карман и достал толстую пачку купюр, сорвал с нее обертку, распотрошил и стал посыпать меня сверху. Я остолбенел, и мысли сразу все перепутались. Стоял, как дурак, весь обсыпанный, и не мог сообразить, что же делать. Зато тетенька его сообразила. Она завизжала так, что уши свернулись.

- Идиот! Ты что, с катушек съехал??? Мы что, блин, богаче всех?
- Заткнись, коза, я сегодня гуляю! – отмахнулся Он.
- Сегодня гуляешь, а завтра лапу сосать будешь? Это ты сегодня выиграл, а сколько раз перед этим проиграл? Ой, господи, да за что же это мне???

Мужчина, не глядя, захватил ее голову под мышку, и визг стал глуше. Тем временем и пачка кончилась.

- Ну что, шкет, как тебе Денежный Дождь? – самодовольно спросил Он.

Я уже пришел в себя и даже разобрался в своих чувствах.

- Не очень, - честно признался я. – Так себе. Это какой-то не настоящий Денежный Дождь. Во всяком случае, счастья я не ощутил.
- Счастья он не ощутил! – вновь завизжала из-под мышки Она. – Ах ты маленький мерзавец! Вали отсюда быстро! Дима, смотри, чтоб он деньги не прихватил. Я сейчас все быстренько соберу. Да пусти же, а то вдруг ветер поднимется!!!

Я вышел из этой «денежной лужи» и свалил, даже с облегчением. Как-то это все мне не понравилось. Стоишь, как оплеванный, и обтекаешь. Ну его к черту, такой дождь.

- А ты, парень, молоток! – одобрительно сказал молодой человек, который наблюдал всю картину, стоя поодаль – я его еще в самом начале заметил. – Правильный пацан. С достоинством. Вопрос можно? Что ты там про Денежный Дождь говорил?
- А вам-то зачем? – невежливо сказал я. Все еще не отошел от своего приключения.
- Да погоди ты, не кипятись. Мне по работе надо, - примирительно сказал он.
- А вы кем работаете? – сразу заинтересовался я.
- Я рекламой занимаюсь. Ну, придумываю всякие штуки, чтобы люди что-то покупали, - охотно объяснил он. – Меня твой денежный дождь прямо вставил, у меня нюх на креатив.
- Ну, это легенда такая, - неохотно начал я, но потом сам увлекся и даже от себя прибавил, свои догадки. Он слушал внимательно, серьезно, переспрашивал даже.
- Слушай, парень, а я в тебе не ошибся, - сказал он, когда я завершил свое повествование. – У тебя котелок варит. У меня тоже. Вот пока ты рассказывал, уже целый видеоряд сложился на тему твоего дождя. Такая кампания будет – отпад. Все рухнут. Короче, так. Вот тебе моя визитка. Звони, не теряйся. Я тебе тоже позванивать буду, насчет свежих идеек. А вырастешь – возьму тебя на работу. Нам креативщики во как нужны!
- Спасибо, - взял я визитку. Визитка выглядела солидно, на хорошем картоне. Значит, и фирма нехилая.
- А вот тебе твой заработок. Бери, пацан, каждый труд должен быть достойно оплачен. А твой Денежный Дождь – вообще супер. Потрудился! Ну, бывай. Жди звонка!

Он пошел, а я еще какое-то время смотрел ему вслед, а потом перевел взгляд на купюру. 100 баксов. Ну ни фа себе! Я сначала было хотел его догнать, но потом не стал. Прислушался к ощущениям, а там, между прочим, плескалась радость. Значит, все правильно!

Только вот про Денежный Дождь я его спросить не успел, а теперь вроде как поздно догонять было. Ну, не беда – визитка есть, потом позвоню, если что.
Короче, решил я двигать домой. Поздно уже было, на автобус надо успеть. Домой пришел – рухнул, как подкошенный, даже ужинать не стал. Мне, когда впечатлений много, главное – выспаться. У меня во сне все как-то само собой перерабатывается, на автомате.

А утром меня разбудила сестренка. Она теребила меня за плечо и говорила:

- Вставай! Пойдем на улицу, там слепой дождь идет! И две радуги в небе!

Я вскочил, люблю такие явления, одеваться особо не стал, только шорты натянул, и босиком выскочил на улицу. А там и правда светило солнышко, синело небо, а из одинокой тучки брызгал теплый дождик. От него волосы хорошо растут и грибы. И все ребятишки уже высыпали на улицу, прыгали под дождем. Мы с сестренкой тоже присоединились и бесились вместе со всеми. Капли падали такие крупные, тяжелые, звенели и рассыпались, словно серебряные монетки. А в небе действительно сияли целых две радуги – одна побольше, а другая поменьше. И все мы были счастливы.

Когда дождик кончился, мы рванули домой. На крылечко приковыляла бабуля, улыбалась и кивала головой.

- Вспомнила, внучек, вспомнила! Вот это и был Денежный Дождь!
- Да ты что, бабуля? – удивился я, стряхивая с волос капли. – Какой же он денежный? Обычный слепой дождик!
- А вот и Денежный! Ты, внучек, знай, что Господь все просто придумал. Это уж потом люди что забыли, что переврали, а остальное сложным сделали. А так-то – все просто!

Тут мама позвала всех завтракать. Но прежде, чем идти, я задал бабуле главный вопрос:

- Так что, выходит, нас теперь деньги полюбят?
- Ты вот сейчас радовался? – спросила бабуля. – Прыгал, веселился? Чудо ощущал?
- Ну да, - подтвердил я. – Здорово было. Капли такие… будто массажные. Счастье прямо как из ведра!
- Вот и играй с деньгами также легко и радостно, как с дождиком. И радуйся им так же. И не стремись накопить впрок – деньги ведь как капельки, им круговорот нужен.

Про круговорот воды в природе я понимал, мы это в школе проходили. А вот бабуля откуда знает, с ее-то тремя классами? Наверное, это мудрость. Все-таки повезло мне с семьей!

И я пошел в дом, на ходу прикидывая, какие подарки я куплю всем своим на чудесным образом полученные (заработанные!) 100 баксов - первую каплю своего будущего Денежного Дождя.

Автор: Эльфика
Записан

SovaalikaАвтор темы

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 2941
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2481
  • Просто играй своё сердце ))))))))))
    • Sovaalika
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #6 : 21 Августа, 2011, 17:51:38 »

ПРО ТЕХ, КОГО МЫ ЛЮБИМ. Сказка от Эльфики



Он был сильным, здоровым мужчиной. У него был цепкий взгляд, острый ум, железная воля, мертвая хватка и невероятная целеустремленность. А еще у него имелись крепкий бизнес, роскошное жилище, молодая жена, надежные партнеры и верные друзья. В общем, как он считал, все, что нужно для счастья, у него было. А вот счастья-то и не было.

           Время от времени он помечал в своем ежедневнике: «11.00 - 11.30. Анализ ситуации по С.». «С» - это он так обозначал Счастье. И действительно посвящал это время скрупулезному анализу ситуации. Он владел множеством аналитических методик и технологий, и применял их все по очереди, но к конкретному резюме прийти никак не мог. По всему выходило, что Счастье однозначно должно присутствовать. Но, видимо, он не учитывал какой-то важный параметр, или группу параметров, потому как С. отсутствовало напрочь.

- Так. Активы выросли… Рентабельность - зашибись… Контракты заключены… Филиалы расширены… На международный рынок вышли… - методично отмечал он в специальной таблице те параметры, которые считал обязательными составляющими Счастья. - Теперь здесь. Жена - Мисс Мира, красавица и модель, особняк - новенький, 18 комнат, три этажа, бассейн, сад, теннисный корт, пентхаус на крыше - отмечаем галочкой. «Бентли» еще очень даже в теме, «Ягуар» гоночный приобрел, яхта 10 метров, это вычеркиваем… На островах были, Египет посмотрели, Европу всю объездили, в Америке побывали, Австралию осчастливили, Японию посетили… Дайвинг, серфинг, рафтинг - выполнено… Опера - 1 раз за полгода, балет - 1 раз, театр - 2 раза, закрытый кинопоказ - 2 раза, презентации - 4. Благотворительность - сумма выделена  согласно плану. Вроде все пучком. Блин, чего ж тогда я не просекаю? Почему счастья не чувствую?

           Но отступать он не любил, и потому продолжал корректировать планы: он всегда добивался своего, и поэтому достижение Счастья было всего лишь вопросом времени.


           Но однажды в его планы вмешалась та неведомая сила, которую одни называют Провидение, другие - злой рок, а третьи - Бог. И началось все с того, что на его территории, прямо в саду, откуда-то появилась черная кошка. Он был материалист и рационалист, в приметы не верил, поэтому просто отметил факт ее появления и не стал морочиться. Тем более что кошка была красивая - черная, как ночь, и гибкая, как пантера. Она радовала глаз, а значит - имела право на существование. Кошка вела себя независимо, держалась поодаль, под ноги не лезла, в общем, гуляла сама по себе. Ну и фиг с ней, места не прогуляет.

           А потом его «Бентли» попал в жуткую автокатастрофу. В таких мясорубках обычно не выживают, но он выжил. Один из немногих счастливчиков. Впрочем… Он никогда не задумывался, в чем разница между «жить» и «выжить», так что это был для него совершенно новый опыт. Когда он очнулся от комы, то долго не мог вспомнить, кто он, как его зовут, и что он вообще здесь делает. «Здесь» - это в больничной палате, облепленный датчиками и трубками, окруженный разными мудреными аппаратами.

           Память начала возвращаться не сразу, а какими-то отдельными картинками. Постепенно картинки складывались вместе, как паззлы, и всплывали воспоминания. Его зовут Сергей. Он - владелец холдинга. У него есть партнеры. Женщина, которая иногда появляется - его жена Марина. Люди в белых халатах - это врачи. Он - в больнице. Он поправится. Все пучком.

           И миг, предшествующий катастрофе, он тоже вспомнил. Как на скоростном шоссе вдруг впереди происходит что-то - белую машину выбрасывает на встречную полосу, она врезается в грузовик, его разворачивает поперек дороги, а его «Бентли» летит на эту баррикаду, и уже невозможно затормозить, и тот, кто сзади - тоже с размаху врезается в него, и потом сбоку, и сверху, и… темнота.

           А самое страшное открытие произошло чуть позже: когда он понял, что не может шевелиться. Совсем. И разговаривать он тоже не мог. Только смотреть и слушать. И анализировать.

           Из разговоров врачей на ежедневных обходах он узнал, что получил сложную травму позвоночника и теперь называется «спинальник», это не считая переломов конечностей, и была открытая травма головного мозга, его прооперировали, и часть мозга пришлось удалить, и теперь у него в голове пластина, а когда он сможет встать, и сможет ли вообще - не знает никто. И то, что он выжил - вообще счастье.

           Приплыли. Так вот оно какое, счастье. Лежать забинтованной-загипсованной моргающей мумией в больничной кровати - это, стало быть, счастье. М-да. Сомнительно как-то… Но что имеем - то имеем, стало быть, таковы условия задачки. А мужской характер никакой катастрофой не сломаешь, если он есть, конечно. У него - был. И он стал мотивировать себя на поправку.

           Дома он оказался нескоро, и въехал не на белом коне - на инвалидной коляске, влекомой нанятой недавно сиделкой. Марина руководила процессом, говорила, что и куда. Как будто мебель вносили.

- Я решила, что комнату тебе оборудуем тут, на первом этаже, - говорила Марина. - Тут окна большие, и выход на веранду. Тебе тут будет удобнее. Ты же не против, милый?

           Как будто он мог  ответить… Только моргнул: не против, мол…

- Татьяна Петровна, вот тут, на телефоне, кнопочки, если что срочное - вот начальник охраны, вот кухня, вот мажордом, мне звоните только в самом крайнем случае.

           «Это в каком же? - внутренне усмехнулся он. - Если в ящик сыграю, что ли?».

- А это что за животное? - обернулась к окну сиделка. - Ваша кошечка на подоконнике?

- Нет. Но вы не прогоняйте. Она тут, в саду, живет. Пусть будет. Сережа ее любил.

«Любил! - резануло его. - Что ж она так, в прошедшем времени… Я ж живой еще!».

Хотя… какое там живой! Мумия в коляске. И потом! С чего это она взяла, что он кошку любил??? Так, замечал просто.

- Окно держите открытым, Сереже нужен свежий воздух.

           И потянулись однообразные дни.

           Сиделка была пожилая, опытная и профессиональная. Она споро производила гигиенические процедуры, делала массажи, ставила уколы, кормила с ложечки и вывозила на прогулку. В перерывах - дремала в кресле. Разговорами не надоедала, только по делу. Да и что с ним разговаривать, с таким молчаливым?

           Жена заходила каждый день. Ну или почти каждый. Свежая, красивая, холеная. Говорила какие-то слова, справлялась у сиделки, как тут больной, есть ли динамика. А потом уходила по своим молодым делам, и Сергей мог только догадываться, куда и зачем. Впрочем, он не гадал - какая разница? Это был уже другой мир, не его. Она жила там, а он здесь. В этом, его мире, были он, инвалидное кресло, сиделка и… кошка.

           Кошка приходила ежедневно. Вспрыгивала на подоконник и сидела - чаще всего спиной к нему, но время от времени поворачивалась и «фотографировала» его своими пристальными зелеными глазами. А потом снова поворачивалась к саду, словно приглашала и его посмотреть. Он и смотрел - а что еще делать инвалиду?

           Оказалось, что до сих пор он и не замечал, что вообще есть в его саду. А были там деревья, и причудливые клумбы, и аккуратно подстриженные кусты, и птицы разные летали. Цветы красивые тоже были. Травка ровная, зеленая, и дорожки, выложенные мозаичной плиткой. Странно, что он раньше этого не замечал. Хотя - когда ему было замечать? Работа отнимала все время и занимала все мысли. И вопрос счастья…

- Что ты знал о счастье, человек? - раздался низкий мурлыкающий голос.

           Он вздрогнул. Татьяна Петровна, по обыкновению, дремала и говорить таким голосом по определению не могла. Больше в комнате никого не было. Только с подоконника таращилась кошка.

- Да не моргай, тебя, тебя спрашиваю, - слегка кивнула кошка.

           «Мысли она, что ли, читать умеет?» - ошеломленно подумал Сергей.

- Умею. И ты умеешь. А что тебе еще остается делать?

           И правда. Что ему еще остается делать, когда ни сказать, ни спросить, ни пальцем ткнуть?

- Вот-вот. Слепота компенсируется остротой слуха и осязания. А у тебя - вот так. Впечатлений-то хочется, да?

           «Схожу с ума. Хотя - какая разница? Или… Блин, сиделку бы разбудить! Кошки же неразумные, они не умеют мыслить…», - заметалось в голове.

- Сам ты неразумный, - обиженно мяукнула кошка. - И мыслить не умеешь. Вон какой бардак в голове, мысли, как тараканы. А сиделка спать будет. Я ее усыпила.

           «Как?» - панически подумал Сергей, как будто это имело огромное значение.

- Вибрациями, - объяснила кошка. - Это просто. Надо только осознать, что весь мир состоит из вибраций. И ты тоже. И мысли. Вот и посылай в мир, что хочешь! Мысленно…

           «Хочу проснуться!», - твердо подумал Сергей.

- Ну, раз ты со мной беседуешь, считай, уже проснулся, - зевнула кошка, показав розовый язычок. - И так полжизни проспал. Вы, люди, такие сони. Ничего не видите дальше своего сна!

           Сергею вдруг стало интересно. И впрямь: чего он кочевряжится? Можно подумать, у него столько дел и развлечений, что кошка отрывает его от жизненно важных вопросов! И вообще - интересно! Почему бы не попробовать? Он поднапрягся, сформулировал вопрос и послал его кошке:

           «Как тебя зовут?»

- Да не трясись ты так! - казалось, что кошка хохотнула. - Вибрации гораздо тоньше. Не надо напрягаться, нежнее, нежнее… Вот так, да. Это людей «зовут». Мы, кошки, опознаем друг друга по вибрациям. Да и вы, люди, тоже - только не замечаете.

           «Это как?» - подумал Сергей.

- Ну вот видишь ты незнакомого человека и уже  чувствуешь, друг он или враг, стоит ему доверять или надо поостеречься. Разве нет?

           Сергей подумал и решил: а ведь правда! Ему интуиция не раз подсказывала, «кто есть ху на самом деле», и ни разу не случалось ошибки. Так что кошка дело говорила.

- Но ты можешь меня как-нибудь назвать, если тебе без этого нельзя. Знаешь, я веду род от древней богини Баст. Была такая, женщина с кошачьей головой. Зови меня Бася, подойдет?

           Бася - это было здорово. Мягко так, вкрадчиво. Ласкало слух.

- Ого! Вибрация приятная от тебя пошла. Хорошо, договорились - буду для тебя Басей.

           «Это я мысль, что ли послал? В виде вибрации?» - напряженно, как ученик на экзамене, подумал Сергей.

- Ну да. Поскольку у тебя все остальное в отключке, вся энергия направлена на мысль. А обычно люди слишком разбрасываются, поэтому и мыслят неточно. И вибрации у них такие…размазанные.

           «Я хочу научиться этим самым вибрациям», - послал мысль Сергей.

- Мгм. Я вспрыгну тебе на колени, ты не против? - просигналила кошка.

           «Да пожалуйста».

           Кошка неспешно спрыгнула с подоконника и пошла к его креслу. Испытующе глянула снизу - и легким прыжком оказалась у него на коленях. Устроилась поудобнее, сворачиваясь клубком меж сложенных на колени рук, и громко заурчала.

           «Ух ты! Забыл уже, что кошки урчат!».

- Не урчим, а вибрируем, - поправила Бася. - У нас, кошек, замечательные способности к вибрациям. Поэтому мы лечебные. Ну, для тех, кто с нами в резонансе.

           «В резонансе?»

- Если ты хочешь слышать, принимаешь сигнал - входишь в резонанс. Тогда мы на связи. Если не хочешь - отключаешься, тогда ничего не слышишь. И эффекта нет.

           «А ты что лечить можешь?»

- Все. Болезнь, она ведь что? Отсутствие внутренней гармонии. А кошки ее восстанавливают.

           «А меня…восстановишь?»

- Не знаю. Попробуем. От тебя тоже зависит. Я-то дам, а вот ты - сможешь взять? Ты же себя совсем не знаешь. И мир видишь не таким, какой он есть, а как принято.

           «А он что, другой?»

- Да конечно же. Он куда симпатичнее и интереснее, чем видится из окна «Бентли». Или твоего кабинета. Или даже просто из окна. У тебя пока зрение суженное. Но попробуем расширить. Ты способный…

           Ему почему-то стало приятно, что кошка его похвалила.

- Ну, как известно, «доброе слово и кошке приятно», - дипломатично заметила она. - А уж человеку-то…

           Сергей и не заметил, как согрелся от кошкиного тельца и под мирное ровное урчание задремал. А когда проснулся - кошки не было.

           «Приснилось! - с отчаянием подумал он, и сам удивился силе этой эмоции. - Блин, да что же это!»

- Не вопи, пожалуйста, - раздался в голове недовольный голос. - Я же не глухая. Возьми себя в руки!

           «Ты где?» - чуть успокоившись,  спросил он.

- На заднем дворе. Питаюсь. Надо же мне поддерживать жизнедеятельность?

           «А чем ты питаешься? Ты голодная?» - всполошился он.

- Да успокойся ты, - снисходительно ответила она. - Я очень самостоятельная кошка, чтоб ты знал. Не пропаду. Я потом приду, ты жди. До связи!

           И он почувствовал, как в голове как бы выключатель щелкнул - ощущение Баси пропало.

           «Ого! Как телефон! - удивился он. - Интересно, а с людьми так можно? Надо попробовать!».

           Он решил потренироваться на Татьяне Петровне. Минут 15 он экспериментировал, соображая, как это - входить в резонанс, а потом вдруг словно нащупал схему и «позвал» ее.

- Сергей? Все в порядке? - тут же встрепенулась чуткая Татьяна Петровна.

           «Профи! Высший класс! С сиделкой мне явно повезло», - с благодарностью подумал Сергей, который уважал добросовестных исполнителей.

           Татьяна Петровна на миг замерла и неуверенно улыбнулась, словно почувствовала его мысль.

           На следующий день он попробовал настроиться на Марину. Это было сложнее, она все время ускользала, и пришлось попыхтеть. Но когда получилось - он услышал ее. Лучше бы не слышал…

           После обеда он разговаривал с Басей.

«Понимаешь… Вот что выходит. Мой соучредитель, он же лучший друг, заправляет сейчас всем холдингом. Это ладно, должен же кто-то, а лучше него никто дела не знает. Но! Он ведь сейчас и с моей женой живет. Лучший друг! Это как???»

- Ну ты эгоист, - удивилась кошка. - А что ты хочешь, чтобы она села рядом с тобой в соседнее кресло? Она же молодая женщина, ей тоже хочется любви, ласки, тепла…

           «Да какого тепла еще??? При живом-то муже???».

- А ты хотел бы быть мертвым? - хладнокровно поинтересовалась Бася. - Сам знаешь, в вашей среде часто так: «нет человека - нет проблемы». А ты - дома, ухожен, накормлен, пролечен, сиделка, кошка… Жена каждый день проведать заходит. А насчет «при живом муже»… особо живеньким ты не выглядишь, если уж совсем честно.

           «А любовь???»

- Любовь? - безмерно удивилась Бася. - У вас с Мариной была любовь? Расскажешь?

           И Сергей замер. Ему хотелось рассказать, и он пытался вспомнить что-нибудь такое. Но… не удавалось. Жену себе он выбирал по определенным параметрам, ум-внешность-образование-воспитание-стиль-шарм, практически не ухаживал - сразу сделал предложение, и она согласилась, жили без споров и скандалов, но и без романтических прогулок и откровенных разговоров. Да и когда? - бизнес отнимал все время, на отношения сил не оставалось. Но в свете появлялись вместе, и путешествовали, и претензий друг к другу не было…

- Ну да. Ее тоже это все устраивало, - продолжила его мысль кошка. - Партнеры - да. Друзья - ну, с натяжкой, друзья обычно ближе друг к другу. Но любовь? Скажи, разве ты был с ней счастлив?

           Сергею хотелось соврать, что «да»,  но он понимал, что врать можно словами, а вот мысленно… это совсем другой уровень отношений. Тут не обманешь.

«Я вообще не знал, что такое счастье, - признался он. - Хотел - да, стремился - да, планировал - да, но не успел. Времени не хватило».

- Теперь успеешь, - утешила кошка. - Теперь у тебя много-много времени, чтобы быть счастливым.

           «Издеваешься?»

- Нисколько, - лениво возразила Бася, вытягиваясь на его коленях. - Счастье - как женщина. Им нужно постоянно заниматься, тогда оно будет тебя любить. А если забросишь - уйдет к другому.

           «Как Марина?»

- Да. Как Марина. Как многие другие. И как я. Разве ты дарил ей внимание и тепло? Разве ты разговаривал со мной, пока не сел в это кресло? Ты нас видел, но не замечал. Тебе было некогда. Ты все время искал счастье, хотя оно было у тебя под боком.

           «Это ты - счастье?»

- Конечно, - удивленно приподняла голову Бася. - Разве ты не счастлив, когда я вот так лежу у тебя на коленях и вибрирую?

           «Знаешь, а пожалуй, да. Похоже на счастье», - улыбнулся он.

- Слушай! Ты, между прочим, улыбнулся! - живо перевернулась кошка. - Впервые после возвращения. Прогресс!

- Кошечка, слезь, - попросила Татьяна Петровна. - Укольчик будем делать. Ой, Сереженька, да вы улыбаетесь!!!

           Утром Сергей улыбнулся навстречу Марине. И прочитал ее мысли - они его ошеломили. Она вовсе не обрадовалась. Наоборот - испугалась. Испугалась того, что он может выздороветь, и придется возвращать все на круги своя, и кончится счастье… И тут же испугалась еще больше того, о чем подумала - да как можно желать болезни живому, страдающему человеку, хоть и не особо близкому, но по-своему любимому???

           «А ведь я ее совсем не знаю! - вдруг понял Сергей. - За столько лет - так и не удосужился разглядеть, что у нее там, внутри…».

           И он искренне, от души, мысленно пожелал ей счастья. Ей - в ее новой любви. Марина испуганно глянула на него и поспешила уйти. Он и правда не хотел, чтобы ей было плохо. В конце концов, его партнер и лучший друг был хорошим мужиком, надежным и основательным. Пусть они друг у друга будут. А у него тоже что-нибудь будет. Сиделка, например. И кошка.

           Теперь, когда Бася запрыгивала к нему на колени и устраивалась там надолго, он испытывал странное чувство щемящей нежности - как к ребенку. Ему нравилось смотреть в ее странные зеленые мистические глаза, и казалось, что он даже начал постигать кошачью мимику. И еще нравилось задавать ей разные вопросы.

           «Ты говорила, что мысленно можно воздействовать на других людей. Это всем доступно?».

- В принципе да. Хотя не все способны.

           «А от чего зависит?».

- От вибраций. Чем выше вибрации, тем больше возможностей. И наоборот.

           «А как повысить вибрации?».

- Через высокие чувства. Любовь. Самопожертвование. Бескорыстие.

           «Любовь - это что?»

- Это направленная нежность. Вот ты сейчас направляешь нежность на меня. Ты меня любишь. Я чувствую вибрации твоей любви. А твоя сиделка о тебе заботится. От души причем, не только за деньги. Ей ее работа нравится. Тоже - вибрации любви.

           «Знаешь… Странно, но я чувствую себя счастливым. Почему же раньше этого не было? Я ж старался, планы строил!»

- Потому что счастье не укладывается в графики. Оно текучее и изменчивое. Как вода. Как время…Его нельзя спланировать, его чувствовать надо».

           «А чем я его чувствую? Если тело - в отключке?».

- Душой. Счастье чувствуют душой. Ты остановился в своем беге - и у тебя начала просыпаться душа. Значит, можешь видеть то, что раньше не замечал.

           «Да. Я много чего не замечал раньше. Сад вот разглядел. Жену наконец-то увидел. С тобой поближе познакомился».

- Странные вы, люди. Почему-то не умеете созерцать. Вот мы, кошки, много лежим или сидим и просто смотрим на мир. И видим его глубину. А вы, такие большие и умные - нет.

           «Как это - глубину?»

- Ну как? Вот ты видишь то, что на поверхности. А я - то, что дальше. Там, выше - звездное небо. А в нем - другие миры. А там - разные существа. Интересно!

           «А как ты их видишь? А я смогу?»

- Сможешь. Для этого просто надо научиться не думать ни о чем и слышать тишину внутри себя. И немножко переключить зрение. Как будто расфокусировать немножко. Вот так, да. Ты пробуй, рано или поздно получится.

           «Мне так хочется тебя погладить…»

- Ну погладь, - милостиво разрешила она.

           «А как?», - хотел спросить он, но не успел, потому что его правая рука дрогнула, чуть двинулась, и кончики пальцев легли на гладкую шерстку. Он замер, забыв дышать.

- Я же говорила, что кошки лечат, - скромно похвасталась Бася.

           «Это что было?» - растерянно спросил он.

- Это ты возвращаешься к себе, - пояснила кошка. - Вибрации счастья, они целебные, знаешь ли…

           «Хочешь сказать, что я снова смогу…встать на ноги?»

- Ну, если очень постараться… Нет ничего невозможного! Уж мы-то, кошки, знаем! Недаром говорят, что у нас 9 жизней.

           «Пожалуй, я уже верю в то, что ты ведешь свой род от богини Баст».

- А ты сомневался? Посмотри в окно!

           Он перевел взгляд на открытое окно - и замер. Там, за окном, был ясный день и высокое чистое небо. А над ним - звезды. А среди звезд - разные миры. А в этих мирах  - всевозможные существа, похожие на людей, на кошек и вообще ни на что не похожие.

           И все это многообразие переливалось, пульсировало, и было связано между собой воедино вибрациями Любви, дающей жизнь всему живому…

           Сергей во все глаза смотрел на это великолепие и даже не замечал, что уже обе его ладони гладят теплое тельце черной кошечки, понимающей толк в мурчании на чьих-то коленях, в спокойном созерцании мира - и в счастье.

Автор: Эльфика
Записан

Апрельский зяблик

  • Постоялец
  • ***
  • Благодарности 35
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 141
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #7 : 21 Августа, 2011, 21:22:48 »

Sovaalika!!! Какие чудесные сказки!!!! Я опять плакала!
Записан

Olika

  • Алмазный Столп
  • *****
  • Благодарности 17912
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13991
  • Сегодня самый лучший день! И так каждый день...
    • Кстати. подарки по поводу и без.
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #8 : 10 Октября, 2011, 07:19:42 »

Планета Любви
Сказка для  всех, у кого пока нет спутника
В бескрайних просторах Космоса, в одной из обширных Галактик, возле яркой Звезды существовала Планета. Она была еще довольно молодая – всего несколько миллиардов лет, и на ней было все, что полагается порядочной планете: почва, вода, рельеф, разные микроорганизмы, растительность, какие-то животные… В общем, планета как планета – таких в Космосе великое множество. Правда, на Планете пока не наблюдалось разумной жизни – но какие ее годы? Ведь она была, по космическим меркам, еще совсем юной.
Впрочем, сама Планета так не считала. Она казалась себе изрядно пожившей и даже слегка припорошенной пылью веков. В самом деле, трудно было даже представить, сколько витков она исправно совершила вокруг своей Звезды, ни разу не сошла с орбиты, старалась сдерживать эмоции (ведь от них на поверхности планет бывают такие катаклизмы!), и ее было трудно упрекнуть в пренебрежении своими вселенскими обязанностями. Да, Планета была очень уважаемым и симпатичным космическим телом!
Но иногда Планете становилось грустно. Дело в том, что у нее не было Спутника. А ей очень хотелось! Она видела, что у других планет спутники имеются, а у некоторых и не один. Спутники вращались вокруг планет, то приближались, то удалялись, но тем не менее придерживались заданных траекторий, при этом освещая свою планету и делая ее еще ярче и интереснее. Иногда спутники срывались со своих орбит и улетали в открытый космос, порою слишком приближались к планете, падали и сгорали в плотных слоях атмосферы, а были случаи, когда спутники взрывались и разлетались на множество мелких астероидов, но это редко, когда отношения Планеты и Спутника входили в опасный резонанс.
В общем, у всех Спутники были, а у Планеты не было. Ну ладно, пусть не у всех – но у большинства-то были!!! И ей хотелось, чтобы у нее тоже завелся Спутник. По этому вопросу она обратилась к своей Звезде:
- Слушай, ну почему так? Разве не каждая Планета достойна Спутника?
- Каждая, – кратко ответила Звезда.
- Тогда почему у меня нет?
- Не созрела, – полыхнула протуберанцем Звезда.
- Но вот те Планеты, что расположены в соседней Звездной Системе, – каждая имеет по три Спутника!
- Не завидуй, – посоветовала Звезда. – Каждому – свое.
- И в нашей семье… Нас тут семь планет, и только две со Спутниками. Ну как так?
- А вот так, – ответила Звезда. – Не доросли. Молодые еще, глупые. Ты что думаешь, Спутники из космического вакуума берутся? Их надо привлечь, и тогда они у тебя будут!
- А как, как привлечь? – заинтересовалась Планета.
- Ну, это ты уж сама думай, как! Придумаешь – значит, созрела! А я за тебя ничего делать не собираюсь, достаточно того, что я тебе энергию даю. И советы.
- Понятно, – судорожно вздохнула Планета, и где-то на ней произошло землетрясение со смещением пластов.
После этого разговора Планета задумалась. Она совершенно не представляла, как привлекаются Спутники. Она попыталась спросить у другой Планеты их Звездной Системы, у которой Спутник уже имелся, но та посмеялась:
- Малышка, мой опыт тебе не пригодится! Каждая Планета решает этот вопрос по-своему, поэтому и Спутники все разные по размеру, составу и силе притяжения. Так что сама, сама, сама! Мне вот никто не помогал!
Планета расстроилась и даже немного поплакала, вследствие чего на ней произошло небольшое наводнение.
- Нет, нет, нет, так нельзя! – испугалась Планета. – Эдак я все живое на себе погублю, а оно-то чем виновато?
А потом она увидела, что к ней приближается Шальной Метеорит.
- Привет, Планетка! Какая ты симпатичная! – издали закричал он.
- Привет, – заулыбалась Планета. – Ну у тебя и скорости! Я так не умею…
Слово за слово, они разговорились, и Планета, набравшись храбрости, предложила:
- Слушай, Метеорчик, а ты не хотел бы стать моим Спутником? Постоянным…
- Я? – удивился Метеорит. – Знаешь, конечно, ты мне нравишься, и я мог бы сразу воспользоваться твоей доверчивостью и жаждой Спутника. Но именно потому, что хорошо к тебе отношусь, скажу «нет».
- Почему? – огорчилась Планета.
- Я ж Шальной! – объяснил Метеорит. – Туда лечу, сюда лечу… Не могу я долго на одной орбите быть. В конце концов, мне станет скучно, рухну я на тебя и что-нибудь испорчу. Будет на тебе какая-нибудь гигантская впадина, а то, еще хуже, вообще снесу – с орбиты сойдешь, придется потом привыкать, восстанавливаться…
- Спасибо за честность, – подумав, ответила Планета. – И что, все Метеориты такие… непостоянные?
- Все! – не задумываясь , сказал ей Шальной Метеорит. – Мы так устроены. Только не все вот такие честные. От нас многие Планеты страдают. Так что имей в виду: Метеориты на роль Спутников не годятся. Так, если только на короткое время…
И Шальной Метеорит полетел дальше, в глубины Космоса, а Планета осталась ждать других Спутников. Ожидание оказалось недолгим: вскоре у нее на примете оказался солидный Астероид.
- Простите, я вижу, вы в свободном полете? – обратилась к нему Планета.
- Да, так и есть – подтвердил Астероид. – Ищу, где найдется местечко для одинокого путника…
Разумеется, у Планеты такое местечко нашлось, и Астероид прочно утвердился на орбите. Планета так воодушевилась, что и у нее теперь имеется Спутник, что на ней сменилась эпоха и произошел эволюционный скачок.
Впрочем, радость ее оказалась недолгой, каких-нибудь пара миллионов лет. Дело в том, что Астероид был совершенно каменный, весь в острых выступах и очень, очень холодный. И он никак ее не освещал и не согревал. То есть Планете от такого Спутника было ни горячо, ни холодно.
- Астероид, ну почему ты всегда сам в себе? – упрекнула его Планета. – Ни поговорить, ни посмеяться… Летишь, молчишь, словно спишь все время.
- Я и сплю, – объяснил Астероид. – Просыпаться – оно себе дороже получается. Если хочешь знать, я таким не сразу стал, я другой был, веселый и живой, и по размеру во много раз больше. Настоящий Спутник! Но потом… не сложились у меня отношения с одной Планетой. Она меня все воспитывала, пилила, пыталась преобразовать и сделать разумным – на свой лад, разумеется! Я ее любил, поэтому терпел, молчал и держал все в себе. Но я уже просто не мог выносить такой жизни!!! И однажды случилась страшная катастрофа. Я взорвался! Порвало меня на тысячи мелких осколков, и теперь я несусь прочь от нее, одинокий странник в космической черноте, и все чувства во мне умерли. Вот так!
- Может, пора уже оттаять?– робко спросила Планета. – Я же тебя не пилю и не переделываю?
- Именно это ты сейчас и пытаешься делать, – холодно заметил Астероид. – Я такой, какой есть. Поздно мне меняться. Признаю, нет во мне целостности! И заметь: я к тебе в Спутники не набивался. Сама позвала.
- Ну ты и тип! – ужасно рассердилась Планета, и на ней разом проснулась и стали плеваться раскаленной лавой десятка полтора вулканов. – Надо было сразу говорить, что никакой ты и не Спутник! А то еще и виновата осталась!
Но делать было нечего. Планета плюнула на Астероид – просто сдвинула его орбиту подальше, чтобы на глаза не попадался, и пригорюнилась. Ей было одиноко как никогда, на душе – холод и мрак, и настроение было стабильно кислое. На ней даже случился застойный период – наступило сильное похолодание, стали закисляться и заболачиваться почвы, вымерло десятка полтора видов крупных млекопитающих, а на полюсах образовались вечные льды.
- Планета! Слышишь, посмотри сюда, – услышала она вкрадчивый шепот из глубин Пространства. – Я тут… Я жду тебя… Ты прекрасна и удивительна… Я всегда хотел такую, как ты…
Планета очнулась от своего горестного забыться, посмотрела туда, откуда доносился этот бархатный голос – и никого не увидела.
- Ищи самое темное место, – посоветовали ей. – Приглядись, я тут!
Она всмотрелась – и вдруг увидела нечто огромное, восхитительно-темное, невероятно притягательное… От него исходил Зов, и Планете захотелось немедленно на него отозваться.
- Кто вы? – замирая, спросила Планета.
- Разрешите представиться, я – из соседней Галактики, мое имя – мистер Черная Дыра, – представился незнакомец. – А вы… За вами я давно наблюдаю. И прямо скажу – никого прекраснее за всю свою долгую жизнь я еще не встречал!
- Правда? – расцвела Планета. – А вы… очень старый?
- Старше, чем ты можешь себе представить, крошка, – усмехнулся мистер Черная Дыра. – Но душою я молод, и хотел бы быть твоим Спутником во веки веков, аминь…
- О господи, кажется, я нашла себе Спутника, – не веря себе, прошептала Планета. – Ну так летите же скорее сюда, давайте познакомимся поближе!
- Не могу, я же иностранец, – возразил мистер ЧД. – Это тебе придется сойти с орбиты и подлететь ко мне. Давай, малышка, не бойся! Нам будет хорошо вместе, обещаю.
Его голос был так сладок, а речи так заманчивы, что Планета, не долго думая, стала потихоньку сползать со своей орбиты и двигаться туда, на чарующий звук.
- Скорее, скорее, я весь в нетерпении! Стань моей! Я хочу слиться с тобой, вобрать тебя всю, обнять со всех сторон, познать тебя до последней молекулы!
- Да, да, я сейчас! – заторопилась Планета. – Я лечу к тебе, милый!
И вполне возможно, что на этом и закончилась бы ее жизнь молодая, погибла бы Планета во цвете лет, но тут подал голос забытый ею Астероид.
- Стой, дурочка! Куда ты??? Это же верная смерть!
- А тебе чего надо? – нетерпеливо подпрыгнула Планета, и по ней прошлись мощная цунами, обогнув экватор аж два раза. – Ты там спиши – ну и спи себе!
- Ты не знаешь, куда собираешься встряпаться, – еще пуще встревожился Астероид. – Это же Черная Дыра!
- Ну да, я знаю, он представился, – отмахнулась Планета. – И ничего, что он иностранец! Теперь он будет моим Спутником, а ты – отдыхай!
- Да погоди ты! – возопил Астероид. – Ты хоть знаешь, каковы обычаи у этих самых иностранцев??? По каким законам они живут? Может, тебе это вовсе не подойдет!
- Потерплю, изучу и привыкну, – с достоинством отозвалась Планета. – Зато у меня будет Спутник!
- Глупая!!! Спутник – это тот, кто рядом с тобой, на стабильной орбите! – рассердился Астероид. С него вдруг слетела вся холодность, и он стал накаляться. – А Черные Дыры занимаются поглощением! Он заполучит тебя, сожрет, а потом распылит на атомы! Знаешь, сколько космического вещества уже пропало в Черных Дырах бесследно? В том числе и глупых, неопытных, доверчивых планеток – таких, как ты! Это ловушка!
- Обманываешь, – не поверила Планета. – Мстишь.
- Ах, так? Не веришь? Тогда смотри! Только, пожалуйста, ничего не говори и не двигайся, так наблюдай, с места!
И Астероид, поднатужившись, соскочил с орбиты Планеты и направился к Черной Дыре.
- Эй, красавчик! – крикнул Астероид. – Посмотри на меня! Я тебе нравлюсь? Как ты относишься к опытным, повидавшим мир космическим бродягам? Нет желания сойтись поближе? Поговорить по душам? Проникнуть друг в друга?
- Ты прекрасен, – зазвучал выразительный голос, и Планета с изумлением узнала в нем мистера ЧД. – Ты такой сильный, и это мне нравится. Я никогда не видел никого брутальнее тебя. Подлети поближе, мой мальчик… Скорее, скорее, я весь в нетерпении! Стань моим! Я хочу слиться с тобой, вобрать тебя всего, обнять со всех сторон, познать тебя до последней молекулы!
- Не может быть, – пропищала Планета, застыв недоумении – и на ней случились безумные и нелогичные приливы и отливы. – Он же это мне только что говорил??? Я не верю!
- Не веришь? – крикнул ей Астероид. – Сейчас поверишь!
И он вновь двинулся по направлению к Черной Дыре.
- Я иду к тебе! Но путь так долог, а время бесконечно… Я жду-не дождусь момента, когда мы сольемся, – говорил Астероид. – Ты так могуч, ты такой огромный… Помоги же мне преодолеть этот путь!
- Иди сюда! – загромыхал голос, и Планета в ужасе содрогнулась, нечаянно утопив полконтинента и десяток островов, зато подняв из глубин четыре новых горных хребта.
Она увидела, как мистер ЧД вдруг выпустил черные щупальца, они метнулись к Астероиду, который к тому времени уже весь налился багровым светом, и Астероид неудержимо, все быстрее и быстрее, заскользил туда, в центр Тьмы.
- Смотри, Планета! Вот так Черные Дыры заманивают, высасывают тебя до дна – и прощаааай…
Это были последние слова Астероида. Дальше он просто исчез там, в Черной Дыре. Планете даже показалось, что она успела разглядеть, как в последний момент он рассыпался искрами, превратился в пыль. Но может, конечно, просто привиделось…
- Кошмар, – выдохнула она. – Куда я чуть не вляпалась??? И что теперь делать?
- Думаю, для начала вернуться на орбиту, – раздался спокойный голос Звезды. – И хорошенько подумать, почему это все с тобой произошло.
- Звезда, милая Звезда! – жалобно пролепетала Планета. – Я так испугалась… Ведь я могла погибнуть! Почему ты меня не остановила?
- А смысл? – Звезда, как всегда, была лаконична.
- Я чуть не погибла!  А ведь мне всего лишь хотелось любить!!!
- Ну так и любила бы, – ответила Звезда. – Знаешь, прежде, чем любить то, чего у тебя нет, имеет смысл научиться любить то, что уже есть.
- О чем ты? Я опять ничего не поняла! Почему мне никто не объяснит толком?
– Ты же никого не слушаешь. Ты слишком озабочена поиском Спутника, только об этом и думаешь. А о чем должна думать?
- О чем?
- О себе. Ты должна прежде всего озаботиться тем, кто есть ТЫ, а не кто есть рядом с тобой. Посмотри, во что ты себя превратила?
- Во что? – Планета глянула на себя и ужаснулась: ее переживания так неузнаваемо изменили ее облик, что оставалось только охнуть: вся ее поверхность была в ранах, впадинах и морщинах.
- И скажи спасибо, что у тебя оказался друг, который вовремя вмешался, – заметила Звезда.
- Ты об Астероиде?  Но он же погиб, упал в Черную Дыру, превратился в ничто! – вспомнила Планета. – Или мне показалось?
- Нет, не показалось. Его засосала Черная Дыра. Черные Дыры живут за счет других космических тел. Они забирают чужую энергию. Так что на месте Астероида могла бы оказаться и ты, но он пожертвовал собой, чтобы спасти тебя, глупую.
- Он погиб вместо меня? – никак не могла поверить Планета.
- Он прожил долгую, нелегкую жизнь и умер красиво, – сказала Звезда. – Перед смертью он вновь испытал Высокие Чувства – сострадание, благородство, сочувствие и любовь. Ты же видела, как ярко он вспыхнул?
- Я буду помнить его всегда, – тихо сказала Планета. – И знаешь, сейчас я хотела бы отдохнуть. Мне надо о многом подумать.
… В следующие несколько миллионов лет Планета была очень занята. Она совершенно оставила мысль о каких бы то ни было Спутниках и занялась собой. После всех своих душевных и физических катаклизмов она была совершенно опустошена, но это было и хорошо: всегда легче построить на пустыре новое, недели переделывать старое. И Планета старалась!
Она придумывала конфигурации водоемов старательно совмещала их с линиями берегов, выводила новые и новые сорта плодов, рассаживала повсюду цветы, изобретала экзотических птиц, с любовью раскидывала по поверхности цепочки гор и ожерелья озер. Немного отдохнув и полюбовавшись содеянным, она сочиняла мифы и легенды, которые тут же запускала в атмосферу, устраивала муравейники и термитники, продумывала взаимосвязи между разными видами организмов. Это было увлекательное занятие, которое требовало внимания, терпения и усидчивости, и Планета старалась не отвлекаться. Поэтому она не сразу заметила Пришельца – космическое тело, которое оказалось в непосредственной близости от нее.
- Ух ты! – восхитилось тело. – Как у тебя тут здорово! Прямо райская планетка!
- Ну, тут еще далеко не все обустроено, – деловито отозвалась Планета, формируя цепочку гряды островов в океане. – Работы еще много. Хотя и сейчас мне уже нравится, что получилось.
- Много работы? Помощь нужна? – воодушевился Пришелец. – Я в математике и геометрии хорошо понимаю, в физике твердых тел,  и еще много чего могу!
- Ну, если у тебя есть время и желание… Не мог бы ты помочь мне разобраться с  цикличностью приливов и отливов? А то у меня это пока слабое звено. А я тем временем сотворю побольше песка и насыплю вон там пустыньку, давно собиралась, да все руки не доходят.
- Отлично! Приливы-отливы за мной. Начал думать.
Вместе дело пошло веселее. Пришелец оказался толковым, работящим и с хорошим чувством юмора. Они все чаще вместе планировали какие-то нововведения, советовались и даже порою спорили, но так получалось еще веселее.
- Эй, Планета! Как дела? – крикнула как-то сверху Звезда.
- Работаю над собой, – отозвалась Планета. – Вздохнуть некогда.
- Я вижу, ты стала куда более стабильной и выдержанной, – похвалила Звезда.
- Да? А я и не заметила. Ну, раз ты говоришь, то наверное…
- Ты не возражаешь, если я слегка подвину орбиту твоего Спутника? А то тут спонтанные возмущения возникают, – попросила Звезда.
- Спутника? Какого Спутника? – удивилась Планета.
- Ну вот этого, который сейчас заканчивает перешеек между материками.
- А, Пришельца? Но он вовсе не Спутник! – ответила Планета. – Мы просто вместе занимаемся обустройством мира.
- Занимайтесь на здоровье. Только знаешь, если космическое тело длительное время находится на устойчивой орбите вокруг другого тела, то это и есть Спутник, между прочим.
- Дааа???? – поразилась Планета. – Надо же! А я и не заметила!
- Разумеется. Тебе же не до этого было – ты свою жизнь устраивала.
- Ну да. Я и не думала даже про Спутников, и не вспоминала. Откуда же он взялся?
- Так давай его и спросим. Спутник, а ты откуда взялся? – спросила Звезда.
- Летел мимо. Смотрю – Планета неземной красоты, причем в стадии развития. Вся такая увлеченная, вдохновенная! Жизнь так и кипит, кругом сплошная  эволюция. И главное – простора много, есть, где силы приложить. Мне сразу интересно стало, думаю, вдруг и я полезен буду? Ну, вот, с тех пор и участвую в преобразованиях планетарного масштаба.  Мне нравится!
- Поздравляю, дитя мое! Вот видишь, созрела – и все само собой устроилось. Теперь у тебя имеется постоянный Спутник, и я за тебя спокойна, – сказала Звезда. – Какие планы?
- Скажем? – обратилась Планета к Спутнику.
- Ну, Звезде-то отчего не сказать?
- Тогда ты и говори!
- Мы тут о зарождении разумной жизни подумали, – сообщил Спутник. – Пора, самое время. И у нас уже по этому поводу куча идей.
- Молодцы! – одобрила Звезда. – Удачи вам, у вас получится. И еще. Красавица моя, ты не могла бы проконсультировать тут одну молодую? А то я ей говорю, а она мне не верит…
- Да пожалуйста, – удивилась Планета.
- Спрашивай, – посторонилась Звезда, и Планета увидела другую планетку, совсем молодую – видать, только-только сформировалась, не остыла еще от тепла Звезды.
- Скажите, пожалуйста, как привлечь в свою жизнь Спутника? – робко спросила она, с восхищением глядя на красавицу Планету.
Планета задумалась. Ей хотелось предостеречь малышку от ошибок, которые стоили ей нескольких миллионов лет жизни – от непостоянных Шальных Метеоритов, от засасывающих Черных Дыр, от всяких катаклизмов, которые так уродуют твой мир… Но ничего этого она говорить не стала. Она вдруг поняла, что от всего на свете не убережешь, и нельзя запретить кому-то совершить собственные ошибки, но есть нечто, что должна знать любая уважающая себя Планета. Поэтому она и сказала вот что:
- Люби не то, чего пока нет, а то, что уже есть. Занимайся собой, девочка. Совершенствуй себя, ухаживай за собой, будь изменчивой и жизнерадостной, благоустраивай свой мир. Стань интересной сама для себя – и тогда Спутник тобой заинтересуется без твоего вмешательства!
- Так и есть, – подтвердил Спутник. – Именно этим она меня и притянула.
- Спасибо, – проговорила юная планетка, скромно отступая в тень Звезды.. – Я запомню!
- И хватил болтать, давай делом заниматься! – ворчливо сказал Спутник. – Кажется, мы говорили о зарождении разумной жизни?
- Угу, – улыбнулась цветущая Планета. – Говорили.
- Тогда от слов – к делу! – решительно объявил Спутник. – На нашей чудесной Планете начинается новая эра!
… Они так и кружатся до сих пор в бескрайней Вселенной – Планета Любви и ее верный Спутник. А на Планете живут, рождаются и умирают, встречаются и расстаются, влюбляются и творят чудеса их дети – целое человечество, рожденное на Планете Любви.
Автор: Эльфика

Elegia

  • Платиновый Столп
  • *
  • Благодарности 20555
  • Онлайн Онлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 6465
  • Ужасно интересно все то, что неизвестно
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #9 : 10 Октября, 2011, 11:46:45 »

Девочки, Sovaalika и olika , благодарю!  poseluy1  poseluy1  poseluy1  Все дела позабросила, сижу, сказки читаю, не могу оторваться!  nasmeshka
Записан

Апрельский зяблик

  • Постоялец
  • ***
  • Благодарности 35
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 141
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #10 : 11 Октября, 2011, 11:31:01 »

Вот! Опять такая чудесная сказка! И я снова заплакала... Глупая я какая!
Записан

Olika

  • Алмазный Столп
  • *****
  • Благодарности 17912
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 13991
  • Сегодня самый лучший день! И так каждый день...
    • Кстати. подарки по поводу и без.
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #11 : 11 Октября, 2011, 12:03:53 »

Вот! Опять такая чудесная сказка! И я снова заплакала... Глупая я какая!

Олечка, ну как же ты о себе???? Ни-и-и-зя-я-я-я..... Ты очень чувствительная, как и все мы тут.... просто не таим не держим в себе эмоции, а проживаем их, отпускаем с радостью и благодарностью.... Люблю тебя! Благодарю! poseluy2

Искра

  • Старейшина
  • **
  • Благодарности 3133
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 2961
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #12 : 10 Декабря, 2011, 23:13:41 »

Убить надежду

Жил был один Мудрец, к которому многие приходили за советом. Мудрец жил отшельником, был скуп на слова, часто говорил загадками, но каждый все равно получал ответ на свой вопрос.

И вот однажды явилась к Мудрецу женщина. Она была собранна и сурова, и голова ее была опущена вниз, словно там, под ногами, было что-то, что ей хотелось бы растоптать.

- У меня родился ребенок, и он болен. Говорят, что болезнь врожденная, и что вылечить ее нельзя. Но я слышала, что твоя мудрость творит чудеса. Я очень на тебя надеюсь. А надежда, как известно, умирает последней. Скажи, что мне делать, чтобы мой малыш излечился?

- А на что ты готова для этого? – спросил Мудрец.

- На все! – пылко ответила женщина. – Я сделаю все, чтобы ребенок был здоров.

- Тогда для начала убей надежду, – посоветовал Мудрец.

- Что??? – вскричала женщина. – Ты советуешь мне перестать надеяться, опустить руки??? Да ни за что!

- Убей надежду, – настойчиво повторил Мудрец и прикрыл глаза.

Женщина шла от него, пылая праведным гневом. Она была очень обижена на Мудреца. Она возлагала на него такие надежды, а он их не оправдал, и сказал ей такое, что сразу настроило женщину против него.

- Убить надежду! – яростно бормотала она. – Это надо же такое посоветовать несчастной матери? Никакой он и не Мудрец, и мудрость его – липовая. Я буду надеяться, и мой мальчик обязательно выздоровеет!

И женщина отправилась к докторам. Доктора осмотрели его и сказали, что болезнь тяжелая, и лечить ее долго и трудно, но есть надежда.

- Значит, все-таки есть! – обрадовалась женщина и напряженно стала ожидать чуда.

После лечения ребенку стало лучше, но болезнь никуда не ушла – просто затаилась на время, а потом вспыхнула с новой силой.

- Ничего не можем сделать, – развели руками врачи. – Только поддерживать. А потом, всегда есть надежда, что вот-вот изобретут новейшее лекарство, и тогда…

Но женщина решила не ожидать новейшего лекарства, а понесла ребенка к бабкам, экстрасенсам и прочим целителям. Она надеялась, что уж или народная медицина, или сверхъестественные способности подействуют на болезнь. Но ни отливание воска, ни нашептывание на воду, ни пассы над телом ребенка не оправдали ее надежд.

Тогда женщина решила поехать в монастырь, где была чудотворная икона и помолиться перед ней о выздоровлении ребенка. Она и свечи ставила, и молебны заказывала, и молилась денно и нощно, но когда вернулась домой, никаких изменений не обнаружила – дитя все так же болело.

Больше обращаться было не к кому – похоже, ее надежда умерла.

- Мудрец! – вспомнила она. – Это он убил мою надежду. Надо пойти и высказать ему все, что я о нем думаю.

Она прибежала к Мудрецу поздним вечером, когда было уже темно, а на небе горели звезды. Но он не спал – сидел у порога и словно бы ждал ее.

- У меня больше нет надежды! – гневно крикнула она. – Это ты во всем виноват! Ты зародил во мне зерно сомнения! Зачем ты сказал мне тогда эти слова? Если бы я и дальше надеялась, то все бы изменилось…

- Ничего бы не изменилось, – покачал головой Мудрец. – В тебе было очень много Надежды, но совсем не было Веры. А значит, и результат был неоднозначный – так, 50 на 50.

- О чем ты говоришь? – устало спросила женщина. – Ведь надеяться на Чудо – это единственное, что мне оставалось.

- Нет. Был и другой выбор – ВЕРИТЬ в Чудо. Верить в то, что оно непременно случится. Верить в то, что Всевышний посылает тебе именно то, в чем ты нуждаешься для совершенствования души. Надежда – это зыбкие волны, Вера – это твердыня и опора. Надежда – это порхающие светлячки, Вера – это мощный маяк. То, на что мы надеемся – может произойти, а может и нет. То, во что мы верим, происходит всегда. Во что ты верила до сих пор, женщина?

- В то, что нам помогут, – тихо ответила она. – В то, что найдется какой-то человек, или лекарство, или еще какой-нибудь способ уничтожить болезнь.

- И это проявлялось в твоей жизни,  – кивнул Мудрец. – Но ты не верила в конечный результат. Просто надеялась…

- Я не надеюсь больше, – сказала она. – Я исчерпала запасы своей надежды до дна.

- И теперь тебе остается два пути: или впасть в отчаяние и обозлиться на весь мир, или начать, наконец, ВЕРИТЬ. Во что ты хочешь верить сейчас? – спросил Мудрец.

- Я уже не знаю, – покачала головой женщина. – В голове моей полный сумбур и нет ни одной связной мысли.

- Посмотри на звезды, – предложил Мудрец. – Можно ли надеяться, что они были созданы для нас? Нет, нам не дано знать замысел Творца. Но в это можно верить!  И тогда для тебя так и будет, и душа твоя наполнится светом звезд. Я вот – верю, что это так, и мне приятно думать, что звезды светят для меня.

- А говорили, что ты немногословный, – вдруг вспомнила женщина.

- Я разговариваю только с теми, кто способен меня услышать, – ответил Мудрец. – С теми, кто потерял Надежду, но готов обрести Веру. Так во что ты хочешь верить?

- В то, что Всевышний нам поможет, – чуть помедлив, сказала женщина. – В то, что я справлюсь – как бы не повернулась ситуация. В то, что мой малыш может быть счастливым – даже если он никогда не поправится! Я верю в это, и никто не сможет отобрать у меня мою Веру! Я верю в себя, верю в моего мальчика, и верю, что все сложится наилучшим для нас образом!

- Я рад за тебя, женщина. И теперь я пойду отдыхать, а ты отправляйся домой – к своему ребенку. У вас все будет хорошо. Я в тебя верю.

И Мудрец скрылся в своей хижине.

А женщина пустилась в обратный путь, но теперь она смотрела не под ноги, а в небо – туда, где мерцали звезды.

- А еще я верю, что вы созданы для меня! – сказала она звездам и пошла дальше, чувствуя, как душа ее наполняется звездным светом.

Автор: Эльфика
Записан
Я Plamya, танцующее на перекрестках Вселенных!

Magdalena

  • Постоялец
  • ***
  • Благодарности 41
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 90
  • Голос души нам не слышен, ибо мы мыслим..
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #13 : 10 Декабря, 2011, 23:29:37 »

Lessa? ,благодарю тебя! poseluy1 я убедилась лишний раз? что не надеюсь, а всё таки верю!! но добить "надежду" конечно не помешает ulybka6
Записан
ЛЮБЛЮБЛАГОДАРЮ

Веселина

  • Алмазный Столп
  • *****
  • Благодарности 50315
  • Оффлайн Оффлайн
  • Пол: Женский
  • Сообщений: 11780
  • Счастье это просто
Re: Сказки от Эльфики
« Ответ #14 : 11 Декабря, 2011, 11:46:38 »

Магазин счастья Сказка от Эльфики

Понедельник – день тяжелый, и слава Богу, что он когда-нибудь заканчивается. Я тащилась с работы, на душе было примерно так же, как и на небе – хмуро, пасмурно и слякотно. Моросил нужный мелкий дождик, который логично довершал безрадостный день. В довершение всего, когда я свернула на улицу, ведущую к родному дому, оказалось, что пройти невозможно – улица была перекрыта, там вовсю кипели ремонтные работы. Дорожники заботливо натянули цветную ленту и повесили табличку: «Выхода нет». Хотя, собственно, и входа тоже не наблюдалось. Это было жестоко: слева – длиннющий забор школы, справа – забор поликлиники. Оставалось только выбрать – налево или направо. Я мысленно чертыхнулась и поплелась вокруг школы.


Никогда я не ходила такой кривой дорожкой. И поэтому никогда не видела этого магазинчика. Он был расположен в торце обычного жилого дома, а название его сразу поразило мое воображение: он назывался Магазин Счастья. 


«Интересно, что может продаваться в таком магазине?», - зачарованно подумала я. В это время дождик брызнул с удвоенной силой, поэтому я с облегчением нырнула в магазинчик. Дверь мягко закрылась за мной, и мелодичный звон колокольчика вызвал вибрацию где-то во мне, в самой глубине. Словно кто-то там засмеялся. И от этого родилось какое-то радостное волнение, будто вот-вот должно было случиться что-то приятное.


Войдя, я невольно остановилась. Честно говоря, я оказалась в некотором замешательстве. Магазинчик был какой-то странный и больше всего напоминал запущенный склад, полный разного хлама. Между стеллажами и прилавками, трогая и рассматривая разный товар, бродили покупатели. И царило какое-то радостное оживление. К выходу спешила старушка, сияющая, как праздничный фонарик. Поравнявшись, она улыбнулась и подмигнула мне.


- Простите, а что здесь продают? – спросила я.
- Как что? – удивилась старушка. – Что написано, то и продают. Счастье, детка! Счастье!
- А…в каком виде?
- А в каком выберешь, дорогая! Метрами счастье, килограммами счастье ну и счастье поштучно! – наверное, я выглядела глуповато, потому что старушка засмеялась. – Да ты не сомневайся, девочка, товар качественный! Я здесь постоянный покупатель. Тебе понравится!
И старушка под звон колокольчика выскользнула из магазина. А ко мне уже спешил продавец в синей форменной одежде и с бейджиком на груди. На бейджике было написано: «Михаил, Продавец Счастья».
- Прошу простить за небольшую заминку, столько покупателей, море работы! – извинился продавец счастья Михаил. – Вы у нас, я смотрю, впервые?
- А вы помните всех покупателей в лицо? – удивилась я.
- Разумеется! Ведь решив однажды быть счастливым, человек обычно становится нашим Постоянным Покупателем Счастья, - объяснил Михаил.
- А что в ваших товарах такого.. особо счастливого? – с некоторым сомнением спросила я.
- Ах, я совсем вас заговорил! – спохватился Михаил. – Разрешите мне провести для вас небольшую экскурсию и показать, так сказать, товар лицом.
Он подхватил меня под локоть и повлек к прилавкам.
- Обратите внимание! Волшебные калейдоскопы! Придают яркость жизни! Постоянная смена впечатлений, феерия красок, множество разнообразных комбинаций!
- Но это же просто игрушка! – запротестовала я.
- А вы, разумеется, полагаете, что жизнь – серьезная штука? – спросил Михаил.
- Еще какая серьезная! – подтвердила я. – Если бы взрослым можно было играть, как детям…
- Так играйте! – предложил Михаил. – Кто же вам, взрослому человеку, может запретить?
- Ну, у меня обязанности…работа. И все такое, - уныло возразила я.
- А вы в это играйте! Для начала – положите в сумочку калейдоскоп. И когда скучно, грустно или совсем заработались – уделите ему минутку времени. И увидите, как жизнь заиграет яркими красками.
- Я подумаю, - дипломатично сказала я.
- Тогда продолжим! – предложил Михаил. – Я продемонстрирую вам в действии устройство для запуска мыльных пузырей. Посмотрите! Посмотрите! Какие они разные! И как они лопаются!
- Ну и что? – не поняла я.
- Да как же «ну и что»? – ликующе вскричал Михаил. – Все ваши проблемы лопаются как мыльные пузыри. Легко! Красиво! Радостно! Разве не счастье?
- Если бы в жизни они так легко лопались, - вздохнула я.
- Большинство наших проблем сильно раздуты. Прямо как эти пузыри. Научитесь относиться к проблеме, как к мыльному пузырю – посмотрите на нее, полюбуйтесь ее переливами, формой, размером – и позвольте ей лопнуть! Вот так! – и он выпустил еще серию радужных пузырей.
Нет, этот Михаил говорил странные вещи. Но почему-то мне хотелось ему верить! Было в нем что-то такое…убедительное.
- Ну хорошо, возможно, в этом что-то есть, - согласилась я. – Но поверить в то, что калейдоскоп и мыльные пузыри – и есть счастье, я не могу. Вы уж извините.
- Тогда пойдемте в отдел тканей! У нас замечательный отдел тканей, - ничуть не огорчился Продавец Счастья. – Вперед, навстречу счастью!
Я поспешила за ним к следующему прилавку. Там действительно наблюдалось немыслимое разнообразие тканей самых невероятных расцветок. Продавец отдела как раз обслуживал даму средних лет.
- У вас есть какой-нибудь веселенький ситчик? – спрашивала она.
- Разумеется, мадам! Вот, взгляните! - радостно сообщил продавец, раскидывая перед ней нежно-зеленый ситец, на котором были изображены смешные танцующие зайчики. Исключительно веселенький! Давайте вместе посмеемся!
И засмеялся первым, а за ним – дама. Они заливались веселым смехом, явно довольные друг другом и жизнью. Я тоже невольно заулыбалась.
- Я сошью себе веселенький фартучек и кухонные рукавички! И когда буду готовить обед, смешинки будут попадать в пищу. И вся моя семья будет веселиться! – решила дама.


Я невольно залюбовалась ее лицом – оно было словно бы подсвечено изнутри, а в глазах в уголках губ все еще плясали смешинки.
- Иногда достаточно окружить себя приятными вещами, чтобы жизнь стала такой же приятной, - пояснил Михаил.
- Вот так просто? – не поверила я. – Но это же такие мелочи?
- Ну, собственно, жизнь и состоит из мелочей, - доверительно сказал Михаил. – И счастье строится тоже из мелочей. Мы же говорим: «Мелочь, а приятно!». А представляете, что будет, когда приятных мелочей станет много?
- Ну да, представляю! – заулыбалась я. – Это будет счастье!
- Вы уже поняли суть нашего товара! – восхитился Продавец Счастья Михаил. – Но это еще не все! Идем те же, идемте! Я хочу показать вам нашу новинку! Большая Книга Счастья! Только что поступила!


В книжном отделе было много всего, но Михаил не дал мне хорошенько рассмотреть книги. Он сразу сунул мне в руки симпатичный томик в яркой обложке. Я раскрыла его наугад – и очень удивилась. Там ничего не было! То есть почти ничего: наверху страницы было написано: «Сегодня был самый счастливый день в моей жизни!!!», а внизу страницы – «А завтра будет еще лучше!». А сама страница была чистой – просто разлинована, как тетрадь для первоклассника. Я листала страницу за страницей – вся книга была такой.


- Ну как вам? – горделиво спросил Михаил.
- Но здесь же ничего не написано! – возмутилась я.
- Ну конечно! – подтвердил Михаил. – В этом и суть! Вы будете писать ее сами.
- Как сама? – опешила я. – Но я же не умею!
- Сегодня это так. Завтра все может измениться, - загадочно сказал Михаил. – Вы разрешите прочитать вам небольшую лекцию?
- Да, конечно, - я была совершенно заинтригована.
- Каждый наш день наполнен разными событиями, и одни нам нравятся, а другие – нет. Как ни странно, мы почему-то запоминаем именно «плохие» события, а хорошие нет, потому что они нам кажутся в порядке вещей. В результате наше счастье очень омрачено! Вы со мной согласны?
- Да, правда, - созналась я. – Иногда какая-нибудь мелочь может испортить целый день.
- Большая Книга Счастья предлагает пойти прямо противоположным путем! Записывать в нее только счастливые события. Не менее пяти за день! Больше – можно, меньше – нет.
- Да где же я наберу столько счастливых событий за день? – запротестовала я.
- А вот позвольте не согласиться, на самом деле это легко, вы просто еще не пробовали, - возразил Продавец Счастья. – Конечно, в первые дни придется перестраивать свое мышление на новую волну. Но вы быстро войдете во вкус, это ведь так приятно! Вы попробуйте, попробуйте прямо сейчас! Что сегодня у вас было счастливого?
- Я не знаю, - сникла я. – Какой-то тяжелый был день.
- Вы сегодня получали травмы?
- Нет, что вы, - испугалась я.
- Ну вот, уже счастье! Так и запишем, – обрадовался Михаил. – Вы сегодня что-нибудь теряли?
- Да, потеряла важный документ, но потом нашла среди бумаг, - подтвердила я.
- О, но это же счастье! Ведь правда? – продолжал обучение Михаил.
- Правда, - согласилась я. – Счастье, что он нашелся.
- Ну, теперь сами, у вас уже получается, - подбодрил меня Михаил.
- Ну…сегодня собачку смешную видела. Такая лохматая-лохматая, и в пальтишке! Как в цирке. И хозяйка у нее такая же! Тоже лохматая! Они похожи!
- Ну вот! Замечательно! У вас прекрасно получается! – похвалил Михаил.
- А еще я сегодня наконец-то доделала отчет. Устала – но закончила! – похвасталась я.
- Это – четыре, - сосчитал Михаил. – Остался пятый эпизод. Итак?
- Так, что же было потом? – соображала я. – Потом был дождь. И я шла домой, а там дорогу ремонтируют. И я пошла в обход… Да! Потом я зашла в ваш чудесный магазинчик! – воскликнула я. – Запишите!
- Охотно, - застрочил Продавец Счастья. – Польщен тем, что вы сочли возможным включить это в список счастливых событий. Итак, пять эпизодов записаны! Ваша Большая Книга Счастья уже пишется!
- И так каждый день? – спросила я. – А когда закончатся страницы?
- К тому времени ваш разум уже привыкнет фиксировать счастливые события автоматически, и не по пять событий за день, а гораздо больше, - пообещал Михаил. – И ваша жизнь будет просто-таки наполнена счастьем!
- Большое спасибо, - поблагодарила я. – Пожалуй, я возьму эту Книгу Счастья.
- Примите ее в дар от нашего магазина, - изящно наклонил голову Михаил. – Мы всегда дарим что-нибудь новому покупателю.
- Какое счастье! – обрадовалась я. – Спасибо вам!
- Ну, вот уже и шестой пункт в вашем сегодняшнем Счастье, - улыбнулся Михаил.
- Да, разумеется! И еще я приобрету устройство для лопанья проблем и калейдоскоп для увеличения яркости жизни! Это счастье семь и восемь! – выпалила я.
- Я очень рад! Вам упаковать в фирменный пакет?
- Да, пожалуйста, - попросила я, все еще улыбаясь.
Пакет был тоже очень симпатичный – оранжевый, в крупный белый горох. На нем было написано: «Мы обречены быть счастливыми!». Надпись мне понравилась.
Михаил провожал меня до выхода. На двери была большая красивая табличка: «Выход есть!». И табличка мне тоже понравилась.
- У нас такие таблички на всех дверях, - сообщил Михаил. – Чтобы не забывать, что выход есть всегда! Спасибо за покупки. Заходите к нам еще.
- Я обязательно зайду, - пообещала я. – Я хочу покопаться и в других товарах.
- О, мы всегда рады постоянным покупателям! – восхитился Михаил.
- К вам, наверное, ходит весь наш город? – поинтересовалась я.
- К сожалению, нет! – огорченно сказал Продавец Счастья. – Как ни странно, все говорят, что хотят быть счастливыми, но далеко не каждый стремится хоть что-то для этого сделать. Но мы работаем над этим! Совершенствуем ассортимент, упаковку, рекламу. Так что вы всегда найдете для себя что-то новое и интересное. До свидания! И счастья вам!
Мелодично звякнул колокольчик, и я вышла на улицу. Душа моя пела. Я шла домой, и люди задерживали на мне взгляды. Наверное, из-за моего оранжевого пакета. А может быть, потому, что я никак не могла расстаться с улыбкой. А может, я сейчас сияла, как та старушка, что встретилась мне у входа. И это тоже было счастье.
- Девять, - машинально отметила я. – Надо не забыть записать в мою Большую Книгу Счастья.
Записан
Наша жизнь это то, что мы о ней чувствуем.)))